Человек часто меняющий маски

Электронная версия книги: Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.ru || Icq# 75088656 || http://yanko.lib.ru.html || Номера страниц - вверху

update 16.04.08 АНОНС книги

 

 

 

История Древнего Рима


Под редакцией В.И.КУЗИЩИНА

ИЗДАНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ, ПЕРЕРАБОТАННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ

Рекомендовано Министерством образования

Российской Федерации в качестве учебника

для студентов вузов, обучающихся по направлению

и специальности «История»

МОСКВА

«ВЫСШАЯ ШКОЛА»

2002


УДК 937

ББК 63.3(0)32

И90

Рецензенты:

кафедра истории древнего мира и средних веков Нижегородского государственного университета (зав. кафедрой проф. Е.А. Молев); доктор исторических наук Ю.К. Колосовская

Авторы:

В.И. Кузищин, И.Л. Маяк, И.А. Гвоздева, Г.Г. Ершова

Династические таблицы составлены И.А. Гвоздевой. Иллюстрации подобраны В. И. Кузищиным и И.Л. Маяк, карты — А.А. Немировским.

И 90

История Древнего Рима: Учеб. для вузов по спец. «История»/ В.И. Кузищин, И.Л. Маяк, И.А. Гвоздева и др.; Под ред. В.И. Кузищина.— 4-е изд., перераб. и доп.— М.: Высш. шк., 2002.— 383 с: ил.

ISBN 5-06-003677-4

Книга является частью учебной трилогии о древнем мире. В учебнике излагается история Рима с VI в. до н. э. и до падения Римской империи в 476 г. Специальные главы посвящены культуре Рима и всего Средиземноморья, включая материал о римском праве.

Учебник иллюстрирован и снабжен картами.

Третье издание вышло в 1993 г.

Для студентов вузов, преподавателей школ и колледжей, всех интересующихся историей мировых цивилизаций.

УДК 937

ББК 63.3(0)32

ISBN 5-06-003677-4

© ФГУП «Издательство «Высшая школа», 2002

Оригинал-макет данного издания является собственностью издательства «Высшая школа», и его репродуцирование (воспроизведение) любым способом без согласия издательства запрещено.

 


Электронное оглавление. 3

Введение. 3

Глава I. ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО РИМА.. 3

1. Источники по истории царского и республиканского времени. 3

Памятники материальной культуры.. 3

Эпиграфические памятники. 3

Язык и письменность. 3

2. Источники по истории Империи. 3

Памятники материальной культуры. 3

Особую группу источников образуют нумизматические данные. 3

Надписи. 3

Письменные источники. Исторические сочинения. 3

Специальная литература, 3

Особая группа источников представлена произведениями художественной литературы. 3

Существенное значение для изучения Империи имеют юридические памятники. 3

Римская история включает в себя историю возникновения и развития христианства и христианской церкви. 3

Глава 2 ОБЗОР ИСТОРИОГРАФИИ О ДРЕВНЕМ РИМЕ (XIX—XX ВВ.) 3

1. Изучение истории Древнего Рима в первой половине XIX в. 3

2. Изучение римской истории во второй половине XIX — начале XX в. 3

3. Европейская историография о Древнем Риме (1917—1939). 3

4. Зарубежная историография в 50—80-е годы. 3

5. Новые тенденции в развитии современной науки. 3

6. Изучение истории Древнего Рима в СССР (до 1990 г.). 3

7. Отечественная историография 90-х годов. 3

Глава 3 ПРИРОДА И НАСЕЛЕНИЕ ДРЕВНЕЙ ИТАЛИИ.. 3

1. Природа Апеннинского полуострова в древности. 3

2. Население Апеннинского полуострова в древности. 3

Этруски. 3

3. Колонизация Италии и Сицилии греками в VIII—VI вв. 3

Глава 4 ДРЕВНЕЙШИЙ ПЕРИОД ИСТОРИИ ИТАЛИИ.. 3

1. Общество и культура древних этрусков. 3

Часть двери в гробницу с изображением охраняющего ее кентавра; вверху — этрусская надпись (город Тарквинии) 3

Этрусские воины в полном вооружении с телом убитого товарища. Ручка сосуда из Пренесте. Бронза. IV в. до н. э  3

2. Возникновение государства в Риме. 3

Бронзовое этрусское зеркало с изображением суда Париса. III в. до н. э. 3

Химера — чудовище с головами льва и козы, змеевидным хвостом и когтистыми копытами. IV в. до н. э. 3

Раздел I. Раннеклассовое общество в Италии. Завоевание Римом Апеннинского полуострова (VI—III вв. до н. э.) 3

Глава 5. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ИТАЛИИ В VI—III ВВ. ДО Н. Э. 3

1. Сельское хозяйство племен и народностей Италии в VI—III вв. до н. э. 3

2. Ремесло и торговля. Возникновение денежного обращения. 3

Этрусская ваза «буккеро» с рельефными изображениями. VI в. до н. э. 3

Этрусская ваза «буккеро» с фигуркой петуха и рельефными изображениями фантастических животных. VI в. до н. э. 3

Патриции. 3

Клиенты. 3

Плебеи. 3

Рабы. 3

4. Борьба плебеев с патрициями. 3

5. Государственное устройство Римской республики V—III вв. до н. э. 3

Высшим государственным органом считалось народное собрание. 3

Сенат. 3

Магистратуры. 3

6. Ранняя римская культура. 3

Глава 6. ЗАВОЕВАНИЕ РИМОМ ИТАЛИИ И ОБРАЗОВАНИЕ РИМСКО-ИТАЛИЙСКОГО СОЮЗА (VI—III ВВ. ДО Н. Э.) 3

1. Международное положение и войны Рима в V в. до н. э. 3

2. Война с галлами. 3

3. Войны с самнитами. 3

Голова воина из Тудера (совр. Тоди). Умбрия. Бронза. IV в. до н. э. 3

4. Покорение римлянами Южной Италии. 3

5. Структура Римско-италийского союза. 3

К союзным общинам с ограниченным самоуправлением. 3

Раздел II. Классическое рабство в Италии. Создание Римской средиземноморской державы (III—I вв. до н. э.) 3

Глава 7. БОРЬБА РИМА С КАРФАГЕНОМ ЗА ГОСПОДСТВО В ЗАПАДНОМ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ  3

1. 1-я Пуническая война (264—241 гг. до н.э.). 3

2. Социально-политическая борьба в римском обществе в период между 1-й и 2-й Пуническими войнами. 3

3. Войны с кельтами (галлами)1. 3

4. 2-я Пуническая, или Ганнибалова, война (218—201 гг. до н.э.). 3

План римского военного лагеря, защищенного валом и рвом. Ряды улиц с палатками воинов. Внизу — площадь для сходок с палаткой полководца (преторий) в центре. 3

5. Экономические и социально-политические последствия Пунических войн. 3

Глава 8. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ РИМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ С ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИМИ ГОСУДАРСТВАМИ И НАРОДАМИ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЯ ВО II В. ДО Н. Э. 3

1.   Война с иллирийскими племенами. 3

2. Вторая Македонская война. 3

3.   Война с кельтиберами. 3

4.  Война Римской республики с державой Селевкидов. 3

Селевкидский царь Антиох III Великий. 3

5. Политическая борьба в Риме в 80-х годах II в. до и. э. 3

П. Корнелий Сципион Африканский Старший (предположительно) 3

6. Третья Македонская война. 3

7. Восстание Андриска и война Рима с Ахейским союзом. 3

Развалины Коринфа, разрушенного римлянами в 146 г. до н. э. 3

8. 3-я Пуническая война. 3

Глава 9. ЭКОНОМИКА И СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА РИМСКО-ИТАЛИЙСКОГО ОБЩЕСТВА ВО II — I ВВ. ДО Н.Э. 3

1. Классическое рабство и его особенности. 3

Продажа раба. Рельеф середины I в. до н. э. 3

2. Экономика Рима II—I вв. до н. э. 3

Сельское хозяйство. 3

Механические приспособления для откачки воды из шахт. I в. до н. э.— II в. н. э. Реконструкция. 3

Ремесла. 3

Торговля. 3

3. Классовые и социальные отношения. 3

Классовая и социальная структура римского общества. II — I в. до н э. 3

Глава 10. КЛАССОВАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ БОРЬБА В РИМСКО-ИТАЛИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ В 130—120 ГГ. ДО Н.Э. 3

1. Восстания рабов в Италии и на острове Сицилия в 30-х годах II в. до н. э. 3

2. Нумантинская война в Испании. 3

3. Борьба за проведение аграрной реформы в Риме. Политическая деятельность Тиберия Гракха. 3

4. Восстание народных масс в Пергаме и образование провинции Азия. 3

S. Социально-политическая борьба в римско-италийском обществе в 20-х годах II в. до и. э. 3

6. Политическая деятельность Гая Грак-ха. 3

Схематическое изображение римской дороги. Разрез. 3

Глава 11. СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В РИМСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ НА РУБЕЖЕ II-I ВВ. ДО Н. Э. 3

1. Аграрное законодательство конца II в. до н. э. 3

2. Внешнеполитическое положение Рима в конце II в. до и. э. 3

Гай Марий, римский полководец. 3

3. Военная реформа Гая Мария. 3

4. Второе восстание рабов на острове Сицилия в конце II в. до н. э. 3

5. Борьба популяров и оптиматов на рубеже II—I вв. до н. э. 3

6. Союзническая война в Италии. 3

РИМСКАЯ СРЕДИЗЕМНОМОРСКАЯ ДЕРЖАВА в III в. до н.э. 3

РИМСКАЯ СРЕДИЗЕМНОМОРСКАЯ ДЕРЖАВА во II в. н.э. 3

ИТАЛИЯ В ЭПОХУ РЕСПУБЛИКИ.. 3

Раздел III. Обострение социальных противоречий в римском обществе. Паление Римской республики  3

Глава 12. ГРАЖДАНСКИЕ ВОЙНЫ 80-Х ГОДОВ I В. ДО Н. Э. ДИКТАТУРА КОРНЕЛИЯ СУЛЛЫ   3

1. Гражданская война в Риме в начале 80-х годов I в. до н. э. 3

Митридат VI Евпатор, царь Понта. 3

2. Война Рима с Понтийским царством (1-я война Рима с Митридатом, 89 — 85 гг. до н.э.). 3

Корнелий Сулла (предположительно) 3

3. Диктатура Корнелия Суллы. 3

Глава 13. КРИЗИС РЕСПУБЛИКАНСКОГО СТРОЯ В РИМЕ В 70—50-Х ГОДАХ I В. ДО Н. Э. 3

1. Римское общество и государство в 70— 50-х годах. 3

2. Социальная борьба в Риме и крушение сулланских порядков. 3

3. Война в Испании. Серторий (78—72 гг. до н. э.). 3

4. Спартаковская война (74—71 гг. до н. э.). 3

5. Законы 70 г. до н. э. и восстановление досулланской конституции. 3

6. Политическая борьба в Риме в начале 60-х годов I в. до н. э. и завоевания на Востоке. 3

Гней Помпей. 3

7. 3-я война Рима с Митридатом. Организация системы римских провинций на Востоке в 60-х годах I в. до н. э. 3

8. Социально-политическая борьба в Риме и в Италии во второй половине 60-х годов до н. э. Заговор Катилины. 3

Марк Туллий Цицерон. 3

9. Коалиция Помпея, Цезаря и Красса (первый триумвират). 3

Кельтский ритуальный сосуд с рельефными изображениями божеств и животных. 3

11. Поход Красса против парфян. 3

12. Великое галльское восстание и окончательное покорение Галлии (54—51 гг. до н. э.). 3

13. Политическая обстановка в Риме в 50-х годах. 3

Глава 14. ГРАЖДАНСКИЕ ВОЙНЫ 40—30-Х ГОДОВ I В. ДО Н. Э. ПАДЕНИЕ РЕСПУБЛИКАНСКОГО СТРОЯ.. 3

1. Первый период гражданской войны. 49—47-й годы до н. э. 3

Юлий Цезарь. 3

2. Завершение войны. Реформы Цезаря. 3

3. 2-й триумвират. Диктатура легионов. 3

Клеопатра VII 3

Глава 15. РИМСКАЯ КУЛЬТУРА III—I ВВ. ДО Н. Э. 3

1. Особенности полисной общинной идеологии. 3

2. Римская религия III—I вв. до н.э. 3

Гладиаторы: 3

3. Римская драма и поэзия. 3

4. Римская прозаическая литература. 3

5. Римское право. 3

6. Римская архитектура IV—I вв. до н. э. 3

План и реконструкция богатого римского дома с перистилем (11) и атрием (5). II — I вв. до н. э. 3

Развалины многоэтажного дома в Риме. 1 в. н. э. 3

7. Скульптура. 3

Римлянин с изображениями предков. Мрамор. I в. до н. э. 3

8. Наука. 3

РИМСКАЯ СРЕДИЗЕМНОМОРСКАЯ ДЕРЖАВА в первой половине-середине I в. до н.э. 3

Раздел IV. Ранняя Римская империя (30г. по н.э. — 192г. н.э.) 3

Глава 16. ПРИНЦИПАТ АВГУСТА. ОРГАНИЗАЦИЯ ИМПЕРИИ.. 3

1. Формирование монархических структур. 3

Император Август. 3

2. Социальная политика Августа. 3

План форума (современное состояние): 3

Римские военные метательные машины (I — II вв.): 3

3. Внешняя политика Августа. 3

Строительство моста через Рейн. I — II вв. н. э. Реконструкция. 3

Глава 17 УКРЕПЛЕНИЕ СИСТЕМЫ ПРИНЦИПАТА В I В. Н. Э. 3

1. Династия Юлиев—Клавдиев (14— 68 гг.). 3

Тиберий (14—37 гг.). 3

Аллегорическое изображение побежденной Галлии. I в. н. э. 3

Гай Юлий Цезарь Калигула (таково было его полное имя) правил неполных 4 года (37—41 гг.). 3

Римский акведук. I в. н. э.: 1 — общий вид; 2 — разрез; — канал для воды.. 3

Боспорская царица Динамия, внучка Митридата. Вторая половина I в. до н. э. 3

Луций Анней Сенека. 3

План Помпей: 3

3. Правление династии Флавиев. 3

Веспасиан Флавий (69—79 гг.). 3

Общественный туалет (Помпеи). I в. н. э. 3

ДИНАСТИЯ ФЛАВИЕВ (69-96 гг. н.э.) 3

Глава 18. РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ ВО II В. «ЗОЛОТОЙ ВЕК». 3

Марк Кощей Нерва. 3

Император Траян. 3

Правление Траяна (98—117 гг.). 3

Мост через Дунай, построенный Аполлодором из Дамаска (время Траяна). Реконструкция. 3

Лак. защищающий свою хижину. Рельеф с форума Траяна в городе Риме. Первая половина II в. н. э. 3

ДИНАСТИЯ АНТОНИНОВ (97-192 гг. н.э.) 3

Правление Адриана (117—138 гг.). 3

Римский лимес — система пограничных укреплений II—III вв. н. э. Реконструкция. 3

Государственный апппрат Римской империи в начале III в. н. э. (Схема составлена А. Л. Смышляевым) 3

План римского города Августы Тревиров (совр. Трир). 3

Антонин Лий (138—161 гг.) 3

Глава 19. ЭКОНОМИКА И СОЦИАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В РИМСКОЙ ИМПЕРИИ В I — II ВВ. 3

1. Политико-административная структура Империи в I—II вв. 3

Рим, в эпоху Республики один из многих городов. 3

Схематический план Рима: 3

Италия со столицей Империи городом Римом находилась в привилегированном положении. 3

К западным провинциям. 3

Дунайско-балканские провинции — Реция, Норик, Паннония, Далмация, Верхняя и Нижняя Мезия, Дакия, Фракия, Македония и Эпир, Ахайя — составляли другой важнейший регион Империи. 3

Северные ворота римского Кёльна (Colonia Claudia Ага Agrippiensium). Реконструкция. 3

Провинции Северной Африки, 3

2. Сельское хозяйство и аграрные отношения. 3

Колоннада базилики Септимия Севера в городе Лептис Магна (Триполитания). III в. н. э. 3

БРАК.. 3

Жатка с большим захватом. Рельеф из Галлии. III в. н. э. 3

Глубокий плантаж для посадки виноградных лоз. Реконструкция. I в. н. э. Италия. 3

Римская грома — специальный землемерный инструмент. Реконструкция. I в. н. э. 3

Водяная мельница. I в. н. э. Реконструкция по трактату Витрувия. 3

3. Ремесло. 3

Римская вилла, в которой найдена знаменитая мозаика, изображающая Диониса. II—III вв. н. э. Реконструкция. Кёльн  3

4. Торговля и денежное обращение. 3

Римская вилла с мозаикой бога Диониса (штриховка показывает мозаичные полы). II—III вв. н. э. Кёльн. 3

Механизм для подачи воды на более высокий уровень. Реконструкция. I в. н. э. Италия. 3

5. Социальный строй Римской империи. 3

Рабы. 3

Подъемный кран. Рельеф. II в. н. э. Сложная система канатов приводится в движение вращением огромного колеса  3

Импортные североафриканские сосуды в форме головы. II—III вв. 3

Прилавок винной лавки в Помпеях. I в. н. э. 3

Свободные земледельцы и колоны, ремесленники и отпущенники. 3

Городские ремесленники, торговцы. 3

Римская армия в I—II вв. 3

Господствующий класс. 3

Глиняная модель речного судна, нагруженного огромными бочками для вина. III в. н. э. Германия. 3

Римский торговый корабль. Рельеф из Остии. III в. н. э. 3

6. Социальные противоречия. 3

Глава 20. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И СТАНОВЛЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА (I — II ВВ.) 3

1. Общественные настроения и религиозные искания в римском обществе. 3

Статуэтка сидящей на троне Афины Минервы (видимо, привозная). Вторая половина II в. н. э. Хранится в Кёльне  3

Рождение Митры из скалы. Рельеф. II в. н. э. 3

2. Основные источники по истории христианства I—II вв. 3

Кувшин с двумя ручками. III в. н. э. Кёльн. Изображен бог Митра — Солнце в лучистой короне перед пламенем алтаря. За Митрой двойной крест — символ света и солнца. 3

Бог Митра, убивающий быка. III в. н. э. 3

4. Основные положения христианского вероучения и культа. 3

Раннехристианская надгробная надпись с изображением символических фигур. III в. н. э. 3

Одно из самых ранних изображений Богоматери с младенцем Иисусом. Фреска. IV в. н. э. 3

5. Социальный состав раннехристианских общин. 3

Глава 21. КУЛЬТУРА СРЕДИЗЕМНОМОРСКОЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ В I — II ВВ. 3

1. Общие условия развития римской средиземноморской культуры. 3

План Тимгада (Северная Африка): 3

Центральная улица в городе Тимгаде (Северная Африка). III в. н. э. 3

Римский амфитеатр и театр в городе Арле (Франция). Современное состояние. 3

2. Система культурных ценностей. 3

3. Система античного воспитания и образования (пайдейя), культура. 3

4. Античная (греко-римская) литература. 3

Надгробие, изображающее Энея, несущего на плечах своего отца Анхиза и ведущего своего сына Юла-Аскания. II в. н. э. Германия  3

5. Римское классическое право (I— II вв.). 3

6. Градостроительство и архитектура. 3

Римский театр I—II вв. Реконструкция. 3

Термы Каракаллы.. 3

Строительство укрепления римскими легионерами. Рельеф с колонны Траяна. Первая половина II в. н. э. 3

7. Скульптура и изобразительные искусства. 3

Женская статуя. II в. н. э. Малая Азия. 3

Типы римских надгробий. I—II вв. Кёльн. 3

Скульптурный портрет, возможно, императора Клавдия. Середина 1 в. н. э. Кёльн. 3

8. Наука. 3

Бронзовая счетная доска. I в. н. э. 3

РИМСКАЯ СРЕДИЗЕМНОМОРСКАЯ ДЕРЖАВА в конце I в. до н.э.-1 в. н.э. 3

РАСПОЛОЖЕНИЕ ЛЕГИОНОВ во II в. н.э. 3

Раздел V. Общий кризис и угроза распада Римской империи (III в. н. э.) 3

Глава 22. РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ ПРИ СЕВЕРАХ.. 3

1. Гражданская война и приход к власти Септимия Севера. 3

Император Септимий Север. 3

ДИНАСТИЯ СЕВЕРОВ (193-235 гг. н. э.) 3

2. Преемники Септимия Севера. 3

Глава 23. ОБЩИЙ КРИЗИС И УГРОЗА РАСПАДА РИМСКОЙ ИМПЕРИИ (235—284 ГГ.) 3

1. Ослабление императорской власти. Правление «солдатских» императоров. 3

Император Филипп Аравитянин. 3

Император Галлиен. 3

Стеклянные изделия кёльнской мастерской. III в. н. э. Вывозились в другие области Империи. 3

3. Восстановление единства Римской империи. Преодоление общего кризиса III в. 3

Мужской портрет из Пальмиры. III в. н. э. 3

Раздел VI. Разложение институтов античного общества и государства. Эпоха поздней Империи (доминат) 3

Глава 24. РЕФОРМЫ ДИОКЛЕТИАНА И КОНСТАНТИНА ПО УКРЕПЛЕНИЮ ИМПЕРИИ. УСТАНОВЛЕНИЕ СИСТЕМЫ ДОМИНАТА.. 3

1. Реформы Диоклетиана. Установление домината. 3

Денежная и налоговая реформа. 3

Военная и административная реформы. 3

Эдикт о твердых ценах и заработной плате. 3

2. Религиозная политика Диоклетиана. Борьба с христианской церковью. 3

3. Междоусобная борьба за власть между преемниками Диоклетиана. Победа Константина (306—337 гг.). 3

4. Система домината при Константине. 3

ИМПЕРАТОРЫ ПЕРИОДА ДОМИНАТА (Первая половина IV в. н.э.) 3

Император Константин. 3

6. Перенесение столицы Империи в Константинополь. Окончательное оформление домината. 3

Глава 25. РИМСКОЕ ОБЩЕСТВО И ГОСУДАРСТВО В СЕРЕДИНЕ И ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ IV В. 3

Рог для вина из бесцветного стекла, орнаментирован бесцветными и синими каплями (так называемая техника капельного стекла). III— IV вв. Кёльн. 3

Изделие в ажурной технике из стеклоделательных мастерских Трира. III— IV вв. 3

Кубок из стекла. III—IV вв. Трир. 3

Календарь для определения месяца, недели и дней. Вверху — боги-покровители дней недели: Сатурн, Солнце, Луна, Марс, Меркурий, Юпитер и Венера. Середина IV в. н. э. 3

Император Юлиан Отступник. 3

Стеклянная чаша с покрытием из золотой фольги и с изображениями библейских сюжетов (время императора Константина). Кёльн  3

Глава 26 ПАДЕНИЕ ЗАПАДНОЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ.. 3

1. Общее положение в Западной Римской империи в V в. 3

Рельеф, изображающий библейские сцены. V в. н. э. Испания. 3

2. Распад и гибель Западноримской империи. 3

Памятник вестготской архитектуры. V в. н. э. 3

РИМСКАЯ СРЕДИЗЕМНОМОРСКАЯ ДЕРЖАВА во II-IV вв. н.э. 3

РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ ПРИ КОНСТАНТИНЕ ( 306 - 337 гг. н. э. ) 3

РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ в IV-V вв. н.э. и ВТОРЖЕНИЯ ПЛЕМЕН.. 3

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.. 3

ПРИЛОЖЕНИЕ.. 3

ПЕРИОДИЗАЦИЯ ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО РИМА.. 3

ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА.. 3

Эпоха Римской республики (509—30 гг. до н. э.) 3

Эпоха Римской империи (30 г. до н. э. — 476 г. н. э.) 3

СПИСОК РИМСКИХ ПРОВИНЦИЙ. 3

БИБЛИОГРАФИЯ.. 3

Источники. 3

Эпиграфика. 3

Хрестоматии. 3

Важнейшие периодические издания. 3

Общие труды по истории Древнего Рима. 3

Политическая история. 3

Провинции. 3

Религия, культура, римское право. 3

ДРЕВНИЙ МИР НОВОГО СВЕТА.. 3

Источники. 3

ОЛЬМЕКИ.. 3

МАЙЯ.. 3

Географическое положение и природные условия. 3

Население. 3

Хозяйственная деятельность. 3

Научные знания и письмо. 3

Книги майя. 3

Архитектура. 3

Живопись. 3

Драматическое искусство. 3

Периодизация цивилизации майя. 3

МОНТЕ-АЛЬБАН (сапотеки и миштеки) 3

Географическое положение и природные условия. 3

Поселения и культурные центры.. 3

Хозяйственная деятельность. 3

Наука и религия. 3

Строительство и архитектура. 3

Искусства и ремесла. 3

ЦИВИЛИЗАЦИИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ МЕКСИКИ В КЛАССИЧЕСКИЙ И ПОСТКЛАССИЧЕСКИЙ ПЕРИОД (начало н. э.— 1521 г.) 3

Географическое положение. 3

ТЕОТИУАКАН.. 3

ЦИВИЛИЗАЦИЯ А СТЕКОВ (первая половина XIII в.) 3

Политическая история. 3

Эпиклассический (750—900) и ранний постклассический (900—1250) периоды. 3

Поздний постклассический период (1250— 1521), «Мифологический» период астекской истории. 3

История астеков до образования Тройственного Союза. 3

Образование Тройственного Союза. Реформы Ицкоатля и Тлакаэлеля. 3

Реформы Мотекусомы I Старшего. 3

Апогей экспансии астеков при Ауитсотле. 3

Кризис при Мотекусоме II Шокойотсине. 3

Социальная структура общества. 3

Хозяйственная деятельность. 3

Строительство и архитектура. 3

Литература. 3

Научные знания и религиозные представления. 3

ИНКИ.. 3

Географическое положение. 3

История инков делится на два периода: легендарный (XII в.—1438 г.) и империи (1438— 1533). 3

Государственное устройство. Социальная система. 3

Хозяйственная деятельность. 3

Архитектура и искусство. 3

Образование в Тауантинсуйу зависело от социального статуса. 3

Религия. 3

Библиография. 3

Источники. 3

Общие работы.. 3

Социально-политическое устройство. 3

Язык, письменность. 3

Религия и культура. 3

ОГЛАВЛЕНИЕ.. 3

 


 

Современный город Рим является столицей Итальянской республики, одним из крупнейших городов Западной Европы. Однако в древности в слово «Рим» вкладывалось другое содержание. В древности Рим — это не только название одного города: это одновременно цивилизованное общество и государство, возникшее в VI в. до н. э. на территории Апеннинского полуострова, а позднее включившее в свои границы все Средиземноморье. Таким образом, термин «Древний Рим» условен.

Условность термина «Древний Рим» особенно наглядно проявляется в том, что как таковая история первых цивилизаций начинается не в городе Риме, а во внеримских и даже внеиталийских центрах — в греческих колониях на территории Сицилии и Южной Италии и в этрусских городах. Период VIII —VI вв. до н.э.— это, собственно, неримский период «древнеримской истории». Как социально расчлененное общество с первичной государственностью, римская община начинает свое историческое существование с начала VI в. до н. э.

С течением времени понятие «Древний Рим» изменилось. В VI—IV вв. до н. э. в Древний Рим входила центральная часть

Апеннинского полуострова, а римское общество и государство представляло собой одну из разновидностей полисных структур, во многом аналогичных греческим крупным полисам типа Афин или Спарты.

В III в. до н. э. Древний Рим стал насильственным объединением городов и племенных территорий всей Италии и сильнейшим государством Западного Средиземноморья. В это же время Рим уже опасный соперник для всех крупнейших эллинистических государств, таких, как птолемеевский Египет, царство Селевкидов или Македонская монархия. В конце III в. до н. э. Риму удалось уничтожить Карфагенскую державу и стать господствующей силой в Западном Средиземноморье.

В I—II вв. Древний Рим — это мировая империя, раскинувшаяся по всем берегам Средиземноморья, включающая обширные области Западной и Юго-Восточной Европы, Передней Азии и Северной Африки.

История Древнего Рима изучает становление, функционирование и упадок того своеобразного общества, государственности и культуры, которое сложилось на территории сначала Апеннинского полуост-

4

рова, а со II в. до н. э. и стран всего Средиземноморья.

Зародившись в VIII в. до н. э. в этрусских городах и греческих колониях Южной Италии и Сицилии, а в VI в. до н.э. на территории Лация, древнеримская цивилизация прошла более чем тысячелетний исторический путь, завершившись в V в. н. э. На этом длительном историческом пути древнеримское общество прошло ряд этапов, отличающихся друг от друга многими параметрами.

Начальный этап охватывает VIII—III вв. до н. э. Вышедшее из недр первобытного общества раннеримское общество представляло собой сложный конгломерат пережитков родовых и общинных порядков, раннеклассовых структур, патриархального рабства. С течением времени рабовладельческие отношения укрепляются и начинают играть важную роль в общей системе социальных связей.

Во II—I вв. до н. э. рабовладение в Риме и Италии приобретает классический характер: увеличивается общая численность рабов, рабство глубоко проникает в производство как в городах, так и в сельской местности. Сословие рабов превращается в один из основных классов римского общества. Однако общинно-крестьянский сектор сохранял сильные позиции в римско-италийском обществе.

Классовые и социальные противоречия между основными классами, сословиями и прослойками римского рабовладельческого общества достигают особой силы и остроты. Вспыхивают крупнейшие в древности восстания рабов на острове Сицилия, восстание Спартака в Италии, возникает мощное движение разорившихся крестьян за землю и демократизацию государственного устройства, среди различных фракций господствующего класса обостряется борьба за власть. Все эти противоречия выливаются в кровопролитные гражданские войны. Государственное устройство республиканского типа уже не могло обеспечить устойчивый политический и социальный порядок в римском обществе. Начинается кризис Римской республики, который завершился ее падением и созданием монархии в форме Римской империи.

В I—II вв. н. э. в эпоху ранней Римской империи наблюдается общая экономическая и социальная стабилизация римского

общества, создаются благоприятные условия для хозяйственного процветания, общественной жизни, развития культуры и цивилизованного образа жизни не только в центре державы — в Италии, но и во всех римских провинциях. Это происходит в процессе романизации провинций, т. е. распространения классического рабства римского типа и связанных с ним интенсивных форм хозяйства, более динамичных социальных структур, высокой римско-греческой античной культуры.

II в. н. э. — эпоха наивысшего расцвета античной цивилизации, экономики, социальных отношений и культуры, античной исторической формации в целом. Видимо, ни в каких других районах древнего мира рабовладение не достигло такой законченности и определенности, как в данный период истории Древнего Рима.

Наряду с рабовладельческими структурами, определявшими общий характер римского общества и государственности, в римском Средиземноморье существовали и другие социально-экономические уклады. Среди них отметим обширный общинно-крестьянский сектор, раннеклассовые структуры на племенных территориях, входящих в состав многих римских провинций.

В III в. разразился тяжелый кризис всех экономических, социальных и политических структур римского общества. Эпоха экономической и социальной стабилизации, расцвета культуры закончилась. Причиной общего кризиса Римской империи явилось то, что классическое рабовладение и античные формы собственности полностью исчерпали свои потенциальные возможности.

В недрах римского общества зарождаются отношения протофеодального типа, которые представляют собой трансформацию, с одной стороны, классического рабовладения, с другой — раннеклассовых структур и общинно-крестьянских социально-экономических укладов. Эта сложная трансформация прежних социально-экономических структур в новые типы производственных отношений стала содержанием заключительного этапа древнеримской истории — эпохи поздней Римской империи IV—V вв.

Во всемирно-историческом развитии роль истории Древнего Рима очень велика. Именно в Древнем Риме античная форма-

5

ция достигла наибольшей законченности и глубины, выявила с наибольшей полнотой все свои характерные признаки, раскрыла все свои потенции.

В рамках древнеримской истории была создана одна из самых великих многонациональных держав в мировой истории. Вобрав в себя все народности, племена и этносы Средиземноморья и Западной Бвропы, феноменальное государственное образование оставалось достаточно прочным в течение нескольких столетий, достигло устойчивого баланса сильной центральной власти, авторитетного среднего провинциального звена и широкого местного самоуправления. В истории политических образований всего мира история римской государственности занимает одно из выдающихся мест.

В громадной Средиземноморской державе с большим числом племен и народностей, стоявших на разных ступенях исторического развития, была создана высокая античная культура, которая не только стала прообразом, но и легла в основу общеевропейской   цивилизации.   Греко-римская

культура на определенном этапе своего существования вобрала в себя достижения всех народов Средиземноморья, синтезировала их и дала мощный импульс к дальнейшему развитию европейской и мировой культуры.

Древний Рим оставил богатое культурное наследие, которое стало частью жизни и культуры современного человечества. Величественные остатки римских городов, зданий, театров, амфитеатров, цирков, дорог, акведуков и мостов, терм и базилик, триумфальных арок и колонн, храмов и портиков, портовых сооружений и военных лагерей, многоэтажных домов и роскошных вилл поражают современного человека не только своим великолепием, хорошей техникой, качеством постройки, рациональной архитектурой, но и эстетической ценностью. Во всем этом — реальная связь римской древности с современной действительностью, зримое доказательство того, что римская цивилизация легла в основу европейской культуры, а через нее и всей современной цивилизации в целом.

Глава I. ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО РИМА

Источники по истории Рима разнообразны: это памятники материальной культуры, письменные материалы и языковые данные. При использовании материальных остатков римской древности прежде всего определяют их назначение и датировку. Памятники письменности сохранились в виде рукописей на папирусе, пергаменте, коже, начертанных или переписанных в античную либо средневековую эпоху, а также в виде надписей на камне, керамике, металле. Сначала их надо прочесть, чем занимаются специалисты — текстологи, палеографы, папирологи, эпиграфисты, нумизматы. По содержанию все письменные источники делятся на нарративные, или повествовательные (сочинения историков, географов, философов и других ученых, произведения художественной литературы), и документальные (государственные акты, решения жреческих или ремесленных коллегий и частные документы — завещания, долговые расписки и т.д.). Все исторические памятники, как письменные, так и материальные,

можно классифицировать и по тематике — освещающие экономику, социальную жизнь, религию и т.п.

Задачей источниковедения является установление степени достоверности и полноты сведений, содержащихся в источниках. Для этого необходимо критически отнестись к источникам, выявить присущую им тенденцию, сравнить показания разнородных источников, комплексно их использовать. Формы и приемы работы с источниками постоянно совершенствуются, применяются количественные методы, химический анализ материальных памятников, аэрофотосъемка, фотозондаж, стратиграфические и подводные археологические исследования.

1. Источники по истории царского и республиканского времени.

Памятники материальной культуры

Памятники материальной культуры имеют первостепенное значение для изучения древнейшей эпохи. Благодаря находкам кремневых орудий труда, как шелльского типа, так и более поздних топоров и молотов, кремневых на-

6

конечников стрел, грубой посуды, наскальных изображений, скелетов от питекантропа до кроманьонского человека, археологи доказали, что Италия была заселена в эпоху палеолита и неолита. Многочисленные погребения с заупокойными приношениями, разный вид захоронений (кремация и ингумация), следы свайных поселений и хижин выявили культуры бронзового и раннего железного веков у разных племен и народностей. В Южной и Средней Италии, а также на островах сохранились следы селений греков микенского времени и периода великой греческой колонизации. К рубежу VIII—VII вв. относятся остатки карфагенских святилищ и поселений на о. Сардиния. Большой материал, характеризующий этрусскую культуру, сохранился в Северной и Средней Италии, преимущественно в некрополях. Погребальные камеры дают представление о планировке и устройстве жилищ, оружии, утвари, ювелирных украшениях. Стены гробниц покрыты изображениями божеств, зачастую сопровождающимися надписями, сценами пиров, охоты, спортивных состязаний. Тарквинии знамениты погребальными склепами с красочной росписью. Близ современного Марцаботто в Северной Италии открыт план города V в. до н. э. Он представлял собой правильный прямоугольник с параллельными, пересекающимися мощеными улицами. Они образовывали регулярные кварталы. Благодаря аэрофотосъемке был обнаружен упоминавшийся античными авторами порт Спина на Адриатике, отделенный ныне на десятки километров от моря наносами реки По. Расцвет города приходился на VI—IV вв. до н.э., культура его носила греко-этрусский характер. Через Спину везли аттическую керамику, огромное количество которой указывает на интенсивность импорта и дает возможность датировать этот процесс VI— IV вв. Близ современной Аквы Россы были впервые обнаружены остатки этрусских жилых домов, указывающих на приверженность этрусков к комфорту. Невдалеке от Рима, в этрусском порту Пирги, были открыты остатки святилищ V в. до н. э. В тайнике одного из сооружений — храма найдены золотые пластины с этрусскими и финикийскими текстами идентичного содержания. Они посвящены богине, названной этрусским именем Уни и карфагенским — Астарта. Этот комплекс свидетель-

ствует о тесных связях Тосканы, Рима и Карфагена в конце VI— начале V в. до н. э.

70-е и 80-е годы XX в. принесли много новых данных о жизни древнего Лация. Археологи открыли некрополи, свидетельствующие о процветании Политория, Фиканы и других городов, внезапно пришедших в упадок в середине VII в. до н. э., что подтвердило рассказы античных авторов о покорении этих городов римским царем Анком Марцием.

Археологические памятники самого Рима имеют особое значение. По фрагментам керамики можно судить о поселениях, относящихся к апеннинской культуре бронзового века, и контактах с микенскими греками. На Палатине, Эсквилине и других холмах, а также на форуме обнаружены многочисленные могилы, в том числе сакральный комплекс, именуемый могилой Ромула, а на Палатине — следы хижин начала I тысячелетия до н. э. и стены Ромулова померия VIII в. до н. э. От VII в. до н. э. сохранились первое мощение форума и система водостоков; от VI в.— фундаменты храмов, в том числе на Капитолии, терракотовые фрагменты их украшений, бронзовая скульптура волчицы — кормилицы близнецов, а также нижний слой оборонительной городской стены, построенной Сервием Туллием (верхний принадлежит IV в. до н. э.). Все это — свидетельства этрусского господства. Одним из древнейших строений форума был круглый храм Весты, много раз горевший и восстанавливавшийся в прежнем виде. По соседству с ним помещался дом жриц-весталок, некогда двухэтажный, от которого остался лишь парадный зал, украшенный статуями его обитательниц. Сохранились мощный остов архивохранилища на кромке Капитолия, а под ним — руины храма Согласия. В северо-восточном секторе форума расчищено место проведения народных собраний — комиций с трибуной для ораторов, видны аркады Аппиева водопровода — памятники республиканского времени. Последним комплексом, материально воплощающим конец этой эпохи, явился форум Цезаря. От него дошла до нас изящная колоннада храма Венеры.

В разных частях Италии обнаружен богатейший материал, характеризующий строительную технику, архитектуру и искусство, быт, экономику и военную политику

7

республиканской эпохи. Это — города и поселки с памятниками дорийского и римского времени, с прилегающими к ним земельными участками, выявленными порой благодаря аэрофотосъемке, дороги (Аппиева, Фламиниева и др.), которые служат людям и теперь, милевые и межевые камни, мосты и акведуки (водопроводы). Важны и находки денег, весовых и в виде монет, как показатели экономического развития. Изображения и надписи на монетах содержат указания на политические программы. Раскопки римского порта Остии вскрыли руины большого многоэтажного города, существовавшего с IV в. до н. э. Находки примитивной керамики начала I тыс. до н.э. показали, что и до возникновения прославленного порта здесь было поселение близ солеварен.

Эпиграфические памятники.

Эпиграфические памятники. Памятники материальной культуры иногда сопровождаются надписями. Но для царской и республиканской эпох их сравнительно немного. Самыми ранними в Италии являются греческие надписи с островка Искья. Связный стихотворный текст на сосуде датируется VIII в. до н. э. Начиная с VII в. до н. э. в Тоскане, Паданской Этрурии, в Нации и Кампании появляются этрусские надписи. В области Сабина были обнаружены фрагменты сабинских надписей на вазах VII в. до н. э. Известен ранний умбрский текст, начертанный на таблицах из города Игувия. Это — ритуальные установления жреческой коллегии. На территории Рима наиболее древняя надпись представлена на керамическом осколке VII в. до н. э. этрусскими или греческими буквами. Сохранилась только часть слова или имени. Самой древней латинской надписью является так называемая надпись Черного камня с римского форума. Она высечена на конусообразном камне, засыпанном землей, на которую положена черная плита. Текст плохо сохранился. Слова в нем — латинские, а буквы — греческие. Датируется надпись VII—VI вв. до н. э. Место ее обнаружения называют могилой Ромула. Поскольку прямых доказательств тому нет, большинство ученых считают этот участок форума местом почитания легендарного основателя Рима. Другой сохранившийся ранний латинский текст — надпись греческими буквами на золотой застежке из города Пренесте (совр. Палестрина) в Лации, датируемая не позд-

нее VI в. до н. э. Но подлинность этого предмета вызывает большие споры в науке. К концу VI в. до н. э. относится надпись из латинского города Сатрик с именем консула 1-го года Республики Валерия Попликолы, подтверждающая историчность этого персонажа и его деяния.

Древнейшие надписи малоинформативны, но их наличие подтверждает свидетельства античных авторов о значении греческого и этрусского влияния на культуру ранней Италии. Начиная с III в. до н. э. число надписей возрастает. Важную информацию содержат эпитафии с изложением исторических событий и достижений усопших героев, найденные в семейных усыпальницах римской знати. Надписи на саркофагах знаменитой семьи Сципионов повествуют об их участии в войнах, строительной деятельности, о почетных должностях, которые они занимали. Из эпитафий мы узнаем о верованиях и этических воззрениях римлян.

Большую ценность составляют государственные акты II—I вв. до н. э. От 187 г. до н. э. дошло постановление сената о запрещении вакханалий, от 45 г. до н. э. — закон, восходящий к Юлию Цезарю, регулирующий устройство городов, получивших статут самоуправляющихся муниципиев. Ряд надписей характеризует аграрные отношения: 1) судебное решение арбитров Минуциев в споре о земле между жителями Генуи и прилежащих общин; 2) закон 111 г. до н. э., отменявший неотчуждаемость участков, полученных по реформам Гракхов. Социальные отношения и экономика римской Италии отражены в посвятительных надписях богам от имени ремесленных и торговых коллегий, членами которых были плебеи, вольноотпущенники и рабы. Многочисленные надписи II — I вв. до н. э. из разных мест Италии и провинций разнообразны по содержанию. В них отражены хозяйственная, социальная и религиозная жизнь, а также отношения Рима с городами и общинами Римской державы.

Ранней истории Рима посвящены также надписи позднего времени. Своеобразным их видом являются элогии, преимущественно составленные в эпоху Августа. Элогии помещались на постаментах статуй, изображавших древних героев, которые украшали площади в Риме и других италийских городах, в качестве копий римских памятников.

8

Элогии представляли собой официальную версию событий и оценку исторических деятелей. Значение эпиграфических памятников определяется их подлинностью.

Язык и письменность

Язык и письменность также являются историческими источниками. С их помощью датируются тексты, потому что состав алфавита и формы букв со временем менялись. По появлению греческих, иллирийских, этрусских слов и имен устанавливаются культурные влияния на Рим и происходящие здесь этнические процессы.

Однако особое значение имеют письменные источники. Прежде всего это сочинения античных писателей разных жанров. В совокупности они образуют античную традицию. До наших дней дошли сравнительно поздние тексты, не ранее III в. до н. э., но их авторы основываются на более ранних материалах, утраченных для нас.

В основе этой части традиции лежат: 1) официальные записи о жизни римской общины; 2) устное народное творчество, родовые и семейные предания; 3) отклики греков на события в дальней Гесперии (т. е. Западной стране), как они называли Италию.

К официальным актам относятся царские законы и законы первых республиканских магистратов; договоры Рима с латинскими городами и Карфагеном, историчность которых современной наукой не оспаривается; записи жреческих коллегий. Исключительное место занимала среди них коллегия понтификов, создание которой приписывается второму царю, Нуме Помпилию. Понтифики ведали фастами, религиозным календарем, определяя дни, угодные (dies fasti) и неугодные божествам (dies nefasti), когда возбранялось вести частные и общественные дела. Уже в царскую эпоху глава коллегии, великий понтифик, составляя фасты, стал записывать выдающиеся события года — затмение светил, войны, мор и т. п. С началом Республики год стали обозначать по имени высших должностных лиц, консулов. Понтифики составляли их списки, получившие название консульских фастов, а потом и списки других магистратов. Наряду с этим появились записи о триумфах полководцев, триумфальные фасты. В начале нашей эры консульские и триумфальные фасты были собраны и опубликованы. В XIX в. их удалось полностью восстановить. Выявилось,

что в древней части они были фальсифицированы представителями римской знати, которая не могла похвастаться древностью своего рода и стремилась доказать ее с помощью «исправления» документов.

На основе фастов складывались официальное римское летописание, погодные записи понтификов, или анналы (от annus — год). Около 130 г. до н. э. понтификальные анналы были опубликованы в 80 книгах великим понтификом Публием Муцием Сцеволой. Они называются «Великими анналами». Текст их не сохранился. Но в соответствии с фастами можно полагать, что при незначительной фальсификации в основе своей «Великие анналы» содержали достоверные данные. В малой сохранности дошли до нас и записи религиозных коллегий — фрагменты гимна жрецов-пахарей (Арвальских братьев) и песни жрецов-салиев, сопровождавшиеся воинственным танцем.

Самые ранние представления греков о жителях Италии содержатся в «Одиссее» Гомера. Гесиод первым называет героя римской истории Латина, а первое упоминание о Риме встречается у Гелланика Лесбосского. Наиболее осведомленными из ранних греческих авторов были сицилийские историки, список которых открывается Антиохом Сиракузским (конец V в. до н. э.). Их сочинения почти не дошли до нас, но были учтены римской историографией III—II вв. до н.э. Первые исторические произведения римляне создавали в поэтической форме. Так, кампанский уроженец Гней Невий (III в. до н. э.) воспел в стихах 1-ю Пуническую войну, участником которой он был. Но изложению событий этой войны он предпослал предшествующую ей историю Рима, начиная с троянской легенды. Его младший современник, участник 2-й Пунической войны, Квинт Энний сочинил поэму «Анналы», охватывающую период от прибытия Энея в Италию до его времени. В III же веке до н. э. в условиях внешних успехов Рима и с распространением греческой культуры в среде образованных римлян возникла прозаическая анналистическая литература. Первым анналистом был Кв. Фабий Пиктор, писавший по-гречески. Но следовавший за ним М. Порций Катон Старший (234—149) стал писать по-латыни. В сочинении «Origines» («Начала») история Рима с его основания представлена в связи

9

с историей других племен и народностей Италии. Анналисты III— середины II в. до н. э. именуются старшими.

В отличие от них анналисты конца II— начала I в. до н. э. называются младшими. Если старшие анналисты, следуя понтификальным анналам, отличались сухостью и достоверностью изложения, то младшие стремились к занимательности, расцвечивали свои рассказы увлекательными подробностями, порой вносили в изображение древности идеи, волновавшие современную им эпоху. Но для всей анналистики была характерна патриотическая направленность, унаследованная дальнейшей римской историографией. Произведения обоих поколений анналистов почти полностью утрачены. Но на них основывались те античные писатели, чьи сочинения сохранились. Во-первых, это греческие историки, авторы трудов по всемирной истории. Выдающимся представителем этого жанра был Полибий (200—120 гг. до н. э.), ахейский аристократ, проживший 16 лет в Риме в качестве заложника. Его «Всеобщая история» в 40 книгах на греческом языке охватила период трех Пунических войн (264— 146 гг. до н. э.), когда Рим превратился в великую Средиземноморскую державу. Основой римских успехов он считал разумное сочетание в государственном строе начал монархии, аристократии и демократии. Основное внимание Полибия сосредоточено на политической истории.

Как бы продолжателем его был грек Посидоний (конец II— первая половина I в. до н. э.), в отличие от Полибия отрицательно относившийся к римскому господству в завоеванных странах. В труде «История» он описал Рим преимущественно в отношениях с эллинистическими городами. Его труд не сохранился, но им пользовались другие античные авторы. Среди них был Диодор Сицилийский (90—21 гг. до н. э.), написавший всеобщую историю в 40 книгах под названием «Историческая библиотека». В сохранившейся части труда содержится история Рима V—TV вв. и конца II— начала 1 в. до н. э. Особое значение имеют его сообщения о социальной борьбе, о восстаниях рабов в Сицилии и Италии под руководством Спартака.

Собственно истории Рима посвящали свои труды многие писатели. Наиболее популярным в древности был труд Тита Ливия

из Падуи (59 г. до н. э.—17 г. н. э.) «История Рима от основания города» из 142 книг. Из них дошла в основном часть, охватывающая период от правления царей до 168 г. до н. э. Остальные сохранились в кратких извлечениях. Это — наиболее полный античный свод сведений по римской истории, изложенный увлекательно, с ярко выраженной патриотической тенденцией и восхвалением Республики. Раньше ученые считали Ливия лишь ритором, развлекавшим читателей легендами и выдумками о раннем Риме. Но новейшие достижения в области археологии и лингвистики заставляют историков признать, что в увлекательном и нравоучительном повествовании Ливия заключено ядро подлинной истории. Оно дает богатую информацию о внутренней и внешней политике, о религиозной жизни Рима, рисует яркие образы римских героев.

Историю от основания Рима до 30 г. н. э. написал в двух книгах Веллей Патеркул (I в. н. э.). В них Рим представлен как центр всемирной истории. Но в отличие от Ливия патриотический труд Веллея пронизан монархической идеей.

Очень подробно рассмотрена ранняя этническая, социальная, политическая и культурная история Рима в труде проримски настроенного греческого ритора Дионисия Галикарнасского, жившего в Риме в последней трети I в. до н. э. Его «Римские древности» включали 20 книг. Из них полностью сохранились 9, где излагаются события до 442 г. до н. э. Дионисий считает римлян и греков родственными народами и объясняет этим многие явления римской истории. Ценность труда состоит в том, что в нем детально зафиксирована греческая традиция, в главных чертах подтвержденная археологическими и лингвистическими данными.

Как и Дионисий, писал по-гречески свою Римскую историю Дион Кассий Кокцейян (ок. 155—235). Это — огромный труд из 80 книг анналистического характера. В наилучшей сохранности дошли до нас книги, содержащие историю с 60-х годов I в. до н. э. до падения Республики. В них подробно освещены перипетии гражданских войн. Дион восхвалял Римскую республику и одновременно императора, правящего в согласии с сенатом.

Кроме сочинений, излагавших историю Рима в хронологическом порядке, были со-

10

зданы труды, построенные в систематическом плане. Александрийский грек Аппиан (II в. н. э.) был убежденным сторонником римского владычества и монархии. Он написал по-гречески «Римскую историю» в 24 книгах. Материал в них расположен по территориально-этническому принципу. Книги так и называются: «Римская», «Самнитская», «Сицилийская» и т. д. Исключительное значение для воссоздания истории Республики имеет книга «Гражданские войны». Изложение в ней строго фактическое. Аппиан выделяется среди древних историков тем, что вскрывает, по словам К. Маркса, «материальную подкладку» гражданских войн, которая заключается в борьбе мелкого землевладения с крупным.

Современник Аппиана Луций Анней Флор создал на латинском языке «Эпитомы римской истории». В центре его внимания — внутренние и внешние войны Рима с царской эпохи вплоть до времени Августа.

Краткое изложение истории Рима находится у писателей IV в. н. э. Аврелия Виктора и Евтропия. Они основывались на трудах своих предшественников, в первую очередь Ливия.

Римская историография была представлена и монографиями. Сохранились труды Гая Саллюстия Криспа (86—35 гг. до н. э.) — «Заговор Катилины», «Югуртинская война» и фрагменты «Истории», посвященной описанию гражданских войн конца II—первой половины I в. до н. э. Саллюстий был противником сенатской олигархии, ответственной за нравственное разложение общества, и восхищенным сторонником Цезаря, которому был лично обязан. Его идеал — умеренно демократическая республика. Краткость и выразительность изложения он позаимствовал у Цезаря. Они сочетались у Саллюстия с яркими характеристиками исторических персонажей.

Важное значение для изучения поздней Республики имеют «Записки о галльской войне» и «Записки о гражданской войне» Гая Юлия Цезаря (101—44 гг. до н. э.). По форме это монографии, так как автор говорит о себе в третьем лице, но по сути — мемуары. Первое сочинение содержит богатейший материал не только по этнографии и социальной истории Галлии, но и по военной и провинциальной политике Рима; второе — тенденциозное, но богатое достоверным фактическим материалом.

Прославленный судебный и политический оратор, противник Цезаря, сторонник обычаев предков и сенатской Республики Марк Туллий Цицерон (106—43 гг. до н. э.) оставил огромное литературное наследство. В его записях публичных речей встает яркая картина повседневной политической жизни Рима (например, речи против Катилины) и провинций (речи против Верреса). Его письма к родным и близким вводят нас в круг хозяйственных забот, политической и идейной борьбы того времени. В трактатах «О законах», «О государстве», «О природе богов» — множество данных о религии, государственном устройстве, праве, о событиях римской истории, начиная с древнейших времен. Исключительная образованность Цицерона при всей его тенденциозности делает его труды важнейшим историческим источником.

В Риме был очень популярным биографический жанр. Сочинения этого рода отличались морализаторской направленностью. Они всегда содержали сведения не только о жизни и деятельности своих героев, но и по истории. Исключительно информативны 23 парные сравнительные биографии знаменитых греков и римлян, начиная с легендарного Ромула, созданные беотийцем Плутархом (46—126). Гай Светоний Транквилл (II в. н. э.) лишь одну из 12 биографий римских правителей посвятил герою поздней Республики — Цезарю. Но и в биографиях императоров — масса экскурсов в социальную и политическую историю Республики. Произведения обоих биографов построены на обширной базе первоисточников.

В качестве источников по истории раннего Рима имеет важнейшее значение литература антикварного и энциклопедического характера. Перу Публия Теренция Варрона (116—27 гг. до н. э.) принадлежат дошедший в отрывках труд «Древности божественных и человеческих дел», в лучшей сохранности — трактат «О латинском языке» с объяснением ставших непонятными слов и обычаев. Ту же роль выполняют комментарии Сервия (IV в. н. э.) к сочинениям Вергилия и Аскония Педиана (I в. н. э.), к сочинениям Цицерона. Эпохе Августа принадлежит толковый словарь Веррия Флакка. Он не сохранился, но до нас дошли извлечение из этого словаря, составленное во II в. н. э. Фестом, и краткий конспект

11

труда Феста, сделанный автором VII в. Павлом Диаконом. В I в. н. э. была написана эрудитом Плинием Старшим многотомная «Естественная история», включавшая сведения по географии, этнографии и истории. Также от I в. н. э. происходит сборник исторических примеров в помощь риторам. Он написан Валерием Максимом и называется «9 книг достопамятных слов и деяний». Ко II в. н. э. относится аналогичное сочинение Авла Геллия под названием «Аттические ночи». В нем приведены данные из утраченых сочинений и ранних документов.

Из специальной научной литературы необходимо упомянуть трактаты о сельском хозяйстве, принадлежащие перу Катона и Варрона. Они дают богатейший материал по экономике, социальному строю и быту Италии II—I вв. до н. э., позволяют проследить динамику развития рабовладельческих отношений и структуры производственных единиц в италийском сельском хозяйстве.

В «Географии» понтийского грека Страбона (ок. 65 г. до н. э.) содержатся сведения не только географического, но и исторического, этнографического и экономического характера.

Античная традиция о царском и республиканском Риме получила отражение и в художественной литературе. В героях комедиографа III — начала II в. до н. э. Плавта, носящих греческие имена, изображены современные ему римляне. Комедии Плавта — живой источник знаний о римском быте и нравах. Тематика ранней истории Рима использована Вергилием в «Энеиде», а гражданских войн конца Республики — Луканом в поэме «Фарсалия». Политическая оценка Цезаря и его окружения, а также повседневная жизнь римских обывателей отражены в стихах Гая Валерия Катулла, а перипетии гражданских войн и мирный идеал простых римлян получили освещение у поэта Квинта Горация Флакка.

Разнообразные сведения о римских языческих верованиях содержатся в трудах поздних христианских апологетов —Арнобия, Лактанция, Августина Блаженного и др.

Особую группу документальных источников составляют юридические памятники. Сведения о социальной структуре, хозяйстве, судопроизводстве и культе начала Республики и частично царского времени находятся в архаических законах XII таблиц.

В трудах римских правоведов эпохи Империи зафиксированы и объяснены многие нормы гражданской жизни, восходящие к архаическому и республиканскому периодам. В Дигестах, т.е. в сборнике цитат из сочинений юристов II—III и частично I вв. н. э. с использованием документов, дается краткая история римского права и социально-политического строя начиная с архаического времени.

2. Источники по истории Империи.

Памятники материальной культуры.

Памятники материальной культуры. Территория современного Рима богата руинами императорского времени. Символом эпохи явились парадные, одетые мрамором площади, носящие имена построивших их императоров — форумы Августа, Веспасиана, Нервы, Траяна. Большую часть старого форума занимают храмовые постройки, воздвигнутые или восстановленные в императорскую эпоху. Здесь сохранились остатки величественных храмов Веспасиана (I в.), Антонина и Фаустины (II в.), Ромула в честь юного наследника Максенция, гигантские арки базилики Константина (IV в.). Поражает фундаментальностью и вместе с тем простором и устремленностью ввысь храм в честь всех богов — Пантеон (II в.) на Марсовом поле. Примечательной особенностью императорского Рима, отражающей расширение его державы и синкретизм его культуры, являются святилища иноземных богов — Изиды, Сераписа, Митры. К специфическим римским памятникам относятся триумфальные арки. В южной части форума близ Палатина возвышается одно-пролетная арка Тита, воздвигнутая в память победы над иудеями (I в.); в северной части — арка Септимия Севера с тремя пролетами и с множеством скульптур в честь победы над парфянами (конец II в.); близ форума — огромная арка Константина с изображением многочисленных фигур окружающих императора подданных.

Памятники императорских деяний — алтари и колонны. Алтарь мира как знак политики гражданского умиротворения был воздвигнут при Августе, который изображен на нем вместе со своей семьей. Святилище было украшено также барельефами, символизирующими благоденствие Италии в правление Августа. Колонна Траяна (начало II в.), возвышающаяся на его форуме, опоясана рельефом, который представляет собой каменную летопись дакийских походов

12

и побед. Рельефы на колонне Марка Аврелия (И в.) прославляют победу императора в маркоманнских войнах.

Типичным атрибутом римской культуры являются термы. Все они в пределах Рима сильно разрушены. Но даже развалины огромных терм Каракаллы (начало III в.) у подножия Авентина впечатляют. Они занимали площадь в 12 га и были рассчитаны на 1600 посетителей. Еще грандиознее, судя по руинам, были термы Диоклетиана (начало IV в.), вмещавшие вдвое больше людей.

Представление о других культурных потребностях римлян дают зрелищные предприятия. Еще от Помпея идет традиция постройки стабильных каменных театров. От первого театра его имени остались незначительные фрагменты. Следующим был театр Марцелла на 14 000 зрителей. Об особой популярности кровавых гладиаторских игр и травли зверей свидетельствуют амфитеатры. Самым грандиозным из них является Колизей, возведенный в правление Флавиев (I в. н.э.). Он вмещал 50 000 человек. В эпоху ранней Империи был благоустроен Большой цирк, основанный еще в царскую эпоху для состязания колесниц.

Вкусы и придворный быт Рима могут быть прослежены по руинам дворцов императоров и членов их семей на Палатине. В качестве исторического источника выступают портретная скульптура, мозаики и фресковая живопись. Портретная скульптура — это парадные статуи императоров, их жен и детей, а также рельефные изображения на надгробиях знатных и простых римлян и даже вольноотпущенников и рабов. Вообще римские погребальные комплексы с изображением бытовых сцен и надписями несут многообразную информацию о социальной стратификации, этнической принадлежности, обычаях и религии провинциалов и столичных жителей. Сохранившиеся от конца Республики и эпохи Империи колумбарии, особенно в окрестностях Рима, принадлежат знати, коллегиям ремесленников, членам императорских семей. Подземные галереи, использовавшиеся для захоронений (катакомбы), проясняют для нас быт и верования ранних христианских общин. Памятником поздней Империи, напоминающим о внутренней и внешней неустойчивости державы, является городская стена в Риме, построенная императором Аврелианом (III в.).

Все перечисленные типы памятников повторяются в Италии и провинциях. Своеобразным и весьма красноречивым комплексом была вилла Адриана в Тибуре. По воле императора там были воспроизведены греческие театр, стадион, священный участок Сераписа из египетского города Канопа, даже часть полюбившейся Адриану Темпейской долины в Фессалии, помещены копии знаменитых статуй великих греческих художников.

Благодаря раскопкам в Остии, а также в Помпеях, Геркулануме и Стабиях, освобожденных от пепла и лавы, извергнутых Везувием в 79 г. н. э., оживают в нашем представлении экономика, бытовая повседневность и культура римской Италии. Древняя Остия выросла при Империи в многолюдный город, главный торговый порт Италии. Она была распланирована по образцу римского военного лагеря с пересечением параллельно расположенных с севера на юг и с востока на запад улиц. Город украшали общественные здания храмов Юпитера, Митры, Изиды и Сераписа, театров и терм. Археологи вскрыли жилые кварталы преимущественно из многоэтажных доходных домов — инсул, здания контор и лавок, декорированных мозаикой. Иной облик имеют Помпеи, курортный город. Он был застроен изысканными домами — виллами, принадлежавшими как местной, так и столичной знати. Но форум, здания храмов, театров, палестры свидетельствуют и об интенсивной общественной и деловой жизни. Фресковая живопись дополняет эти свидетельства сценками ремесленного труда в мастерских, торговых сделок, наказания учеников в школе и т. п. Сельские усадьбы под Помпеями с господским домом, хозяйственными постройками и угодьями, с рабочим инвентарем, каморками и колодками для рабов — источник для изучения быта, экономики и социальных отношений Италии начала Империи.

О развитии строительства и внедрении римских форм жизни говорят остатки благоустроенных, построенных по плану римского военного лагеря городов Тамугади в Алжире, Честера в Англии, Аквинка в Венгрии. Повсеместно строятся мосты, дороги, акведуки, возникают форумы, ставятся арки. О продвижении римской цивилизации в провинциях напоминают остатки терм, амфитеатров и цирков.

13

Как символ римской власти высились по всей Империи храмы, посвященные императорам: Августу — в Ниме, Траяну — в Пергаме, Адриану — в Эфесе; а также монументы в честь римских побед: Траяна — в Адам-Клисси (Румыния). Вещественные следы римских фортификационных работ видны в остатках оборонительных валов, растянувшихся по длине государственной границы от Британии до Украины, а также крепости в Дура-Европос на Евфрате.

Раскопки в латифундиях на территории Англии, Бельгии, Испании, Северной Африки дают важный материал, освещающий хозяйственную деятельность, социальную структуру, аграрные отношения в провинциях. Быт и нравы провинциалов, как горожан, так и сельских жителей, наглядно и подробно иллюстрируются надгробными рельефами и декоративными мозаиками.

Особую группу источников образуют нумизматические данные.

Особую группу источников образуют нумизматические данные. Материал, из которого изготовлялись монеты, их вес и места находок являются указанием на экономическое состояние общества, включая направления торговых связей. Монетные легенды характеризуют пропагандистские цели правителей. Монеты вместе с другими памятниками помогают их датировке.

Надписи

Надписи эпохи Империи многочисленны и разнообразны. В качестве массового материала их можно обработать с помощью ЭВМ. Они могут содержать текст либо официальных документов, либо частных. К первой группе прежде всего относятся императорские надписи. Особое место среди них занимает автобиография Октавиана Августа. В ней император восхваляет свои заслуги перед Римом в установлении гражданского мира, налаживании восточной политики, в наделении землей ветеранов, в проведении щедрых раздач и строительных работ и лицемерно заявляет о восстановлении им республики. Надпись можно считать политическим манифестом Августа.

К правлению Тиберия относится надпись из города Гебы в Этрурии, касающаяся выборной реформы и указывающая на упадок народных собраний.

Об усилении императорской власти свидетельствует римская надпись о расширении полномочий Веспасиана (69 г. н. э.). Закон облачен в форму сенатского постановления, что говорит о стремлении императора править в согласии с сенатом.

О муниципальной жизни красноречиво свидетельствуют надписи, зафиксировавшие законы провинциальных городов Испании. Из них выявляются социальная структура, устройство управления и правовой статус муниципиев. Благодаря недавней находке такого текста узнали о существовании и местонахождении не упомянутого в других источниках испанского муниципия Ирни.

Красноречивым свидетельством муниципальной активности являются помпейские надписи. В них запечатлены предвыборная борьба, заботы городских властей о благоустройстве, благодеяния отдельных лиц в отношении города, объявления о гладиаторских боях и других представлениях.

Эпиграфические источники содержат материал, характеризующий экономическое состояние Римского государства, тяжелое положение населения. Попытка центральной власти установить твердые цены на продукты и оплату труда зафиксирована в эдикте Диоклетиана 301 г., фрагменты которого найдены в Малой Азии, Египте и других местах Империи.

О жизни сельских общин, о структуре общественных земель, о муниципальном землевладении, о росте императорского земельного фонда в Италии, а также об алиментарной политике императоров дает представление надпись I в. н. э. на таблице из города Велейя в Лигурии.

Африканские надписи эпохи Антонинов освещают организацию управления и труда в крупных императорских поместьях — сальтусах, положение там непосредственных производителей — колонов позволяет судить об условиях колонатных отношений, определенных поместным уставом. В их ряду стоит надпись из Бурунитанского сальтуса, имения императора Коммода. Она представляет собой жалобу мелких субарендаторов — колонов на притесняющего их крупного арендатора и на покрывающего его злоупотребления прокуратора. В конце приписана резолюция Коммода, удовлетворяющая просьбу колонов. Тысячи надписей из разных районов Империи, посвятительных, надгробных, позволяют проследить условия хозяйствования, социальную и культурную жизнь сельских общин разных категорий, муниципиев и колоний, составить представление о динамике развития рабовладельческих и колонатных отношений, о степени влияния римской админи-

14

страции в провинциях. Многие надписи освещают религиозные воззрения римлян, служат доказательством распространения культа императоров, а также христианских верований. Ряд эпиграфических памятников на латинском языке в Северном Причерноморье — солдатские эпитафии и клейма воинских отрядов на кирпичах — свидетельствуют о стационарном пребывании там римских легионов.

Специфическую группу источников, имеющих значение для изучения Империи, составляют папирусы, почти исключительно происходящие из Египта. Часть их содержит государственные акты. Важнейшим является эдикт Каракаллы (212 г.), или Антонинианская конституция, о предоставлении прав римского гражданства всем провинциалам. Основная масса папирусов — частноправовые документы (долговые расписки, договоры о найме и т. п.), а также личная переписка. Папирусы дают богатый материал о быте и социальных особенностях египетской провинции, в частности об аграрных отношениях и формах зависимости.

Письменные источники. Исторические сочинения.

Письменные источники. Исторические сочинения. Очень краткие сведения об установлении и начале Империи содержатся в извлечениях из труда Ливия. Более подробно описан этот период во 2-й книге труда Г. Веллея Патеркула (19 г. до н. э.— 31 г. н.э.), доведшего изложение до 30 г. н.э. Основное внимание он уделяет военно-политическим событиям, но касается и истории культуры. Об Августе и Тиберии Веллей говорит в апологетическом тоне. О войнах эпохи Империи с неточностями в именах и датах рассказывает во 2-й книге «Эпитом римской истории обо всех войнах за 700 лет» Луций Анней Флор (II в. н. э.). События эпохи Флавиев получили освещение в сочинении знатного иудея Иосифа Флавия «Иудейская война». Он был участником этой войны и перешел потом на сторону римлян.

Особое место среди историков, освещавших раннюю Империю, принадлежит Корнелию Тациту (ок. 55—120 гг.). Он был всадником, происходил из Галлии, но добился высокого положения в Риме, занимая почетные должности квестора, претора, консула и проконсула. Тацит писал в анналистической манере. Его «История» в 14 книгах содержит события правления Фла-

виев, а «Анналы» в 16 книгах — со смерти Августа до конца династии Юлиев — Клавдиев. Его интерес сосредоточен на внутренней истории, особенно на взаимоотношениях императоров с сенаторским сословием. Ход истории, по его мнению, зависит от моральных качеств людей. Тацит провозгласил принцип писать без гнева и пристрастия, но сам ему не следовал. С явным осуждением описывает он императорский произвол и развращенную придворную клику. Его идеал — свободная республика. Тацита отличают точность и одновременно образность, выразительность изложения.

Посвященная Империи часть Римской истории сенатора Диона Кассия Кокцейяна дошла до нас в плохой сохранности. Наиболее подробно изложена им эпоха Августа, много ценных сведений сообщено по политической истории Антонинов и Северов. Содержание утраченных книг известно по извлечениям, сделанным в XI —XII вв. византийскими историками Зонарой и Ксифилином.

Последние десятилетия правления Антонинов, начиная с Марка Аврелия, и эпоху Северов описал на греческом языке Геродиан (170—240 гг.). В «Краткой истории Рима», написанной Евтропием в жанре анналов по поручению императора Валента, изложена канва всей истории Империи. Она доведена до 367 г. н. э., т. е. до начала правления этого императора. Сочинение Евтропия пользовалось исключительной популярностью. Видным явлением римской историографии было творчество писавшего на латинском языке грека из Антиохии Аммиана Марцеллина (ок. 330 — ок. 400 гг. н.э.). Будучи военным, по делам службы он изъездил многие провинции и накопил множество знаний и впечатлений. Выйдя в отставку, Аммиан создал труд «Деяния» в 31 книге, стараясь подражать Тациту, как его продолжатель. Свое повествование Аммиан начинает с того момента, на котором кончалась «История» Тацита, т. е. с правления Нервы, и доводит его до 378 г. Почти половина его книг утрачена, сохранилась лишь часть их (книги с 14 до 31), посвященная времени с 353 по 378 г. Но и это большая ценность, поскольку Аммиан придерживался объективного и правдивого освещения событий, современником и участником которых он был.

15

В эпоху Империи приобрел популярность биографический жанр. Апологетическая биография Августа под названием «Жизнь Цезаря» была после его смерти написана на греческом языке иудейским аристократом Николаем Дамасским. Ему удалось стать приближенным иудейского царя Ирода, затем — близким человеком Агриппы, наблюдать Антония и Клеопатру в Египте. К тому же он знал автобиографию Августа и многие документы. Поэтому его сочинение — важный источник периода ранней Империи.

Знаменитый Плутарх написал лишь две императорские биографии — Гальбы и Огона. «Жизнеописания 12 цезарей», начиная с диктатора Гая Юлия Цезаря, и всех правителей династий Юлиев — Клавдиев и Флавиев принадлежат перу Гая Светония Транквилла (70—160 гг.). Это был всадник, адвокат, дослужившийся до должности императорского секретаря, что открыло ему доступ в императорские архивы и к знакомству с осведомленными людьми. Поэтому в его сочинениях много достоверных сведений. Одобряя монархию, он порицает дурных монархов.

В IV в. было написано сочинение «О цезарях», краткие биографии императоров от Августа до Констанция II. Автором их признается в науке Секст Аврелий Виктор. Это — компиляция, но она содержит сведения, нигде более не упомянутые. В IV в. появился сборник шести писателей Истории об Августах, содержащий биографии императоров от Адриана до Нумериана (117—284 гг.). Историческая ценность его разных частей неодинакова. Но это — одно из немногих сочинений, описывающих историю III в. с позиции сенаторской знати.

Несколько особняком стоит произведение Тацита «Жизнеописание Юлия Агриколы», героем которого выступает не император, а тесть автора, наместник в Британии (68—74 гг.). В этом труде много данных о социальном строе, быте и борьбе британцев против римского владычества.

Специальная литература,

Специальная литература, отображающая жизнь Империи, многообразна. Трактаты о сельском хозяйстве Колумеллы (I в.) и Палладия (IV в.) рисуют состояние агрикультуры. Это — важные источники по истории аграрных отношений и динамике развития рабовладения. Своеобразным источником для изучения форм земельной

собственности и социальных отношений республики, особенно ранней Империи, являются трактаты римских землемеров — Юлия Фронтона, двух Гигинов, Сикула Флакка, Агенния Урбика. В них содержатся сведения о технике межевания полей и правила ведения земельных споров. В состав этих трактатов входит «Книга колоний», содержащая земельный кадастр Италии I в. н. э. Практическая направленность названных трактатов делает их достоверными.

Столь же практически ориентированы «Десять книг по архитектуре» Витрувия Поллиона. Они адресованы как строителям, так и заказчикам, дают представление не только о строительной технике и искусстве зодчего, но и о социально-политическом аспекте градостроительства в эпоху Августа.

«Краткий очерк военного дела» Флавия Вегеция Рената (IV в.) представляет собой компиляцию сведений, относящихся и к Республике, и к Империи.

Для понимания идеологических исканий важны сочинения Л. Аннея Сенеки Младшего, или Философа (4 г. до н. э.—65 г. н. э.), воспитателя Нерона, впавшего в немилость императора и вынужденного покончить с собой. В его трактатах (о милосердии, о счастливой жизни и др.), в «Моральных письмах к Луцилию» высказаны идеи стоической философии. Адептом стоицизма выступает и император Марк Аврелий (II в.) в сочинении «К самому себе», написанном по-гречески.

Особая группа источников представлена произведениями художественной литературы.

Особая группа источников представлена произведениями художественной литературы. Художественные произведения всегда являются памятниками идей своего времени, но они содержат и множество указаний на разные стороны жизни современного авторам или ушедшего в прошлое общества. Очень показательно в этом смысле поэтическое творчество времени Августа. Так, Вергилий на материале далекой древности в «Энеиде» провозглашал официальную политическую программу императора, а в «Буколиках» и «Георгиках» наряду с воспитательными задачами в духе этой программы дал много живых подробностей быта, хозяйства и общественных отношений этого времени. Гораций воспел внешнюю политику Августа. Опальный поэт Овидий нарисовал яркие картинки городской жизни, а в «Письмах с Понта» и в «Тристиях», написанных в изгнании,— черты природы и

16

быта далекого провинциального города Томы.

Эпоха Империи — время расцвета сатирического жанра. Приближенный Нерона, талантливый писатель Петроний создал роман «Сатирикон», посвященный приключениям нескольких молодых бездельников. «Сатирикон» — яркое полотно, запечатлевшее нравственное падение разных слоев римского общества. Вместе с тем роман показывает быт и хозяйство разбогатевших вольноотпущенников, бросает свет на социально-экономическое развитие Империи.

Пестрый быт, унизительное положение клиентов-бедняков, социальные контрасты «мирового» города античности с исключительным мастерством представлены в «Эпиграммах» испанского уроженца Марциала (ок. 40—102 гг.). Обличителем двора Домициана и тиранической сущности его правления, показавшим трудности жизни бедняков, в том числе клиентов, был поэт, профессиональный ритор и декламатор Ювенал (ок. 60—140 гг.).

О религиозных воззрениях и быте разных групп провинциального населения в занимательной форме рассказал Апулей (род. ок. 125 г.) в популярном романе «Метаморфозы», или «Золотой осел».

В эпоху Империи получили развитие и такие области литературы, как письма и речи. Среди риторов выделяются Сенека Старший (55 г. до н. э.— 40 г. н. э.) и Квинтилиан (30-е годы — 96 г.), оба родом из Испании. Они создали труды в помощь изучающим ораторское искусство. Первый ориентировал на судебное красноречие, второй обращал особое внимание на общеобразовательную подготовку и методику обучения будущих риторов. Кроме судебных речей были распространены панегирики, восхвалявшие императоров. Сохранился панегирик Плиния Младшего (61— 114 гг.) Траяну, выражавший настроения сенатской знати. Галльские панегирики в честь императоров III—IV вв. отличаются неумеренной лестью, но содержат важные данные о положении в провинциях, о дворцовом церемониале.

Выдающееся положение среди авторов эпистолярного жанра занимает Плиний Младший, племянник знаменитого энциклопедиста Плиния Старшего. Он переписывался с родными и друзьями, принадле-

жавшими к просвещенной знати. Взрыв риторской и эпистолярной активности падает на IV в. Последние представители высокой античной культуры Либаний, учитель императора Юлиана Отступника, сам Юлиан, Симмах и другие оставили большое наследство из писем и речей, выражавшее приверженность идеалам античного образа жизни и духовности. Одновременно их произведения изобилуют данными об общественных отношениях, о политических событиях и быте их времени.

Ценным источником по истории поздней Империи являются письма и поэмы галльского аристократа Сидония Аполлинария, рассказавшего о готском завоевании римских земель.

Существенное значение для изучения Империи имеют юридические памятники.

Существенное значение для изучения Империи имеют юридические памятники. Ранние из них — институции, т. е. учебники права. Сохранились институции юриста Гая (II в.). Более поздние — это дигесты (II— III вв.), т. е. комментарии к законодательству и судебной практике. К началу V в. относится первый кодекс римского права, созданный по поручению императора Феодосия II и названный его именем, к VI в.— кодекс Юстиниана. Наиболее полным собранием римского права является сборник, получивший в XII в. название «Корпус цивильного права» («Corpus juris civilis»). В него вошли: 1) институции; 2) дигесты; 3) императорские конституции, т. е. установления, или кодекс Юстиниана; 4) новеллы, т. е. конституции, изданные после кодекса Юстиниана. Кодексы отражают социально-экономические и политические условия Империи, а установления Юстиниана — и религиозную жизнь, в том числе значение христианства.

Римская история включает в себя историю возникновения и развития христианства и христианской церкви.

Римская история включает в себя историю возникновения и развития христианства и христианской церкви. Памятники этого исторического явления многообразны. Это и его материальные следы, т. е. погребения ранних христиан, и письменные источники, в их числе канонические книги Нового Завета и апокрифы, т.е. тайные, секретные христианские книги, не вошедшие в канон. Письменные памятники представлены также сочинениями апологетов, или отцов церкви,— Тертуллиана (конец II — начало III в.), Оригена (начало III в.) и авторов церковных историй — Евсевия Кесарийского (IV в.), Августина Блаженно-

17

го (V в.), его ученика Павла Орозия, изобличавших языческий Рим. Для уяснения идейных истоков раннего христианства имеют значение Кумранские документы, т. е. документы религиозной общины ессеев. К источникам нехристианской ориентации  относятся свидетельства античных

авторов о христианах — Тацита, Иосифа Флавия, Плиния Младшего и античных критиков христианства. Как видно, разные периоды римской истории обеспечены источниками разных видов неравномерно, что особенно требует использования их в комплексе и на основе критического анализа.

1. Изучение истории Древнего Рима в первой половине XIX в.

В первой половине XIX в. историческая наука развивалась под влиянием таких мощных течений в общественной мысли, как классическая немецкая философия, особенно теория объективного идеализма Гегеля, английская политическая экономия, в частности анализ капиталистической экономики Д. Рикардо, и французские социалистические концепции, получившие свое наиболее яркое проявление в трудах утопистов-социалистов Ш. Фурье и А. Сен-Симона.

Одним из выдающихся историков XIX в. и крупнейшим специалистом в области римской истории был Георг Бартольд Нибур, профессор университетов в Берлине и Бонне (1776—1831). Нибур является создателем историко-критического метода, на основе которого историческая наука работает до сих пор. С точки зрения Нибура, любой источник несет в себе позитивную информацию, которая может быть скрыта под различными переработками и последующими толкованиями. Поэтому задача историка состоит в том, чтобы очистить источник от имеющихся наслоений, открыть исторически достоверное, подлинное ядро. Свой подход к источникам и источниковедческой критике Нибур блестяще продемонстрировал на разборе легендарной традиции о возникновении Рима. Нибур отыскал в ней достоверное ядро, в частности, он считал, что римская традиция о раннем Риме основана на древнейших песнях, в которых содержится реальная информация о раннем Риме. В своем труде «Римская история» (т. I—III, 1811—1812) Нибур дал не только образцы критики источников, он предложил также новое и более глубокое понимание исторического процесса возникновения Рима. Нибур ри-

сует картину развития римского общества от родового строя к государственному, основанному на территориальных началах. В ходе этого развития важную роль играет борьба плебеев с патрициями, а в ней Нибур намечал линию противоборства мелкого и крупного землевладения. Ряд положений Нибура: родовое устройство как исходная ячейка исторического развития римлян, а также других народов, возникновение Рима из разных этнических элементов, трактовка происхождения патрициев и плебеев (теория «первоначального гражданства патрициев»), роль законодательства Сервия Туллия в развитии римского государства — были крупными открытиями в области ранней римской истории.

Одним из крупнейших историков Древнего Рима во Франции был М. Дюро де ла Малль (1777—1857). Из его многочисленных работ (исследования о военном искусстве древних, об античной Африке) особое значение в науке приобрела «Политическая экономия римлян» (т. I—II, 1840), написанная под влиянием школы английской политэкономии. Автор собрал и обработал большой фактический материал по аграрным отношениям, включая организацию труда и рабочей силы. Исследованы метрическая и монетная системы, цены на товары, рабочую силу и рабов, римские цензы, земельный кадастр. Целая книга (каждый том состоит из двух книг) посвящена изучению разных категорий населения Италии и провинций, соотношению свободного и рабского населения. Автор приходит к выводу о рабовладельческом характере производства и всего жизненного уклада древних римлян и в духе распространенных в Европе того времени антирабских настроений (аболиционистское движение в Европе и Америке   за   отмену   рабства   в   колониях)

18

приписывает отрицательное воздействие рабовладельческих отношений на римское общество и государство. Аргументация и выводы Дюро де ла Малля оказали сильное влияние на последующие исследования рабства и римской экономики.

Из русских ученых наибольший вклад в изучение римской истории в первой половине XIX в. внесли профессора Московского университета Д.Л. Крюков, Т.Н. Грановский и С. В. Ешевский.

Д. Л. Крюков (1809—1845) дал оригинальную разработку двух исторических проблем: религиозных концепций патрициев в раннем Риме (1842) (он развивал идеи о существовании различных религиозных систем у патрициев и плебеев); характера творчества Корнелия Тацита. По его мнению, деспотизм римских императоров и нравственная деградация римского населения вели к упадку римского могущества и обусловили трагический характер творчества Тацита.

Большой общественный резонанс в России имела профессорская и научная деятельность Т. Н. Грановского (1813—1855). Грановский был горячим сторонником историко-критического метода Нибура, в своих лекциях и научной работе в области античной истории обращал главное внимание на исследование общественных настроений и политическую историю Римской империи. Показывая причины разложения общественно-политических порядков и духовных ценностей римского мира, Грановский подчеркивает внутренние причины такого разложения, борьбу различных общественных сил и интересов. Грановский был далек от односторонних оценок важных исторических явлений. Например, при всем деспотизме римских императоров он видит и позитивные моменты в римской административной монархии; неоднозначна и его оценка роли христианства в истории римского общества и культуры.

Крупным исследователем проблем Римской империи был С. В. Ешевский (1829 — 1865). В лекциях по истории Римской империи, работе «Центр римского мира и его провинции» (1858), в своей диссертации об Аполлинарии Сидонии (1855) Ешевский разработал оригинальную концепцию Римской империи. Большое внимание он уделял содержанию романизации, значению провинций Империи, социально-

экономическим аспектам жизни, социальным движениям, роли местной знати.

Свое понимание как современной им европейской, так и всемирной истории на основе принципа разработанного ими исторического материализма дали К. Маркс и Ф. Энгельс. Центральным понятием исторического материализма стало понятие общественно-экономической формации, развитие которой определяется движением способа производства, диалектическим единством производительных сил и производственных отношении, от противоречивого соотношения которых зависит состояние политических учреждений и идеологической надстройки. Исходя из учения о формациях, Маркс и Энгельс разработали свое понимание римского общества как проходящего стадию рабовладельческой общественно-экономической формации, определяемой движением рабовладельческого способа производства. Ими были очерчены границы рабовладельческой формации в римской истории (середина VI в. до н. э.— законодательство Сервия Туллия — падение Западной Римской империи в 476 г.), предложена периодизация, определены внутренние пружины развития.

В работах К. Маркса и Ф. Энгельса был дан глубокий анализ особенностей рабовладельческого производства: раба как работника, орудий труда и технического прогресса, земельной собственности, денежного и торгово-ростовщического капитала, соотношения товарного и натурального производства.

Удачной стала характеристика главных сторон полиса как особого социально-экономического и политико-культурного организма: античной формы собственности, роли земледелия и городских форм жизни, политической структуры и военной организации и др. Много внимания было уделено в их работах характеристике классовой и сословной структуры римского общества, роли мелкого и крупного землевладения в римской истории, разных форм социального протеста (восстания рабов, движения свободной бедноты, религиозная оппозиция и др.).

2. Изучение римской истории во второй половине XIX — начале XX в.

Во второй половине XIX в. европейская историческая наука достигла больших высот в своем развитии. Ее расцвету способствовали распро-

19

странение среднего и высшего образования, основание многих университетов, улучшение университетского образования, общий культурный подъем в Европе. В историографии о Древнем Риме вторая половина XIX в. характеризуется накоплением новых источников, в частности эпиграфических и археологических, которые активно вводятся в научный оборот. Ученые стали широко применять сравнительно-исторический метод, когда для изучения слабоосвещенных в источниках периодов той или иной страны использовался материал других стран, находящихся на той же стадии исторического развития. Например, американский исследователь Г. Морган использовал данные о родовом устройстве племен американских индейцев ирокезов для воссоздания соответствующих стадий жизни гомеровских греков и римского общественного устройства царской эпохи.

Ведущее место в историографии об античности, в том числе Древнего Рима, занимали ученые Германии, в которой после объединения многих княжеств в одно государство — Германскую империю наблюдается хозяйственный и культурный подъем. Наибольшее значение в исследовании римской истории имела многогранная деятельность Теодора Моммзена (1817 —1903). Научное творчество Моммзена развивалось в нескольких направлениях, и в каждом из них его работы сыграли важную роль для дальнейшего развития науки. Ему принадлежит публикация грандиозного, образцово изданного собрания римских надписей: «Корпус римских надписей» в XV фолиантах (1863—1899); под его руководством изданы юридические памятники: «Corpus juris civilis», Кодекс Феодосия и др. Моммзен дал глубокую разработку истории римского государственного (т. I—III, 1871—1887) и уголовного (1899) права; им была тщательно изучена история римского государственного устройства как системы (народные собрания, сенат, магистратуры и др.) в связи с эволюцией римского общества от царской эпохи до времени поздней Римской империи.

Однако самым знаменитым произведением Моммзена стала его «Римская история» (т.I—III, 1854—1856; т. V, 1885; четвертый том не выходил). В этом труде, написанном блестящим литературным стилем, на основе всех достижений тогдашней

науки прослежена римская история от царской эпохи до смерти Цезаря. Основное внимание автора сосредоточено на истории политических событий и учреждений, хотя в поле его зрения попадают и социальные отношения, хозяйственная жизнь и культурный процесс. В духе органической теории, популярной в немецкой историографии, Моммзен рассматривал римлян как нацию со сформировавшимися в определенной природно-географической среде национальными чертами, которые проявлялись и трансформировались в процессе исторического развития. По Моммзену, римлянам была предопределена задача создания огромного государства, объединившего сначала Италию, затем и все Средиземноморье, и выполняющего своего рода всемирно-историческую миссию. Моммзен преувеличивает роль в истории великих личностей, считая их способными менять ход исторического развития, хотя и рассматривает их как выразителей народного духа. Идеальным государственным деятелем, с точки зрения Моммзена, был Цезарь, который смог своими реформами возродить италийскую нацию, создав так называемую демократическую монархию, Римскую империю, которой было суждено великое будущее. Панегирик монархической программе Цезаря и рождающейся Римской империи, составленный Моммзеном в Римской истории, был отражением политических симпатий самого автора и стоявших за ним кругов немецкой буржуазии, заинтересованной в объединении Германии в середине XIX в. под руководством прусской монархии.

Важное значение в дальнейшем развитии историографии о Древнем Риме имел пятый том «Римской истории» Моммзена, посвященный систематическому исследованию римских провинций в I—III вв. как органических частей Римского государства.

Ведущими специалистами в области римской истории во Франции были Фюстель де Куланж и А. Валлон. Самым крупным исследованием А. Валлона (1812— 1904) была его трехтомная «История рабства в древности» (1848; 2-е изд.— 1879), в которой была дана наиболее полная сводка материалов об античном рабстве, а важнейшим выводом — рабовладельческий характер античной цивилизации. Для Валлона характерна сугубо отрицательная оценка ис-

20

41

Паданскую область, где и основал город Фельзину (совр. Болонья).

Верхушку этрусского общества составляла военно-жреческая знать. Римские авторы называют ее представителей принцепсами. Современные ученые полагают, что они возглавляли привилегированный слой (этера). В него могли входить знатные дружинники, а также приближенные вождей из числа клиентов. У этрусской аристократии сохранялись роды отцовского характера. Но женщина занимала в семье почетное место. Это выражалось в том, что наряду с именем отца этруски упоминали имя матери. Из этрусских родов известны Тарквинии в городе Тарквинии, правившие потом в Риме, Виркена — в Вольсиниях и Вейях, Пулены в Фельзине, Цильнии в Арреции и др. Кроме знати и людей зависимых состояний существовали в Этрурии и незнатные свободные, занимающиеся ремеслом и торговлей.

Политическая власть в городах сначала принадлежала царям, обладавшим военными и религиозными полномочиями. Но в VI в. до н. э. цари были заменены выборными должностными лицами. Они назывались по-разному — зилки, или зилахи, соответствующие (латин.) претору, пуртна — диктатору, марунухи. В разных городах был различный набор этих должностных лиц, функции их точно установить нельзя.

Этруски не образовали единого централизованного государства. Античные авторы сообщают о трех двенадцатиградиях (тосканском, паданском, кампанском). Это были непрочные религиозные лиги, возглавлявшиеся избранными из представителей городов зилахами, или зилками, которые обладали и военными функциями. Практически городов в союзах было более двенадцати. Это объяснялось прежде всего тем, что этрусские центры строились в отдалении от моря, но обычно имели на побережье свой порт (например, Пирги был портом Цэре, Атрий и Спина — Фельзины) и распространяли власть на сельскую округу с небольшими городками. Лучше всего известен состав и история тосканской лиги. Центром его был г. Вольсинии со святилищем божества, именем или прозвищем которого был Вертумн, или Вельтумна. Здесь происходили выборы главы союза и ежегодные празднества и ярмарки. Важное место занимали города  Вейи,  где сложилась знаменитая

Часть двери в гробницу с изображением охраняющего ее кентавра; вверху — этрусская надпись (город Тарквинии)

школа ваятелей, Клузий, Перузия, Популония в приморском районе, где перерабатывалась железная руда с о. Ильва, Тарквинии и Цэре. Каждый город имел свое войско из тяжеловооруженных пехотинцев, знать составляла отряды всадников, предводители сражались на колесницах.

Потребность в новых землях и рынках, обострение социальных противоречий вызывали колонизацию. Соперничая с италийскими греками в средиземноморской торговле, этруски захватили в VI в. до н. э. восточное побережье Корсики и Сардинии, а также кампанские города, где был организован союз во главе с Капуей. Если на севере этруски мирно делили с греками господство на Адриатике, то в Кампании их соперничество привело к острым конфликтам. Союзником этрусков против греков оказался Карфаген, претендовавший на господство в Западном Средиземноморье. Силами этого союза удалось в 535 г. до н. э. нанести грекам поражение при Алалии на Корсике, и этруски распространили свою власть на этот остров.

Расцвет этрусских городов и их торговой и военной экспансии в Италии и на ближних островах падает на первую половину VI в. до н. э. Но с последней четверти VI столетия греки берут над ними верх. В

42

Этрусские воины в полном вооружении с телом убитого товарища. Ручка сосуда из Пренесте. Бронза. IV в. до н. э

524 г. до н. э. они разбивают этрусков в Кампании, затем — в Лации, а в 474 г. до н. э.— в морском бою близ Кум. В конце VI в. до н. э. изгоняется этрусская династия из Рима, слабеет этрусское влияние среди латинов и на севере, где на этрусские города обрушились кельты.

Чем объяснить стремительное падение этрусской гегемонии в Италии? Во-первых, внутренней слабостью этрусских городов-государств: их подтачивали социальные противоречия. Во-вторых, непрочностью их союзов, соперничеством городов, не позволявшим создать надежный единый фронт против италиков, греков, потом — кельтов. Несмотря на утрату политического могущества, культурное влияние этрусков на север и центр Италии оставалось значительным до конца IV в. до н. э. Особенно оно ощущалось в Риме. В кругу римской знати был моден этрусский язык, большим признанием пользовалась «этрусская дисциплина», т. е. религиозно-мифологические представления и система гаданий и жертвоприношений, изложенные в священных книгах. В них говорилось о создании мира богом и жизни людей в течение 12 тыс. лет. В книгах

содержались предписания о строительстве городов, зданий и организации земельного пространства, что было заимствовано римлянами. Исключительным авторитетом обладали этрусские гадатели, узнававшие волю богов по молниям и по внутренностям животных. Этих гадателей называли гарус-пиками. Этрусский пантеон включал в себя божества разного порядка — «скрытых», т. е. великих богов, души предков и различных демонов, добрых и злых. Среди верховных божеств известны Тини, Уни, Менрва, имевшие сходные функции с римскими Юпитером, Юноной и Минервой, а потому отождествленные с ними. Супругом Менрвы был Херкле (= рим. Геркулес). Этрусские боги и их культ имеют италийские, греческие, малоазийские, в первую очередь хеттские черты, что соответствует разнородности их происхождения. Характерные для Средиземноморья элементы прослеживаются и в других областях этрусской культуры. Камерные гробницы в архитектурном и техническом отношениях напоминают могильные склепы Балкан, Малой Азии, Сардинии. Изображения борющихся хищников и их нападения на коз и ланей, воспроиз-

43

ведение химер, сфинксов и крылатых быков на саркофагах и утвари имеют прототипы в Египте и Передней Азии. С течением времени этруски все более впитывали греческие элементы культуры. Они подражали грекам в формах керамики, вазописи и пластике, охотно изображали на зеркалах и сосудах сцены гомеровского эпоса. В свою очередь, этруски воздействовали на соседей-италийцев, в частности на Рим. Римляне переняли у них правила межевания полей, планировку городов, устройство домов, учение гаруспиков, знаки царской власти.

2. Возникновение государства в Риме.

Рим находится на берегу р. Тибр в Лации. Город вырастал из поселений на холмах — Палатине, Эсквилине, Цэлии, Квиринале, Виминале и других, возвышавшихся над сыроватыми низинами. Местоположение города, благодаря климату, судоходной реке, в устье которой добывалась соль, соседству с морем, что облегчало связи с италийскими и заморскими народами, содействовало его развитию.

О древнейшей истории Рима и Лация рассказывают легенды, переданные античными авторами. Они сообщают, что место, где возник Рим, было издревле заселено и постоянно привлекало к себе иноземцев. Первыми из них были греки, сначала аркадянин Эвандр, а вскоре затем — знаменитый герой Геракл, или Геркулес. Потом после падения Трои к побережью Лация неподалеку от тибрского устья пристали корабли троянских беглецов во главе с героем Энеем. По наиболее распространенной версии, Эней на трудном пути в Италию лишился жены Креусы, отца Анхиза и остался лишь с сыном Асканием-Юлом. Все троянцы были истомлены скитаниями, и одна из троянских женщин предложила прекратить плаванье, а для этого сжечь корабли. Звали ее Ромой. Согласно одному из вариантов предания, ее именем и назвали потом Рим (латин. Roma). Один из местных царей, Латин дружелюбно принял троянцев и даже выдал за Энея свою дочь Лавинию. В ее честь Эней построил г. Лавиний, а после смерти Латина стал царствовать и над его народом, и над троянцами. Этот объединенный народ в память об умершем царе стали называть латинами. Тем временем подрос Асканий-Юл. Он основал в лесистых горах новый город Аль-

ба-Лонгу, где и стал царем. Все его потомки получили прозвище Сильвиев, что значит «Лесовики». Четырнадцатый царь Альбы-Лонги, Нумитор, не имел мужского потомства. Он был свергнут своим братом Амулием. Чтобы обезопасить себя от претендентов на власть, коварный Амулий под видом почести отдал дочь Нумитора, Рею Сильвию, в жрицы богини Весты, потому что они должны были 30 лет сохранять безбрачие. Но юную весталку посетил бог Марс, после чего у нее родились близнецы, Ромул и Рем. Амулий повелел бросить младенцев в корзине в воды разлившегося Тибра. Но божественные близнецы не погибли. После спада воды их начала вскармливать своим молоком волчица, а потом подобрал и воспитал царский пастух Фаустул. Превратившись в прекрасных юношей и узнав тайну своего происхождения, близнецы восстановили на царстве деда, но в Альбе-Лонге не остались, а, собрав дружину, отправились на поиски места для создания нового поселения. Нашли они его на Палатине и приступили к ритуалу основания города. Между братьями вспыхнула ссора, в которой Рем был убит Ромулом. В честь него, ставшего первым царем, по другой версии предания, город получил название Рима. Тогдашние римляне состояли из одних молодых мужчин. Жители соседних городов третировали их и не соглашались выдавать за таких безродных людей своих дочерей. Ромулу пришлось пойти на хитрость Он пригласил соседей-сабинов с семьями в Рим на праздник Нептуна. В разгар празднества римляне бросились похищать сабинских девушек. Возмущенные сабины собрались и пошли войной на римлян. Но сабинянки примирили своих отцов и мужей. Римляне и сабины объединились в одну общину. Сабинянин Тит Таций стал соправителем латина Ромула. После их гибели вторым царем был сабинянин Нума Помпилий. Он упорядочил религиозную жизнь и учредил ремесленные коллегии. За ним правил Тулл Гостилий. Он завоевал Альбу-Лонгу, разрушил ее, а жителей переселил в Рим. Четвертым царем был Анк Марций, внук Нумы. Он успешно воевал с латинами, многих из них переселил и включил в римскую общину, построил мост через Тибр и основал в устье Тибра колонию Остию. Потом царем стал чужеземец полугрек, полуэтруск, эмигрировавший из Этру-

44

Бронзовое этрусское зеркало с изображением суда Париса. III в. до н. э.

рии. Звали его Тарквинием Древним. При нем Рим начал благоустраиваться: центральную площадь (форум) замостили, создали систему подземных сточных каналов, впадавших в центральную артерию, великую клоаку, построили цирк, заложили храм на Капитолии, скромные хижины стали заменять домами на каменном фундаменте. Тарквиний был убит, а его жена возвела на царство воспитанного в их доме сына рабыни, Сервия Туллия. Сервий обнес город оборонительной стеной и провел реформы, в частности организовал по-новому войско. Этот царь тоже был убит. Убийцей оказался его зять Тарквиний. который захватил царскую власть. Он правил тиранически, за что получил прозвище Гордого, и

был изгнан. После этого в Риме была установлена Республика.

Долгое время ученые считали историю древнейшего Рима вымыслом античных писателей. Но новые археологические раскопки, находки надписей и достижения лингвистической науки показали, что в сообщениях древних авторов, несмотря на ряд фантастических деталей, содержится много достоверных сведений. Так, оказалось, что место будущего города было заселено уже в середине II тыс. до н. э. По обнаруженным в Риме и в Этрурии осколкам керамики микенского типа и по наличию в латинском языке слов, известных по табличкам линейного письма «Б», выяснили, что в рассказах об Эвандре и Геркулесе содержатся воспо-

45

Химера — чудовище с головами льва и козы, змеевидным хвостом и когтистыми копытами. IV в. до н. э.

минания о попытках ахейских греков закрепиться в притибрском районе в конце II тысячелетия до н. э. Путем сопоставления разных видов источников стало известно, что легенда о похищении сабинянок отражает реальный факт синойкизма латинской и сабинской общин; была установлена историчность не только этрусских царей, но и Нумы и Анка Марция. Была подтверждена дата основания Рима Ромулом. Римский ученый Варрон (I в. до н. э.) относил это событие к 754—753 гг. до н. э. Археологи обнаружили на Палатине следы хижин середины VIII в. до н. э. Вместе с тем новые материалы показали, что Рим начала царской эпохи в античной традиции несколько приукрашен.

В начале I тысячелетия до н. э. (X— VIII вв.), т.е. в эпоху раннего железного века, на территории Рима были разбросаны родовые поселки. Жители холма Палатина, подобно другим жителям Нация, сжигали своих умерших, на Квиринале и Виминале покойных погребали в деревянных колодах, как в Сабинской области. Поэтому считается, что Палатин и близлежащая возвышенность Велия принадлежали латинам, а северные холмы — сабинам. Эти племена частично выселили, а частично ассимилировали своих предшественников — лигу-ров, сикулов и др. Селились люди преимущественно на холмах, но понемногу осваивали в хозяйственных целях и низины между ними. Жили в хижинах, круглых или

прямоугольных в плане, на деревянном каркасе с глиняной обмазкой. Рядом с ними, равно как и в окружающих рощах, находились святилища божеств, покровителей рода и местности. Поодаль от жилья располагались могилы, в лесах по холмам и в болотистых луговинах люди пасли свой скот. Поселения защищались рвами, насыпями, строились сторожевые башни.

Понемногу поселки расширялись и объединялись между собой. Первыми объединились поселки Палатина и Велии, затем в единую с ними общину слились деревни других холмов. На Капитолии выросла общая для всех крепость. Истоки синойкизма связываются в традиции с легендарным Ромулом. Таким образом, начало царской эпохи знаменовало собой начало истории объединенной римской общины.

В это время народ Рима (populus) состоял из трех родовых триб (племен), соответствующих афинским доклисфеновским филам. Нам известны только их поздние этрусские названия — тиции, рамны и луцеры. Считалось, что тиции — сабины, рамны — латины, а луцеры —этруски, что соответствовало этнической структуре Рима в конце царской эпохи. Римское население в этническом плане с самого начала было неоднородным. Но преобладали в нем латины и сабины, а этрусков почти не было. Трибы служили базой комплектования всаднических отрядов.

46

48

реформа Сервия Туллия носила демократический характер. Она явилась первым шагом на пути включения плебса в состав populus, превращавшегося из совокупности членов гентильных единиц в коллектив граждан. Вместе с тем появление новых комиций оттеснило на задний план куриатные собрания, в ведении которых остались преимущественно дела, связанные с родовыми культами. Это ослабляло значение патрициев в обществе и усиливало царя.

В современной науке считается, что Сервию Туллию приписан в древности ряд установлений более позднего времени. Но безусловно признается учреждение им: 1) территориального деления Рима; 2) цензового принципа деления общества; 3) общего войска из патрициев и плебеев.

Усиление царской власти сказывалось в том, что последние цари овладевали троном без избрания. Оно выражалось также в атрибутах царей, заимствованных у этрусков: золотой короне, имитирующей венок из дубовых листьев; сиденье, украшенном слоновой костью; скипетре с орлом; пурпурной тунике, расшитой золотом; расписном плаще. Особое значение имели фасции — пучок розог с воткнутым в них боевым топором. Их несли шедшие перед царем служители-ликторы. Это был символ власти карающей, аппарата насилия, появившегося для подавления эксплуатируемых и недовольных.

Традиция донесла до нас эхо волнений, вызванных социальными противоречиями. Недовольны были разные люди —и немногочисленные еще рабы, и бедняки, терявшие землю, а с ней и связи с родом, и родовая знать, утрачивавшая с усилением царей свои привилегии, и плебеи, ущемленные в правах. Цари, укрепляя свое влияние, лавировали между разными общественными группами. Интересы обедневших патрициев, а также плебеев, особенно богатых, учитывал Сервий Туллий. Тарквиний Гор-

дый эксплуатировал простолюдинов на тяжелых строительных работах, но одновременно привлекал их раздачами из военной добычи и возможностью участвовать в заморской торговле. О ее развитии говорит заключение первого торгового договора с Карфагеном. Зато он терроризировал родовую знать и совершенно отстранил сенат от управления, правил с помощью помощников-префектов и приближенных. Это привело в 510 г. до н. э. к заговору аристократов против Тарквиния и изгнанию его из Рима. Античная традиция, отражавшая чаяния родовой знати, неточно изобразила эти события как общенародное демократическое дело.

История царского Рима являет собой процесс роста города из разрозненных поселков и эволюции общества от начавшейся дифференциации и появления патриархального рабства в пределах родоплеменного строя до формирования архаических классов-сословий патрициев и плебеев и образования государства. Цари с их помощниками, телохранителями и ликторами, а также центуриатные комиции представляли собой публичную власть, не совпадавшую как с организующим себя populus, так и с широким кругом плебейства.

По признанию многих современных ученых, власть последних римских царей аналогична раннегреческой тирании.

В рамках царской эпохи возникло не только государство, но и важнейшие элементы развившейся в республиканский период типично античной социально-политической структуры, римского полиса, или civitas. Полис определяется как античный город-государство, а точнее — как гражданская община с античной формой собственности. Коллектив гражданства и специфический компонент двойственной античной формы собственности, ager publicus, складывались в Риме царского времени.

49

50

В социально-экономическом отношении Италия VI—III вв. до н. э. представляла довольно пеструю картину. Самыми развитыми из ее областей были Этрурия и Кампания, где процветали сельское хозяйство, ремесла, торговля. Южная Италия с богатыми греческими городами-колониями по уровню своего развития занимала второе место. Лаций с городом Римом, заселенный скотоводами и земледельцами, очень удобно расположенный на пересечении важных сухопутных и речных путей, в VI—V вв. до н. э. отставал от своих высокоразвитых соседей — этрусков и греческих колоний. Наконец, в горных областях Средней Италии жили племена, находившиеся на стадии разложения первобытных отношений.

1. Сельское хозяйство племен и народностей Италии в VI—III вв. до н. э.

Ведущей отраслью хозяйства большинства населения

Апеннинского полуострова было земледелие. Плодородные почвы и мягкий климат обеспечивали высокие урожаи в Этрурии, Кампании и Апулии. Плотные почвы обрабатывали при помощи тяжелых плугов с массивным железным лемехом (в Этрурии и Апулии), а рыхлые почвы — легкими плугами с небольшим лемехом. Наряду с плугом широко применяли мотыги для разрыхления почвы вручную.

В наиболее развитых областях Италии культивировали пшеницу, ячмень, просо, бобы, нут; в менее развитых и гористых районах — полбу, ячмень, бобы, репу.

Древние обитатели Италии не знали сахара, потребности организма в нем восполнялись за счет натурального виноградного вина. Обычно оно было некрепким и всегда разбавлялось водой (на 1 часть вина 2—3 части воды). Виноградная лоза была

51

53

религиозный центр Этрурии — был и местом общеэтрусской ярмарки; в Лации торговые сборища проводились у святилища богини Юноны Феронии, расположенного на границе четырех областей.

Расширялись размеры внешней торговли с внеиталийскими народами. Греческие колонии находились в регулярных торговых сношениях с Балканской Грецией, активную внешнюю торговлю вели и этруски. Их бронзовые изделия находят в Балканской Греции, Малой Азии, даже в Сирии. Устанавливались торговые связи с кельтами, населявшими в V—IV вв. до н. э. долину По, и с заальпийскими народами, которым сбывали виноградное вино, ремесленные изделия в обмен на сырье и рабов. Этруски были монополистами торговли янтарем, привозившимся с берегов далекого Балтийского моря. В латинских и этрусских городах и некрополях найдено множество изделий, изготовленных в Балканской Греции и Малой Азии. В Спине влияние греков было настолько сильным, что этот этрусский город превратился к V в. до н.э. в греко-этрусский.

С IV в. до н. э. втягивался в морскую торговлю и город Рим, о чем свидетельствует основание в устье Тибра римского порта Остии. Крупнейшая морская держава того времени — Карфаген — заключила с Римом три торговых договора (в 509, 348 и 280 гг. до н.э.).

Потребности внутренней и внешней торговли вызвали появление чеканной монеты как удобного средства обмена. Раньше всего чеканить монеты стали греческие колонии. Уже в VI в. до н. э. многие греческие города юга Италии и острова Сицилии имели собственные монетные дворы. В IV— III вв. греческие монетарии достигли большого совершенства в чеканке серебряных номиналов, имевших особую чистоту монетного металла и изящные, часто художественные, изображения.

В VI—IV вв. до н. э. этрусские города еще не чеканили собственных монет и пользовались при расчетах греческими. Первые этрусские монеты появились в самом конце V в. до н. э. Изготовлялись они из золота, электра, серебра и бронзы и первоначально имели изображение только на одной стороне. В IV—III вв. до н. э. количество этрусских монет возросло; их чеканили уже почти все этрусские города.

Этрусская ваза «буккеро» с фигуркой петуха и рельефными изображениями фантастических животных. VI в. до н. э.

В Риме первые монеты отливались в формах; это были медные слитки весом в римский фунт (273 грамма), без изображений (так называемый тяжелый асc — aes grave). Во второй половине IV в. до н.э. на нем появляются изображения животных — быка, свиньи, орла и т. д. (асc с изображением — aes signatum). Эти тяжелые и громоздкие слитки были малопригодны для торговли. Чеканка более легких и удобных серебряных монет датируется концом III в. до н. э. Основными монетными номинала-

54

ми в Риме были бронзовый асc, серебряный сестерций (2,5 асса), серебряный денарий (равен 10 ассам — 4 сестерциям).

3. Социальная структура в VI—IV вв. до н. э. Социальная структура Рима в VI— IV вв. до н. э. отличалась большой сложностью и пестротой. В римском обществе существовали три основных типа общественных структур: родовые учреждения, восходящие к первобытности, новый общинно-крестьянский сектор и раннерабовладельческие отношения. В процессе дальнейшего развития родовые учреждения постепенно отмирали, общинно-крестьянский сектор укреплялся, а раннерабовладельческие отношения имели тенденцию к превращению в классическое рабство.

В конкретной действительности VI— IV вв. до н. э. носителями этих структурных типов выступали классово-сословные группы патрициев, клиентов, плебеев и рабов. Каждая из этих групп занимала особое место в производстве и в обществе, обладая своим набором прав и обязанностей.

Патриции.

Патриции. Свое название патриции получили от слова pater, т. е. отец многочисленной семьи, включающей кроме родных детей также зависимых людей и рабов. "Отцами" в раннем Риме называли также членов высшего органа управления — сената. Патриции были привилегированным, господствующим классом-сословием раннего Рима. Они пользовались всей полнотой гражданских прав, голосовали в куриатных комициях, избирались в сенат, служили как в тяжеловооруженной пехоте, так и в привилегированной коннице. Каждый патриций был главой многочисленной фамилии (familias), т.е. большой семейной общины, на содержание которой они имели право брать в пользование солидные участки из общинного земельного фонда. Основные магистратские должности вплоть до середины IV в. до н. э. заполнялись патрициями. Патриции делились на родовые группы (gentes), которые восходили к далеким родовым подразделениям первобытной эпохи. И хотя патрицианские gentes VI—IV вв. до н. э. имели другую структуру и организацию, чем первобытные роды, тем не менее роль традиционных родовых связей в среде патрициев была велика. Являясь привилегированным господствующим классом-сословием землевладельцев, в структуре которого родовые связи занимали значи-

тельное место, римские патриции были консервативным элементом в обществе, тормозившим развитие новых социально-экономических отношений, частной собственности, рабства.

Клиенты.

Клиенты. В раннеримском обществе многочисленной прослойкой были клиенты — несостоятельные и политически бесправные люди. Клиентами могли быть или отпущенные на волю рабы, или переселившиеся в Рим иноплеменники, которые были вынуждены искать защиту и покровительство у патрициев и поступали под их патронат. Клиенты вступали как бы в родовую организацию патрициев на правах зависимых членов, получали родовое имя своих покровителей. На них накладывались обязанности работать на землях патронов и выполнять различные повинности: сопровождать своего патрона в походе, на выходах в город. Имущество клиента, если он не оставлял завещания, после его смерти наследовалось патроном. В случае неповиновения патрону клиента по решению суда могли обратить в рабство. В свою очередь, патрон был обязан защищать клиента от притеснений других знатных лиц, представлял его интересы в суде. Клиенты, входившие в род своих патронов, связанные с ними различными, в том числе религиозными, обязательствами, были отделены от плебеев и в социальной борьбе, происходившей в Риме в V—IV вв. до н. э., выступали вместе со своими патронами-патрициями. Но ослабление родовых связей в патрицианских родах и развитие новых социальных отношений постепенно изменяло положение клиентов. К III в. до н. э. большая часть их уже освободилась от своей зависимости от патронов, получив от государства землю, и превратилась в свободных земледельцев.

Плебеи.

Плебеи. Один из основных классов-сословий раннего Рима составляли плебеи. Часть плебеев была принята в патрицианские роды в качестве зависимых клиентов, но большинство плебса стояло вне общественной организации коренных граждан-патрициев и было лишено гражданских прав, хотя и считалось в отличие от рабов и клиентов юридически свободным. Значительную часть плебеев составляла пришлая масса людей, порвавших все связи со своей прежней родиной и стоявших вне родовой организации Рима. Эти люди оказались осо-

55

бо благоприятной средой для становления частнособственнических отношений, а их борьба с патрициями, связанными с отжившими родовыми учреждениями, была исторически прогрессивной.

Плебеи обрабатывали небольшие участки земли, занимались торговлей и ремеслами. Они жили в своей основной массе в деревнях, окружающих Рим, имели собственную общинную организацию, систему взаимопомощи. Плебеи как мелкие земледельцы представляли собой основную часть формирующегося общинно-крестьянского сектора римского общества, хотя он постоянно пополнялся и за счет клиентов, по мере того как они освобождались от патронной зависимости, да и самих обедневших патрициев, в силу разных причин растерявших свои земельные владения и свои фамилии зависимых людей. В их среде довольно быстро произошло расслоение и выделился зажиточный слой. Общее гражданское бесправие объединяло всех плебеев на борьбу с патрициями. Однако если масса плебеев добивалась получения земли и отмены кабального рабства, то зажиточные и богатые плебеи боролись в первую очередь за политическое равноправие с патрициями.

Рабы.

Рабы. В VI—III вв. до н. э. рабский труд проникает в различные отрасли хозяйства — рабы обрабатывают поля, трудятся в ремесленных мастерских, в домашнем хозяйстве. В рабов обращали военнопленных, рабами становились кабальные должники. Запрещение долгового рабства в Риме в 326 г. до н. э. сделало порабощение пленных основным источником пополнения класса рабов.

Раннерабовладельческие отношения называют патриархальным рабством и отличают от классического рабства. При патриархальном рабстве производство направлено на создание не товара, а лишь средств существования господина и его фамилии, господствует натуральное хозяйство, а связи с рынком находятся в зачаточном состоянии. Поскольку товарные отношения были слабые, а необходимость в прибавочном труде раба ограничена потребностями господина и его семьи, то эксплуатация раба не достигала крайних пределов. Несмотря на использование рабов в разных отраслях производства, в целом их было мало и они еще не стали основными производителями.

Рядом с рабами трудились и сам хозяин, и его дети.

Раб не рассматривался в качестве вещи, за ним сохранялись некоторые (хотя и самые минимальные) права человеческой личности. Раба не включали в инвентарь имения, рабы отвечали за некоторые поступки перед судом (в более поздний период его наказывал хозяин), могли выступать поручителями и быть усыновленными. Они имели право участвовать в некоторых религиозных культах и празднествах. Согласно религиозным представлениям, рабам давался отдых в праздники, а слишком жестокое обращение с рабами, напрасное пролитие крови признавались неугодными богам.

Грань между свободой и рабским состоянием не была резкой, она смягчалась и затушевывалась существованием переходных от рабства к свободе разных категорий зависимости: клиентской связи, домашнего рабства, кабального должничества.

Самым бесправным было положение рабов-военнопленных, поскольку их господина не связывали с ними ни племенные, ни родственные, ни религиозные, ни какие-либо другие отношения. Поэтому в раннем Риме противоречия между рабами и рабовладельцами не обнажились, были еще скрыты, тесно переплетались с социальными антагонизмами других зависимых прослоек населения: обедневших плебеев, кабальных должников, клиентов.

От периода VI—III вв. до н. э. не дошло известий о массовых восстаниях рабов; они еще не выступали самостоятельно, а вели борьбу в скрытых формах (бегство, порча орудий) или принимали активное участие в волнениях полусвободных и разоряющихся слоев населения.

Так, в Риме рабы принимали участие в захвате Аппием Гердонием, стремившимся к восстановлению царской власти, крепости Капитолия в 460 г. до н. э., в волнениях должников в начале IV в. до н. э., в народном движении 342 г. до н. э.

4. Борьба плебеев с патрициями.

Борьба патрициев и плебеев пронизывает всю социально-политическую историю раннего Рима, в драматических столкновениях враждующих сторон формируются основные учреждения римского общества V—IV вв. до н. э. Главный антагонизм проявлялся в том, что патрицианская знать стремилась сохранить и укрепить свое привилегирован-

56

58

дия — цензора 312 г. до н.э. Он построил первую мощеную дорогу (известная Аппиева дорога, сохранившаяся до сих пор), водопровод, которые положили начало знаменитым римским дорогам и акведукам. Он включил в состав сената тех магистратов, отцы которых были вольноотпущенными. Верховный орган управления Рима пополнился новыми людьми, деды которых были рабами. Аппий Клавдий покровительствовал тем плебеям, которые занимались ремеслом и торговлей, не имели земельной собственности и не особенно нуждались в ней: по его предложению римские граждане, не имеющие земельной собственности, могли голосовать не только в городских территориальных округах, но и в сельских, т. е. их политическое влияние возросло.

В 300 г. до н. э. были приняты законы, допускавшие выбор плебеев в состав жреческих коллегий. Наконец, в 287 г. до н. э. вновь было подтверждено, что плебисциты (т. е. решения плебейских собраний) суть законы, обязательные для всех граждан, в том числе и для патрициев (закон диктатора Гортензия). 287 год до н. э. считается последним годом долголетней борьбы плебеев с патрициями за свое политическое равноправие.

В процессе борьбы плебеев с патрициями были ликвидированы остатки родового строя и новые общественные отношения получили благоприятные условия для своего развития. С конца V в. до н. э. начинают формироваться элементы частной земельной собственности как на землях плебеев, так и патрициев и складываются условия для ее концентрации. Отмена долговой кабалы способствовала возрастанию роли рабов-иноплеменников и усилила агрессивность римского общества, все более нуждающегося в дополнительной рабочей силе.

С другой стороны, удовлетворение основных требований плебеев вело к консолидации римского общества; сословная борьба, раздиравшая и ослаблявшая изнутри Римское государство, затухает; перед лицом внешнего врага в начале III в. до н. э. Рим предстает сильным и монолитным, что не могло не способствовать его военным успехам. Уравнение в правах плебеев с патрициями изменило социальную структуру римского общества. Патриции и плебеи перестали быть разными классами-сословия-

ми. Верхушка плебса объединилась теперь с патрициями и образовала новое сословие — нобилитет (от nobilis — лучший, знатный), состоявший из крупных рабо- и землевладельцев, из среды которых пополнялся сенат и избирались на государственные должности магистраты.

Зажиточная прослойка римских граждан, связанная со средним землевладением, торговлей и коммерцией, образовала сословие всадников. Все прочие составляли плебс — это были свободные крестьяне, мелкие ремесленники и торговцы.

5. Государственное устройство Римской республики V—III вв. до н. э.

При родовом строе государства как такового не существовало. Государственная организация отличается от родовой тремя особенностями: наличием особого аппарата управления (армия, суды, чиновники), делением населения не по кровному родству, а по территориальному признаку, а также налогами, собираемыми для содержания армии, должностных лиц и т. д.

Процесс возникновения государства в Риме определялся внутренним состоянием римского общества, но он осложнился внешним фактором. В начале VI в. до н. э. этруски захватили власть в Риме, основали свою династию и создали аппарат управления, что ускорило процесс формирования собственно римской государственности. Этруски организовали монархическое управление во главе с царем. Однако это была примитивная монархия, сильно ограниченная в своей компетенции народным собранием, сначала собраниями по куриям, а затем по центуриям.

Восстание местного населения Рима в конце VI в. (около 510 г. до н. э.) ликвидировало царскую власть; было установлено, что общиной впредь будут управлять избираемые каждый год старейшины — магистраты. В Риме утвердилась республиканская форма правления (V—I вв. до н. э.).

Высшим государственным органом считалось народное собрание.

Высшим государственным органом считалось народное собрание. Оно принимало или отменяло законы, объявляло войну и заключало мир, было верховной судебной инстанцией, разбиравшей апелляции и протесты на решения судебных органов. Народное собрание избирало всех высших должностных лиц, в руках которых находилась вся исполнительная власть.

59

В Риме собирались три вида народных собраний — комиций (от лат. слова comitia — сходка); до реформ Сервия Туллия в середине VI в. до н. э. народные собрания собирались только по куриям и назывались куриатными комициями. Они были единственным видом народного собрания. Однако курии были замкнутыми объединениями патрициев с сильными пережитками родового управления и не включали плебеев. Сервий Туллий, роль которого в оформлении Римского государства особенно велика, допустил плебеев к военной службе и создал так называемое центуриатное устройство. В связи с тем, что в V— IV вв. до н. э. важнейшие проблемы общественной жизни порождались многочисленными войнами, борьбой патрициев и плебеев, значение куриатных комиций сильно упало и решающее значение в государственной жизни приобрели собрания римских граждан по центуриям, в которые входили как патриции, так и плебеи.

Центуриатные комиции собирались высшими должностными лицами — консулами — за городской чертой Рима, на Марсовом поле (Марс — бог войны). Все римские граждане выставляли 193 центурии, из них самые богатые — первый класс — 98 центурий, т. е. больше половины. Голосование проходило по центуриям, каждая имела один голос. Голоса подавали по строго заведенному порядку: сначала центурии первого класса, затем второго, третьего и т. д. Если за предложение голосовало больше 50% голосов центурий, голосование прекращалось, а предложение становилось законом. При подобном порядке голосования все вопросы решались 98 центуриями первого класса, т. е. самой богатой частью римского гражданства. Олигархический характер центуриатских собраний вызвал недовольство широких слоев римских граждан; они вели борьбу за демократизацию центуриатных комиций и справедливое представительство центурий. Во второй половине III в. до н. э. была проведена демократическая реформа центуриатных комиций. Ранее каждый класс выставлял разное число центурий и, следовательно, имел неодинаковое количество голосов, теперь каждый из пяти классов выставлял ровное количество центурий — 70, а всего в Риме стали насчитывать 373 центурии (5 классов

по 70 = 350 + 18 центурий всадников + 5 центурий ремесленников и пролетариев).

В процессе борьбы плебеев с патрициями приобрели важное государственное значение собрания плебеев по территориальным округам — трибам (римская территория делилась на 35 территориальных округов — триб, 4 городские и 31 сельскую). Первоначально трибутные собрания состояли из одних плебеев и собирались в противовес чисто патрицианским собраниям по куриям. Усиление политического значения плебеев привело к росту государственного авторитета трибутных плебейских собраний. По законам 449 г., а затем 287 г. решения трибутных плебейских комиций признавались законом, обязательным и для патрициев. В трибунных комициях стали принимать участие и патриции, а этот вид народного собрания ко II в. до н. э. стал основным и решающим в государстве. Трибутные комиции, связанные по своему происхождению со сходками плебейских масс, с самого начала отличались демократическим характером. Все 35 триб имели независимо от состава населения один голос и пользовались одинаковыми правами. Демократический характер трибутных комиций усилился после реформ Аппия Клавдия (конец IV в.), по которым ремесленники и торговцы, всегда более подвижные и беспокойные люди, могли приписываться не только в четыре городские трибы, но и в остальные сельские трибы и тем самым оказывать свое влияние на более широкую массу населения.

Несмотря на известную демократизацию римских народных собраний и их широкую компетенцию, орудием в руках аристократии оказывались даже самые демократические трибутные комиции. Народное собрание обсуждало только вопросы, внесенные магистратами и предварительно обсужденные в сенате, т. е. у него не было права законодательной инициативы. В Риме было несколько видов народных собраний: куриатные, центуриатные, трибутные комиции. Их функции не были разграничены достаточно четко, чем и пользовалась в своих целях правящая верхушка Рима, представленная сенатом и магистратами.

Сенат.

Сенат. В государственной жизни Рима сенат играл очень большую роль. Ни один законопроект не поступал на рассмотрение народного собрания, если его предваритель-

60

Государственные органы Римской республики III—II вв. до н. э.

но не обсудил сенат. Мало того, закон, принятый на народном собрании, становился законом лишь после одобрения его сенатом. Сенат, таким образом, контролировал и руководил деятельностью народного собрания в нужном для него направлении. Избранные на должность магистраты отчитывались в своих действиях перед сенатом и тем самым целиком зависели от его воли. С IV в. до н. э. состав сената стал пополняться из отслуживших свой срок магистратов, которые после сложения своих полномочий включались в сенатский список. Этот список велся особым магистратом-цензором в строго иерархическом порядке. Сначала в списке стояли имена бывших цензоров, далее шли консулы, потом преторы и т. д. Созывать сенат на заседания могли только высшие магистраты: диктатор, консулы, преторы. При обсуждении вопросов и голосовании мнения и голоса подавались строго по списку. Принятое решение называлось сенатус консультом, или декретом. Сенат был оплотом римской олигархии.

Магистратуры.

Магистратуры. В Риме не было постоянного чиновнического аппарата, вся исполнительная власть принадлежала выборным должностным лицам — магистратам. Такими магистратами были консулы, преторы, эдилы, квесторы, избиравшиеся на один год. Выборы происходили за 3—4 месяца до вступления новых магистратов в

свои должности. Система римских республиканских магистратур сложилась не сразу после изгнания последнего царя, а создавалась постепенно. Предполагают, что в первые годы Республики во главе исполнительной власти стоял один высший магистрат (должностное лицо) — претор (идущий впереди), которому помогал заместитель — квестор. После первого ухода плебеев на Священную гору были созданы должности народных трибунов и плебейских эдилов, их помощников. Однако существование единоличного главы исполнительной власти в лице претора казалось опасным, так как создавало возможность захвата власти с его стороны и возвращения ненавистной монархии. Поэтому в середине V в. вместо одного высшего магистрата стали выбирать двух, которые пользовались одинаковой властью и управляли совместно. Они должны были советоваться друг с другом и были названы консулами (от сопsulo — совещаюсь). Позже были созданы новые должности цензоров, выбиравшихся по 2 человека один раз в пять лет на 18 месяцев. Цензоров выбирали из бывших консулов. Они должны были распределить римских граждан по имущественным классам и, проверив, составить новый список сенаторов. Преторам же была передана судебная власть. В законченном виде система римских магистратур сложилась лишь ко второй половине IV в. до н. э.

61

По римской конституции все магистратуры были коллегиальными (2 консула, 2 претора, 4 эдила, 10 народных трибунов, 4 квестора), ежегодно переизбираемыми и неоплачиваемыми. Выполнение обязанностей магистрата считалось не работой, а почетом (honor) и поэтому было безвозмездным. Отсутствие вознаграждения делало невозможным для рядовых римских граждан занимать магистратурные должности. Напротив, для избрания и отправления государственной должности нужно было затратить много собственных денег на содержание при себе штата писцов, глашатаев, охраны, низших служащих и т. д., так как постоянного государственного аппарата не было. Поэтому магистратом мог быть избран только богатый человек. Во время отправления должности магистрат не мог быть привлечен к судебной ответственности или смещен. Высшими магистратами считались цензоры, консулы и преторы. Консулы командовали армией, осуществляли высшую гражданскую власть, в то время как преторы отправляли судебную власть. Народные трибуны обладали правом «вето» в отношении решений магистратов, могли вносить законопроекты, созывать трибутные комиции, имели право даже арестовать магистрата и опротестовать решение сената. Личность народного трибуна признавалась священной и неприкосновенной (sacrosanctus). Всякий, кто оскорблял трибуна — хотя бы словами,— подлежал смерти. Власть народного трибуна была очень велика, но их было 10, и они могли обратить свою власть друг против друга, например используя право «вето», и тем самым нейтрализовать действия своих коллег. К тому же власть трибуна ограничивалась только чертой города Рима.

Обязанностями эдилов были наблюдение за порядком в городе, городское благоустройство, забота о продовольствии, устройство общественных игр. Квесторы заведовали казной, вели финансовые книги, они сопровождали консулов в военных походах, распоряжались продажей пленных и военной добычи.

В случае чрезвычайных обстоятельств (тяжелая война, опасные восстания или уход плебеев из Рима) назначался единоличный диктатор (dictator) и его заместитель, так называемый начальник конницы (magister eguitum), которому подчинялись

все должностные лица, но диктатор не мог оставаться у власти больше 6 месяцев.

Магистраты и сенат пользовались фактически всей полнотой государственной власти в Римской республике, которая получила ярко выраженный аристократический характер.

6. Ранняя римская культура.

Римская культура ранней эпохи развивалась на местной, латинской основе, но подвергалась воздействию более культурных народов, в первую очередь греков, а затем этрусков.

Римляне говорили на латинском языке, который обогащался за счет греческих, сабинских и этрусских слов. Возможно, уже в VIII в. до н. э. они пользовались письменностью. Об этом рассказывают античные авторы, но никаких письменных памятников этого времени не сохранилось. Древнейшая латинская надпись датируется концом VII в. до н. э. Латинский алфавит сложился на основе греческого, но в передаче греческой письменной традиции участвовали этруски. В основном латинский алфавит оформился в конце IV в. до н. э. Он был реформирован Аппием Клавдием Цеком, цензором 312 г. до н. э.

Ранняя римская религия отражала примитивную стадию развития италийского общества. Ей были присущи элементы тотемизма. Римляне почитали капитолийскую волчицу, вскормившую Ромула и Рема, подобно тому как самниты почитали быка, а пицены — дятла. В почитании Марсова щита — анциле, якобы упавшего с неба, а также руминальской смоковницы, под которой волчица, по преданию, вскармливала близнецов, видны следы фетишизма. Но особенно характерны для римлян анимистические представления.

Как и другие народы на аналогичной стадии развития, римляне поклонялись разным силам природы — земле, воде, огню. Римляне верили, что весь окружающий их мир, все состояния и действия людей, включая хозяйственную деятельность, их умонастроения и чувства и даже отвлеченные понятия имеют духов-покровителей. Для римлян существовали божества первого крика ребенка, первого детского слова, выводившие его из дому и ведшие домой, божества бледности, страха, стыда, верности и т. п. Чисто римской была вера в гения человека, руководившего его поступками и умиравшего вместе с ним. Первоначально

62

64

публичное право, сохранялись устаревшие, введенные предками, нормы как священные. Но все же социальную эволюцию Рима сопровождало, хотя и медленно, развитие права.

Быт римлян царского и раннереспубликанского времени был неприхотливым, подчиненным интересам формирующейся гражданской общины. Это находило выражение в невзрачности жилищ и в скромности святилищ. Город создавался путем синойкизма отдельных поселков с беспорядочными петлями улиц. Только в правление царей-этрусков Рим был обнесен оборонительной стеной, хижины стали сменяться домами на фундаменте, начали строить монументальные храмы этрусского типа. Первым был сооружен храм Юпитера, Юноны и Минервы на Капитолии. Небогатая фантазия римлян не создавала образа богов, что

обусловило отсутствие их изображений в доэтрусское время. Но храм капитолийской троицы был уже пышно украшен рельефами и скульптурами. Особенностью римского художественного творчества было изображение конкретных реальных людей. К периоду ранней Республики относится возникновение обычая хранить в доме в специально отведенных для этого шкафах (ларариях) восковые маски, снятые с умерших, считавшихся семейными ларами. Этот обычай способствовал развитию портретной скульптуры, отличавшейся большим сходством с оригиналом.

Все аспекты ранней римской культуры показывают, что римляне, воспринимая плодотворные влияния других народов, сохраняли ее глубокое своеобразие, обусловленное местной италийско-латинской основой.

В первые века I тысячелетия до н. э. латины, сабины, вольски, эквы, самниты находились на стадии разложения первобытнообщинных отношений, жили в условиях военной демократии. На этой стадии развития война является постоянной совместной работой, которая ведется ради захвата объективных условий существования и для упрочения этих захватов. Главным объектом завоеваний была земля. Во время набегов захватывались скот, оружие, любая утварь. С ростом производительных сил появляются излишки продукции, распространяется патриархальное рабство, увеличивается народонаселение. Это приводит к тому, что значение войны возрастает.

Рим с самого начала воюет с сабинами, латинами, этрусками. Попытки завладеть правобережьем Тибра прочного успеха не имели, но римлянам удалось перебросить мост через реку. При Анке Марции римляне поставили под свой контроль устье Тибра с его соляными разработками, а при последних царях овладели г. Габии, отняли часть территории у вольсков и утвердились в Южном Лации, основав колонию Сигнию и порт Цирцеи.

С установлением Республики расширение римской территории продолжалось. В завоеванные земли римляне выводили колонии, которые становились форпостами дальнейших завоеваний. Античный Рим не мог обойтись без колонизации. Низкий уровень развития производительных сил обусловливал ограничение населения в полисах и тем самым уход части граждан в колонию. Основание ее проводилось по решению народного собрания, определявшего место поселения и число колонистов. Для организации колонии избиралась комиссия из трех человек, дававшая ей имя, осуществлявшая контроль за размежеванием территории, выделением в ней общественных и частных земель и совершением полагающихся религиозных обрядов. Практическую работу проводили специалисты-землемеры.

1. Международное положение и войны Рима в V в. до н. э.

Первоначально Рим был ординарным городом Лация и входил в союз 30 латинских городов. В конце царской эпохи Рим занял преобладающее положение в Лации, его рост и экспансия начали тревожить латинов. С конца VI в. до н. э. ситуация меняется. В связи с изгнанием из

65

Рима этрусского царя Тарквиния Гордого (510 г. до н. э.) активизировались этруски. Царь города Клузия, Порсена, оказывая помощь Тарквинию и надеясь на поддержку недовольного патрициями плебса, осадил Рим. В римских легендах борьба с Порсеной изображается как цепь патриотических подвигов героев. Так, один из них, знатный юноша Гай Муций, стремясь убить Порсену, пробрался во вражеский лагерь, но по ошибке убил его секретаря. Он был схвачен и доставлен к царю. На допросе Муций, демонстрируя свою стойкость, положил руку на огонь, разведенный для жертвоприношений, и спокойно переносил нестерпимую боль. Сраженный этим, Порсена отпустил героя, а Муций, потерявший сожженную правую руку, получил в Риме почетное прозвище Сцеволы (Левши). В действительности же Рим справиться с Порсеной в одиночку не смог. На помощь ему пришли латины и извечные враги этрусков — кампанские греки. Их объединенными усилиями и была достигнута победа под Арицией (508 г. до н. э.).

Однако после отражения общей опасности отношения римлян с латинами ухудшились и вылились в так называемую 1-ю Латинскую войну. Она длилась несколько лет и закончилась к 493 г. до н. э. миром. Рим вынужден был вступить в новый союз с латинами на условиях невмешательства в их внутренние дела, взаимной военной помощи и равного дележа добычи. Латины, с которыми был заключен договор, составляли тогда федерацию 8 городов, возникшую, видимо, в период борьбы с Порсеной. Союз группировался вокруг общих святынь и культов — Юпитера Лациарского на Альбанской горе, Юноны в Лавинии, Дианы у Немейского озера. Члены союза были равноправны. Во главе его стоял выборный диктатор. По месту собрания союз назывался Арицийской федерацией, активную роль в нем играл город Тускул.

Мир и союз Рима с латинами объясняется общей опасностью со стороны вольсков и эквов. Кроме того, против Рима выступили сабины. Борьба римлян с врагами изобилует драматическими и героическими эпизодами. Согласно легенде, в тяжкой войне против эквов и сабинов был назначен диктатором Тит Квинкций Цинциннат. Известие об этом он получил прямо на поле, где занимался земледельческим

трудом. Облачившись в тогу, он принял командование, вскоре выиграл войну и вновь вернулся к прерванным занятиям.

Войны с эквами и вольсками постоянно возобновлялись и приводили к постепенному переходу их земель в руки римлян. Но более грозным противником Рима на протяжении V в. до н. э. был богатый этрусский город Вейи. Римляне стремились завладеть плодородной областью вейентов и поставить под контроль оба берега Тибра, по которому вывозилась соль. Соляные склады находились в Риме у подножия Авентина, откуда начиналась Соляная дорога, которая тянулась по земле сабинов. Покорить Вейи удалось только в начале IV в. до н. э.

2. Война с галлами.

Дальнейшая экспансия римлян на время была приостановлена: они сами стали объектом нападения со стороны кельтов, или галлов. Еще в VI в. до н. э. часть галльских племен (сеноны, бойи, инсубры и др.) покинули долину реки Дуная, а в V в. до н. э. появились в Северной Италии. Они завоевали области, населенные этрусками и лигурами, и поселились в долине реки По, которая с этого времени стала называться Галлией Цизальпинской. Здесь они основали крепость Медиолан (совр. Милан). В IV в. до н. э. галлы стали продвигаться на юг в Этрурию. Тогда этруски объединилась с римлянами. В 390 г. до н. э. при речке Алии (приток Тибра) произошла битва, в которой галлы одержали победу. Они двинулись на Рим, взяли его и сожгли. В руках римлян остался только укрепленный Капитолий. Согласно традиции, и он едва не стал добычей галлов, которые пытались ночью его атаковать. Но движение врагов разбудило гусей, посвященных богине Юноне. Их гогот разбудил защитников крепости. Один из них, Марк Манлий, первым преградил путь галлам. Об уходе галлов из Рима латинские и греческие авторы рассказывают по-разному. Ливий говорит, что римляне были спасены Марком Фурием Камиллом, победителем города Вейи. Греки передают, видимо, более правдоподобную версию, согласно которой Рим откупился от галлов золотом.

Галльское нашествие ослабило Рим. Много сил и средств потребовалось, чтобы отстроить город и вновь обнести его стеной. Ослаблением Рима воспользовались вольски, эквы и этруски и напали на него. Их поддержали латины и герники, что привело

66

Мечи и кинжалы кельтской знати. V — [I вв. до н. э.

к фактическому распаду римско-латинского союза. Дружественные отношения с Римом сохранял лишь Тускул. За это тускуланцы сохранили право браков с римскими гражданами, но без права голосования в римских комициях.

На протяжении IV в. до н. э. над римлянами и другими италийцами не раз нависала галльская угроза.  Это обусловило

возобновление римско-латинского союза (358 г. до н.э.), к которому присоединились и другие общины Средней Италии. Опираясь на этот союз, Рим справился с трудностями и даже потеснил этрусков и вольсков, на земли которых он вывел новых колонистов.

Вырос и международный престиж Рима. Это выразилось в заключении договоров с

67

69

на северо-восток, в область, занятую галлами-сенонами. Маневр оказался удачным, римляне овладели областью. На побережье Адриатики была основана Сена Галльская, первая колония римлян в галльской земле. В период этой кампании была одержана еще одна победа над галлами при Вадимонском озере (283 г. до н. э.). Эти успехи укрепили положение римлян в Этрурии, Умбрии и Пицене.

4. Покорение римлянами Южной Италии.

Обстановка в Южной Италии в начале III в. до н. э. была сложной. Греческие города постоянно испытывали натиск племен апулов, луканов и бруттиев. Между греками единства не было, внутри полисов обострились социальные противоречия. Особенно тяжело приходилось городу Фурии, который не в силах был противостоять луканам. Поэтому фурийцы обратились за помощью в Рим. Римляне послали к Фуриям свое войско, отогнали от города луканов, после чего оставили там свой гарнизон. Так Фурии стали плацдармом для распространения римского влияния на юг полуострова. Римские суда начали крейсировать по Ионийскому морю и зашли в бухту Тарента. Тогда тарентинцы потопили часть римских судов, а затем отправились в Фурии и изгнали оттуда римский гарнизон. Война стала неизбежной.

Греческие полисы Италии своих армий не имели и пользовались услугами наемников. Тарент призвал известного полководца, эпирского царя Пирра, состоявшего в родстве с Александром Македонским. Пирр был похож на него и старался ему подражать. Подобно другим эллинистическим властителям, Пирр мечтал о славе Александра и стремился создать обширную державу, завоевав Апеннинский полуостров, Сицилию, а потом и Карфаген. Предложение тарентинцев соблазнило его. В 280 г. до н. э. Пирр появился в Италии. При нем было более 20 000 пехоты, 3 000 всадников и «новинка» боевой техники для италийцев — 20 боевых слонов. Использование в битве этих невиданных италийцами животных сыграло решающую роль: первое сражение при Гераклее было Пирром выиграно. Все греческие города, а также луканы и самниты перешли на сторону царя. Тогда он предпринял поход через Самний и Кампанию на Лаций. Но латины предпочли объединиться с Римом, и Пирр,

воздержавшись от риска, вернулся в Тарент. В 279 г. до н. э. произошла вторая знаменитейшая битва Пирра с римлянами при Аускуле в Апулии. Она закончилась победой царя ценой таких тяжелых усилий и потерь, что Пирр, как говорят, произнес крылатую фразу: «Еще одна такая победа над римлянами, и мы окончательно погибнем». Пирр оказался в трудном положении. Италийские греки остались им недовольны. Карфагеняне заключили военный союз с Римом, направленный как против Пирра, так и против сицилийских полисов. В этих условиях Пирр сблизился с сицилийскими городами и принял их предложение возглавить борьбу с карфагенянами, контролировавшими значительную часть острова. Оставив в негодующем Таренте гарнизон, царь отбыл в Сицилию. Там он успешно действовал при поддержке греков, вытесняя карфагенян из занятых ими городов и собирая силы для переправы в Африку. Пирр был храбрым человеком и блестящим полководцем, но недальновидным политиком. Готовясь к африканской экспедиции, не считаясь с настроениями и возможностями сицилийцев, он всячески унижал их. И сицилийские греки настолько возненавидели его, что вступили в союз с карфагенянами, против которых его призвали. Тогда, рассорившись с сицилийцами, Пирр вернулся в Италию. За время его отсутствия римляне сумели овладеть городами Кротоном и Локрами. Поэтому тарентинцы были рады возвращению царя. Между войском Пирра и римлянами под командой Мания Курия Дентата в 275 г. до н. э. произошла битва в болотистой местности у города Малевентум, что означает «дурной (нездоровый) воздух». К этому времени римляне уже научились бороться со слонами, на которых греки возлагали надежды, и отбили атаки Пирра. Вскоре римлянам удалось перейти в контрнаступление и разбить греческое войско. В честь одержанной победы римский сенат постановил переименовать Малевентум в Беневентум («хороший воздух»), и это название сохраняется и поныне.

Пирру пришлось бесславно покинуть Италию и вернуться в Грецию. Там он ввязался в очередную авантюру, стремясь овладеть Пелопоннесом; бесстрашно сражаясь в Аргосе в уличном бою (272 г. до н.э.), он погиб от удара черепицей, которую бросила в него с крыши одна старая женщина.

70

Узнав о гибели Пирра, оставленный им гарнизон сдал римлянам Тарент. Вслед за тем римляне завладели Луканией и Бруттием. Дольше всего держался греческий город Регий. Но и он в 270 г. до н. э. стал добычей Рима. Вся Италия была покорена римлянами, независимым от него практически оставался только этрусский город Вольсинии. Чтобы отстоять свою самостоятельность, вольсинийцы решились на крайнее средство — вооружили своих бесправных бедняков и даже рабов. Однако угнетенные обратили полученное оружие против знати и захватили власть в городе. Тогда вольсинийская верхушка пошла на сговор с Римом. В 265 г. до н. э. римляне овладели Вольсиниями. Теперь весь Апеннинский полуостров до Паданской долины был подчинен Риму.

Такой успех римлян не случаен, его можно объяснить несколькими причинами.

Рим был удачно расположен в центре Италии на судоходной реке близ соляных разработок, что способствовало его быстрому экономическому развитию. С ростом торговли расширялись его культурные связи, возможности изучить окружающие его общины.

В социальном плане Рим тоже быстро развивался. Социальные противоречия интенсифицировали внутреннюю борьбу. Успехи плебеев в борьбе с патрициями стимулировали завоевательную политику Рима, положительно сказывались на боеспособности. В конце IV в. до н. э. Рим достиг военно-технического превосходства над соседями. Манипулярная система и применение коротких копий и мечей позволили римлянам легко маневрировать в любых условиях.

Важным фактором было то, что противники Рима не имели единства. Галлы, самниты, сабелльские племена находились в момент столкновения с Римом на более низком, чем он, уровне, т. е. жили первобытно-общинным строем, были слабо организованы. Этрускам и грекам, более культурным, чем римляне, тоже не хватало единства и согласованности действий. Их разъедали внутренние противоречия, взаимное соперничество, у греков не было своих армий.

Все это было учтено римлянами, которые разбивали своих противников поодиночке и с помощью разных типов союзов,

выражавших принцип «разделяй и властвуй», препятствовали созданию единого фронта борьбы с Римом.

5. Структура Римско-италийского союза.

Завоевание Римом Италии и подчинение ее римской власти не означали образования единого централизованного государства. Несмотря на то, что шлюзы для притока новых членов в ряды замкнутого римского гражданства приоткрылись, Рим остался полисом. Но наряду с ним сохранились и другие италийские полисы, тоже подвергшиеся трансформации. Но она выразилась в нарушении иного полисного принципа, а именно в отсутствии полной самостоятельности, т. е. в потере всеми права на самостоятельную внешнюю политику. В Италии сложилась своеобразная государственно-правовая форма, получившая в науке название Италийского, а точнее, Римско-италийского союза. Его специфика заключалась в том, что это был союз стоящего над всеми полиса Рима с отдельными полисами и общинами Италии, притом на разных условиях.

Первое различие между союзниками состояло в том, что одни из них имели полное самоуправление, а другие — ограниченное. К самоуправляющимся общинам относились союзные муниципии (от лат munus— обязанность: трудовая, воинская, почетная) и колонии разного ранга.

Муниципии высшего ранга были представлены теми древними полисами Лация, которые в 338 г. до н. э. получили всю полноту прав в Риме. Ниже их стояли обладавшие лишь имущественными правами в Риме в полном (civitates sine sutffragio — этрусский город Цэре, сабинские города) или неполном (города Фунды, Формии) объеме, а также союзники (socii), не имевшие в Риме никаких прав (греческие города Южной Италии — Неаполь, Тарент и др.).

Отношения Рима с колониями союзными договорами не регулировались. Но фактически колонии были составной частью Римско-италийского союза, потому что, подобно союзным муниципиям, не были независимы в области внешней политики и обязаны были воевать на стороне Рима. Колонии подразделялись на римские (гражданские) и латинского права. И те и другие пользовались самоуправлением. Но колонисты римских (гражданских) колоний в IV в. до н. э. стали обладать всей полнотой

71

гражданских прав в Риме, т. с. составили привилегированный слой колонистов.

К союзным общинам с ограниченным самоуправлением

К союзным общинам с ограниченным самоуправлением принадлежали те, которые вынуждены были в период римского завоевания сдаться на милость победителя и заключить с ним неравноправный договор. Среди этих сдавшихся (dediticii) оказались кампанские города (Капуя, Кумы), не получившие никаких прав в Риме, имевшие самоуправление, но под надзором присланного из Рима префекта, откуда их название — префектуры. К союзникам низшего ранга из числа сдавшихся относились члены бывшей Самнитской федерации, а также покоренные галльские племена.

Римско-италийский союз был своеобразной государственно-правовой структурой, состоящей из потерявших автаркию полисов, из которых одни становились полностью, а другие частично автономными во внутренней жизни. Ведь и муниципии и колонии сохраняли полисные черты. Таким образом, полисы (civitates) внутри Римско-италийского союза сохранялись, число их даже возрастало в силу социально-экономического развития племенных общин. Каждый полис представлял собой гражданский коллектив, члены которого обладали частной собственностью на свой участок земли и вместе с тем распоряжались общенародной землей, местным ager publicus. Однако сохранившиеся полисные структуры трансформировались: все члены Римско-италийского союза потеряли такую полисную черту, как независимость, а Рим — такую, как замкнутость. И это усиливало Рим, способствовало смягчению недовольства союзников, подавляло их сепаратизм.

В результате покорения Италии Рим политически усилился. Вырос за счет союзнических воинских контингентов его военный потенциал. Но он окреп и экономически, потому что отторгал у побежденных земли, которые превращались в ager publicus. Частично завоеванная земля отводилась под колонии, но большая ее часть становилась принадлежностью самого Рима. На протяжении V — середины III вв. до н. э. постоянно увеличивалась римская территория, росло число округов — триб, достигшее 35 к 265 г. до н. э.

Рим, конечно, эксплуатировал своих союзников. Но вместе с тем создание Римско-италийского союза экономически и

культурно сблизило население Италии, содействовало распространению прогрессивного в тех условиях рабовладельческого уклада хозяйства на всем Апеннинском полуострове.

Ранняя римско-италийская цивилизация за пять веков своего развития прошла сложный исторический путь от отдельных разрозненных очагов раннеклассовых отношений и первичной государственности в городах Великой Греции и Этрурии к единому сильному государственному образованию — Римско-италийскому союзу. Борьбу за насильственное объединение Италии и Великой Греции возглавила и довела до конца Римская община. Отставая в VIII— V вв. от греческих и этрусских городов по уровню своего социально-экономического, политического и культурного развития, небольшая Римская община на Тибре смогла решить свои сложные внутренние проблемы, добиться известного социального консенсуса, стабилизировать экономику и создать мощную военную организацию.

Это обеспечило военный успех Рима в войнах с многочисленными соседями. Но не только военное насилие вело к объединению многие города, народности и племена Италии. Это объединение отражало и глубинное стремление италийских племен к союзу, выраставшее и из общего этнического родства всех италиков, и из общности основных принципов общинного устройства полисного типа италиков и греков, и из суровой необходимости соединения сил против нападения варварских племен на Италию (вторжение кельтов).

Естественным инициатором такого объединения могла стать только Римская община, расположенная в географическом центре Италии, месте пересечения основных сухопутных и морских дорог, различных культурных влияний италийских племен, этрусков и греков.

В процессе римских завоеваний была выработана адекватная форма организации единой Италии — Римско-италийский союз во главе с Римом, сочетающий самую широкую автономию отдельных субъектов союза: полисов, общин, племен и достаточ-

72

но авторитарную власть центра — Рима, располагавшего большими возможностями для проведения обшей политики объединенной Италии. Несмотря на отдельные слабости структуры Римско-италийского союза, противоречия между союзными общинами и центром — Римом, приводившие к войнам и восстаниям, Римско-италийский союз в целом как сильное государство

федеративного типа сохранял свою прочность и стабильность в течение почти полутора столетий.

Объединение Италии открывало возможности для известной унификации экономики, социальных, политических структур и культуры многочисленных городов, общин и племен, стоящих на самых разных уровнях историческою развития.

73

74

ДРЕВНЯЯ ИТАЛИЯ И СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ в середине - третей четверти I тысячелетия до н.э.

Ареалы расселения основных этнических группировок Западной Европы н Северо-Западной Африки в V-IV вв. до н.э.

75

76

Подчинив юг Апеннинского полуострова. Римская республика расширила свои границы до Мессинского пролива, отделявшего ее от острова Сицилии. Существующие здесь греческие колонии к IV—III вв. до н. э. превратились в цветущие города, что вызывало зависть воинственных соседей, и прежде всего Рима.

К III в. до н. э. особенно усилились Сиракузы, подчинившие своему влиянию большую часть острова. Славилась и Мессина, расположенная на берегу пролива, отделяющего Сицилию от Апеннинского полуострова. Греческие города издавна находились во враждебных отношениях с могущественным Карфагеном. Карфагеняне прочно утвердились в западной части острова, сильно укрепили города Лилибей, Дрепану, Панорм, превратив их в опорные пункты своего господства и экспансии в борьбе с греками.

Захватив Апеннинский полуостров, Рим стал вмешиваться в сицилийские дела,

что задевало интересы прежде всего Карфагена. Будучи одним из самых могущественных государств Западного Средиземноморья, Карфаген рассматривал Сицилию как зону своего влияния, постепенно оттесняя слабеющие греческие города.

До 264 г до н. э. Рим и Карфаген находились в мирных отношениях. Торговля и мореплавание регулировались особыми договорами, которых, по сведениям Полибия, было три. Третий договор от 280 г. до н. э. касался не только торговых отношений Рима и Карфагена, но и политических. Пока Рим был занят покорением Апеннинского полуострова, а Карфаген — завоеванием Северной Африки, их интересы не сталкивались. Однако после проникновения римлян в Южную Италию положение изменилось. Римская республика превратилась в сильное государство, претендовавшее на господство не только на Апеннинском полуострове, но также и на соседних территориях, в первую очередь на больших островах

77

Средиземноморья, в частности на богатой Сицилии. Эти притязания неизбежно вели к столкновению с Карфагеном, обеспокоенным усилением и экспансией Рима. Схватка двух держав за раздел сфер влияния стала неизбежной. Агрессивные действия начали карфагеняне. В 272 г. до н. э. во время осады Тарента римскими войсками карфагенская военная эскадра вопреки договору между Римом и Карфагеном вошла в гавань и попыталась овладеть городом. Однако эта попытка не увенчалась успехом. Тарентская знать предпочла отдать город римлянам. Карфагеняне вынуждены были принести извинения, но от дружественных отношений между Римом и Карфагеном не осталось и следа. Стороны стали готовиться к открытому столкновению.

1. 1-я Пуническая война (264—241 гг. до н.э.).

Вскоре представился повод для открытия военных действий. Римляне приняли предложение Мессаны о помощи в местной войне Мессаны и Сиракуз.

Переправившись в Сицилию, римляне заставили сиракузян и помогавших им карфагенян снять осаду Мессаны, в открытом сражении разбили сухопутную карфагенскую армию, а затем вскоре и войско Сиракуз. Их дела пошли настолько успешно, что уже через год они подошли к стенам Сиракуз и заставили тирана Гиерона заключить мирный договор, по которому он становился «союзником» Рима, уплачивал денежную контрибуцию и обязался снабжать римские войска продовольствием.

Мир с Гиероном и захват Мессаны укрепили положение римлян в Сицилии: они могли теперь беспрепятственно высаживать свои войска на острове, сложный вопрос об обеспечении войск припасами был решен.

В 262 г. до н. э. римляне двинули войска на город Акрагант, превращенный карфагенянами в сильную крепость. После шестимесячной осады Акрагант пал, карфагенские войска были оттеснены в западный угол острова, где находились сильно укрепленные карфагенские военно-морские базы: Панорм, Лилибей и Дрепана. Хорошо защищенные с суши, они имели сильные гарнизоны и обильно снабжались по морю всем необходимым.

Карфагенский флот, господствовавший на море, высаживая десанты в наиболее беззащитных местах Сицилии и Апеннин-

ского полуострова, наносил римлянам существенный ущерб.

Для успешного ведения войны Риму был необходим сильный флот, способный противостоять карфагенскому. Рим, мобилизовав все средства италийских союзников, в первую очередь греческих городов Южной Италии, уже в 260 г. до н. э. имел флот в 120 боевых судов. Готовые вступить в бой с карфагенскими эскадрами корабли прибыли в Сицилию.

Карфагеняне — прославленные мореходы, — имея быстроходные корабли, с презрением относились к римскому флоту с его, как им казалось, плохо обученными командами и неуклюжими судами. В первом столкновении небольшой римской эскадры с карфагенскими кораблями карфагеняне легко победили (столкновение у Липарских островов в 260 г. до н.э.). Вслед за этим карфагенский командующий охотно дал решительное сражение при Милах. В этом сражении прославленный карфагенский флот был разбит. Большую помощь римлянам оказали придуманные их кораблестроителями абордажные крючья и мостики, которые перекидывались на неприятельский корабль: корабли сцеплялись, по мостикам перебегали легионеры и захватывали вражеское судно.

Развивая успехи сухопутных и морских сил, римляне приняли решение атаковать неприятеля на его же территории, т. е. перенести войну в Африку. Они снарядили громадный флот в 330 боевых кораблей. Карфагеняне сделали попытку воспрепятствовать переправе римлян в Африку. Новый карфагенский флот в составе 350 кораблей встретил римский флот у мыса Экном (256 г. до н. э.), подле южного побережья Сицилии. Однако римляне разбили карфагенян и открыли себе путь в Африку.

Римская армия высадилась недалеко от Карфагена, подчинила себе многочисленные мелкие городки и поселения и осадила сам Карфаген. Римляне настолько были уверены в успехе, что отозвали из Африки большую часть флота и половину армии. Карфагеняне запросили мира, но римский консул Атилий Регул предложил тяжелые условия. Карфагеняне их отвергли и решили защищаться до последних сил. Были навербованы новые наемные отряды, мобилизованы граждане, зависимые африканцы, для командования   армией  был  приглашен

78

83

ских союзников, для которых карфагенское господство было не менее тяжелым, чем римское. К тому же сенат стал проводить более мягкую политику по отношению даже к отпавшим союзникам. Римлянам удалось выиграть несколько мелких стычек в Италии, а в 211 г. до н. э. осадить и взять крупнейший город Сицилии Сиракузы.

Захватив Сицилию, римляне отрезали Ганнибала от Карфагена, блокировали все связи вражеской столицы с ее победоносным военачальником.

В свою очередь, Ганнибал нанес Риму еще несколько чувствительных ударов. В 214 г. до н. э. в битве при Апулии он разгромил войско под командованием Фульвия, разбил Марцелла в сражении при Канузии (212 г. до н. э.), взял в том же году важный порт Тарент и продолжал опустошать Южную Италию.

С переменным успехом шла борьба в Иберии. Римлянам в 214—212 гг. до н. э. удалось оттеснить карфагенян в приморские города, но в сражении на реке Эбро римские войска были наголову разбиты, и вся Южная Иберия опять перешла к карфагенянам.

Окончательный перелом в пользу римлян наступил лишь с 211 г. до н. э. Он был связан с захватом перешедшей на сторону Ганнибала в 216 г. до н. э. богатой и многолюдной Капуи. Капуя была опорной базой Ганнибала. Потеря Капуи ставила карфагенян перед катастрофой. Чтобы помочь осажденному городу и заставить римские войска снять осаду, Ганнибал решился на отчаянный шаг: он повел свою армию на город Рим. Среди римского населения поднялась паника. Слова «Hannibal ante portas» вошли в поговорку. Но штурмовать сильно укрепленный город Ганнибал не мог, да это и не входило, видимо, в его планы. Римляне продолжали осаждать Капую и вскоре взяли город. Демонстративный поход Ганнибала на Рим окончился полной неудачей (211 г. до н. э.).

В 210 г. до н. э. в Испанию была послана новая римская армия во главе с молодым талантливым военачальником Публием Корнелием Сципионом, сыном консула 218 г. Публия Корнелия Сципиона. Сципион в 209 г. до н. э. смелым налетом овладел основной опорной базой карфагенских войск в Испании — Новым Карфагеном. После этого поражения Гасдрубал решил не

План римского военного лагеря, защищенного валом и рвом. Ряды улиц с палатками воинов. Внизу — площадь для сходок с палаткой полководца (преторий) в центре

продолжать борьбу за Испанию, а двинуться в Италию на соединение с армией Ганнибала.

Осторожный Фабий, отвлекший основные силы Ганнибала, смелым маневром и с помощью измены захватил важный для Ганнибала приморский город Тарент (209 г. до н. э.).

Военно-политическое положение Ганнибала в Италии продолжало ухудшаться. Хотя в 208 г. до н. э. ему удалось окружить и уничтожить выехавших на рекогносцировку римских консулов — знаменитого Клавдия Марцелла и Квинкция Криспина, однако этот частный успех не мог изменить общего хода военных событий. Сицилия и Иберия были потеряны карфагенянами. Италийские союзники, отпавшие было от Рима, снова стали переходить на его сторону. Наемная армия Ганнибала таяла. Двигавшийся из Иберии Гасдрубал с сильным и столь необходимым подкреплением был остановлен при реке Метавре и разбит (207 г. до н. э.). Ганнибал был прочно блокирован на юге Италии.

Вернувшийся из Испании Публий Корнелий Сципион предложил сенату перене-

84

85

чем наемная армия Ганнибала, боеспособность которой зависела от побед и казны полководца, которые в любой момент могли быть исчерпаны. Любое поражение или денежные затруднения могли резко ослабить боевой дух ненадежных наемников.

5. На стороне Рима не было такого гениального военачальника, каким был Ганнибал. Главнокомандующие римской армии — отец и сын Сципионы, Фабий Максим, Клавдий Марцелл, несмотря на свои военные таланты, уступали военному гению Ганнибала, но они были сильнее его в политическом отношении. Они были не только главнокомандующие, но вместе с тем и политические руководители, консулы, обладатели и гражданской власти. Поэтому в их действиях на форуме и на поле боя не было того разрыва, который ощущал главнокомандующий Ганнибал, к успехам которого весьма ревниво относились карфагенские политики и не упускали случая вставить ему палки в колеса. Практически Ганнибал в Италии был оставлен на произвол судьбы своим правительством, которое мало и неохотно оказывало ему помощь.

Анализируя соотношение всех факторов, определяющих течение этой страшной войны, нельзя не поражаться, как при подавляющем объективном преимуществе Рима над Карфагеном война оказалась предельно тяжелой для Рима. Эта особая тяжесть определялась тем обстоятельством, что кроме объективных факторов, особенно на первых порах, работал субъективный фактор, а именно военный гений, воля, мастерство и мужество одного человека — Ганнибала, давшего в детстве клятву быть вечным и непримиримым врагом Рима и выполняющего ее вплоть до своего последнего вздоха

5. Экономические и социально-политические последствия Пунических войн.

2-я Пуническая война оказалась проверкой силы и прочности Римско-италийского союза. В течение 17-летней войны некоторые союзники Рима перешли на сторону Ганнибала, многие колебались. После войны Рим сурово наказал отпавших союзников: конфисковал их земли, лишил их города городских прав, запретил их жителям носить оружие и т. д. В целом римская политика по отношению к союзникам стала более жестокой. Война опустошила Италию, в битвах погибло много земледельцев, их уча-

стки лежали необработанные. У наказанных италиков отбирали от 1/3 до 2/3 их земель. Это приводило к резкому увеличению фонда государственных земель. Разгром богатого Карфагена, захват заморских территорий, порабощение их жителей способствовали распространению в Италии рабовладельческих отношений.

Победа в Ганнибаловой войне имела и большое международное значение. Став господином Западного Средиземноморья, Рим превратился в сильнейшее государство средиземноморского мира той эпохи. Вскоре римляне обратили свои захватнические взоры на восток, где истощали себя в непрерывных войнах эллинистические монархи, преемники Александра. Искусно используя давние противоречия, Рим поддерживал политический разлад между эллинистическими государствами. Римский сенат справедливо полагал, что союз эллинистических правителей был бы очень опасен для римских захватнических планов. Ослепленные взаимной ненавистью, преемники Александра недооценивали силу нового государства, напротив, они пытались использовать его в своих корыстных целях, не догадываясь, что тем самым приближают свою неизбежную гибель.

После Ганнибаловой войны Рим приобрел много новых территорий за пределами Апеннинского полуострова: Сицилия, Сардиния и Корсика, карфагенские владения Иберии, переименованной римлянами в Испанию, Северная Италия; Нумидийское царство и греческий город Массилия искали союза и покровительства. Владения Рима теперь охватывали уже все Западное Средиземноморье. Перед римским правительством встали задачи по организации управления захваченными территориями.

Среди римского правящего сословия в связи с этим разгорелась борьба: одна группа сенаторов во главе с победителем Ганнибала Сципионом предлагала на завоеванных территориях образовать зависимые государства во главе с местными властителями; другая, возглавляемая сначала Фабием Максимом, а с начала II в. до н. э. Марком Порцием Катоном, настаивала на организации так называемого провинциального управления. Провинции —«поместья римского народа» — создавались на территориях, захваченных Римом вне Италии. Местное управление ограничивалось, а для

86

руководства провинцией высылались из Рима наместники, чаще всего магистраты после окончания ими срока управления: консулы, преторы, квесторы. Правителей провинций называли проконсулами, пропреторами, проквесторами. Они набирали себе отряды воинов и имели высшую власть (impenum), а также право вести войну, заключать мир, осуждать жителей провинции на смерть.

Первые заморские владения Рима — Сицилия, Сардиния и Корсика — получили статус провинций в 227 г. до н. э. В 197 г. до н. э. из захваченных иберийских территорий были образованы две новые провинции: Испания Ближняя (т.е. расположенная ближе к Риму) и Испания Дальняя — юго-восточная часть полуострова. На провинциальных жителей были наложены налоги: либо десятая часть доходов, как в Сицилии, либо постоянная денежная сумма, как, например, в Испании. За счет провинций содержались стоявшие там римские войска, должностные лица, наместники и их помощники. Значительная часть земель была отнята у жителей и стала составлять собственность Римского государства. Провинции рассматривались в качестве доходных поме-

стий римлян, находились в полном и слабоконтролируемом распоряжении провинциальных наместников, которые вместе со своей администрацией и приезжими коммерсантами нещадно грабили и разоряли беззащитное население провинций. Обычной практикой того времени становится обогащение должностных лиц и дельцов, которые отправлялись в провинции поправлять свое пошатнувшееся состояние.

Организуя провинции, римляне руководствовались принципом «разделяй и властвуй»: часть провинциальных городов и общин получали свободу от налогов и назывались свободными городами, они дорожили этими привилегиями и служили верной опорой римлянам. Большая часть населения была лишена этих преимуществ и подвергалась нещадной эксплуатации. Провинциальное население ненавидело римское господство и при малейшей возможности поднимало восстания.

К началу II в. до н. э. Рим стал твердой ногой на всем Западном Средиземноморье, в его пределах уже не существовало серьезных сил, которые могли бы воспротивиться римскому господству.

После окончания 2-й Пунической войны Римская республика начинает вести активную политику по отношению к эллинистическим государствам. В первой половине II в. до н. э. она приводит к военным столкновениям с Македонией, с царством Селевкидов и союзами греческих городов. На протяжении нескольких десятилетий римляне находят сильных союзников среди эллинистических государств, создают военно-политические коалиции, умело используют внутренние противоречия между эллинистическими державами и социальную борьбу внутри греческого мира. Рим все шире распространяет свою экспансию, постепенно покоряя одну страну за другой.

Причины и цели агрессивной политики римлян на Востоке во II в. до н. э. кроются

в самой природе римского общества того времени. Быстрый рост рабовладельческих отношений (чему способствовали успешные войны на Западе, давшие массу рабов и материальных ценностей) привел к глубоким изменениям в экономике, он обусловил развитие товарного производства, расширил сферы применения рабского труда. Отсюда стремление захватить новые земли, рабов, а также иметь возможность эксплуатировать природные богатства и население восточных стран. Начало римской агрессии против эллинистического мира положил захват римлянами северо-западного Иллирийского побережья Балканского полуострова.

По мере расширения экономических связей с Востоком, включения греческих

87

городов Восточного побережья Апеннинского полуострова в состав Римско-италийского союза сенат все более понимал необходимость установления своего господства и в омывающем ее с востока Адриатическом море.

1.   Война с иллирийскими племенами.

Иллирийские племена были ближайшими соседями Римской республики на Западном побережье Балкан. Они жили в условиях военной демократии, лишь у наиболее развитых из них (например, в области с центром Скодры) начался процесс образования государства. Скудная почва их гористой страны побуждала иллирийцев искать в дополнение к занятию сельским хозяйством иных источников доходов. Иллирийцы находили их в морском разбое, который в III в. до н. э., после падения морского могущества Тарента и Сиракуз в Ионийском и Адриатическом морях, достиг такого размаха, что нарушал торговые связи как греческих городов, так и римских купцов. Захват иллирийцами Коркиры — важного острова на морском пути из Италии на восток — явился причиной войны с иллирийцами. Формальным поводом послужили жалобы италийских купцов и просьбы о помощи нескольких греческих городов. Римляне направили в 229 г. до н. э. против иллирийцев флот и быстро разбили быстроходные, но легкие суда противника, десантная армия римлян заняла Иллирийское побережье, разрушив укрепления и города, оттеснила местное население в глубь страны. Территория государства Скодры была сокращена. Иллирийские племена оказались данниками Рима. Захватив Иллирийское побережье, римляне установили политическое влияние над многими греческими городами западной части Балканского полуострова. Их гавани стали стоянками римского флота в Адриатическом море. Таким образом, Рим приобрел важные опорные пункты для дальнейшего наступления на Восток. Захват Римом Иллирийского побережья отрезал выход Македонии к Адриатическому морю. Вместо слабых и разрозненных иллирийских племен западным соседом Македонии стал могущественный Рим.

2. Вторая Македонская война.

В то время когда римляне воевали с Ганнибалом, на Востоке возник военно-политический союз Македонии и царства Селевкидов. Фи-

липп V Македонский и Антиох III стремились к переделу областей Восточного Средиземноморья. Воспользовавшись ослаблением Египта при малолетнем царе Птолемее V, Филипп V и Антиох III заключили соглашение о захвате и разделе владений Птолемеев на островах Эгейского моря, в Малой Азии и Сирии. Предполагалось, что Антиох завладеет Келесирией, Финикией и Кипром, а Филипп — малоазиатскими территориями Египта в Карии, островами Эгейского моря и Киреной. Однако совместных военных действий и взаимной помощи союзников договор этот не предполагал, сказалось их взаимное недоверие и соперничество в борьбе за гегемонию в Восточном Средиземноморье. Заключив договор, Антиох III занял всю Келесирию, Филипп же захватил греческие города в проливах, разграбил побережье Пергама и оккупировал Карию. Захваты Филиппа и угроза превращения Македонии в сильнейшее государство в Эгейском море вызвали выступление против Филиппа V Пергамского царства, Родоса, Византия, Афин и других греческих городов. Таким образом, в Эгейском бассейне сложился антимакедонский военный союз. В войне с пергамо-родосским союзом Филипп V потерпел поражение в морском сражении при острове Хиосе (201 г. до н. э.).

Развивая военные действия против Филиппа V, союзники обратились за помощью к Риму. Римляне не были заинтересованы в усилении Македонии. Захваты Филиппом островов Эгейского моря и юго-западных областей Малой Азии затруднили бы политическое и экономическое проникновение в бассейн Эгейского моря, а овладение Киреной могло поставить под угрозу мореплавание римлян во всем Восточном Средиземноморье. В Риме учитывали, что Филипп V в войне с Родосом и Пергамом потерял часть своей армии и флота и не имел ни времени, ни средств для скорого восстановления своих сил. Кроме того, вступая в войну с Филиппом, Рим мог получить сильных союзников в лице Родоса и Пергама. Вопрос о войне с Македонией был решен положительно в сенате и был вынесен на народное собрание, которое в конце концов санкционировало войну. Одновременно на Восток было направлено посольство, которое должно было добиться нейтралитета Антиоха III и укрепления со-

88

юза римлян с антимакедонской коалицией. Римским послам удалось, согласившись на захват Антиохом Келесирии, добиться его нейтралитета во время войны между Филиппом и антимакедонской коалицией во главе с Римской республикой. С Пергамом и Родосом был заключен союз, просуществовавший более четверти века и сыгравший решающую роль в борьбе римлян с Македонией.

Осенью 200 г. до н. э. римская армия высадилась в Греции и начала продвигаться в Македонию. Союзный флот, господствовавший в Эгейском море, блокировал Македонское побережье. Однако в течение первых двух лет войны римляне не добились существенных успехов. Филипп отбивал направляемое римлянами нападение с севера фракийских племен и упорно защищался, переходя иногда и в нападение, против своих противников. Но когда римляне, умело использовав антимакедонское движение в Греции, вовлекли в 199 г. до н. э. в войну Этолийский, а затем и Ахейский союзы (198 г. до н.э.), Филипп оказался в тяжелом положении.

В 198 г. до н. э. римскую армию возглавил Тит Квинкций Фламинин, способный полководец и искусный дипломат. Решительная битва между римлянами и Македонией произошла в Фессалии в холмистой местности при Киноскефалах («Собачьи головы») (197 г. до н.э.). Потерпев поражение, Филипп начал переговоры о мире.

В сенате при обсуждении вопроса о мире с Филиппом были выдвинуты требования о продолжении войны с Македонией, и, хотя такие же требования раздавались среди союзников Рима (например, этолийцев), сенат решил закончить войну и продиктовать условия мира, которые Филипп V мог принять. Филипп должен был отказаться от всех владений вне Македонии, уплатить Риму 1000 талантов, выдать римлянам свой военный флот, за исключением шести кораблей, вернуть всех военнопленных и сократить армию до 5 тыс. человек. Он не имел права начинать войну без ведома Рима, т. е. лишился самостоятельной внешней политики. Кроме того, он должен был признать свободу греческих городов.

Последний пункт договора был самым тяжелым для Филиппа V: он замыкал Македонию в ее собственных узких границах. На Истмийских играх в 196 г. до н. э. было

официально объявлено, что римский сенат и полководец Тит Фламинин даруют греческим городам свободу. Это объявление вызвало в Греции всеобщее ликование.

Мир с Македонией был заключен, но римская армия продолжала оставаться в Греции вплоть до 194 г. до н. э. В Коринф, Халкиду, Деметриаду были введены римские гарнизоны. Тит Фламинин и прибывшая из Рима комиссия занялись устройством греческих дел; были заново и часто произвольно определены границы отдельных городов; римляне ввели в городах Фессалии тимократические конституции, реорганизовали фессалийскую лигу по ахейскому образцу. Эти мероприятия римлян скоро показали грекам, что их освобождение оказалось лишь сменой господ: македонское господство сменилось римским, что вызывало недовольство известной части греческого общества. Однако аристократические слои поддерживали римлян, видя в них силу, способную сохранять спокойствие народных масс. Римское командование очень скоро оправдало возлагаемые на него аристократами надежды: Тит Фламинин по просьбе ахейских олигархов от имени всех эллинов объявил войну спартанскому тирану Набису, социальные реформы которого носили радикальный характер и распространились из Спарты на соседние области Аргос и Микены. В 195 г. до н. э. Набис был разбит. Спарта лишилась всех своих завоеваний и уплатила 500 талантов военной контрибуции. Социальные реформы были отменены. Кроме того, масса людей на территории Греции была порабощена, многие города Греции были разорены и опустошены римскими легионерами.

К прекращению второй Македонской войны и заключению мира с Филиппом римское правительство побуждали причины внутреннего и внешнего характера. В Риме и Италии свирепствовало эпидемическое заболевание, а на севере в долине реки По в 200 г. до н. э. восстали галльские племена, у которых римляне отбирали земли, деля их между ветеранами 2-й Пунической войны. К галлам присоединились лигуры. Восставшие осадили и захватили ряд римских крепостей, уничтожили их гарнизоны и поселенных здесь римских колонистов. В течение нескольких лет римляне вели борьбу с восставшими.

89

3.   Война с кельтиберами.

Еще более серьезное положение возникло в Испании. Воюя на Пиренейском полуострове с карфагенянами во время 2-й Пунической войны, Сципион заключил ряд союзных договоров с иберийскими племенами, некоторые из них признали себя подданными Рима и выплачивали ему дань. Иберы, однако, считали, что победа Рима над Карфагеном не означала подчинения и их римлянам. Введение провинциального управления вызвало в 197 г. до н. э. восстание как в Ближней, так и в Дальней Испании. К восставшим примкнули старые финикийские города во главе с Малакой, а также кельтиберы1, а несколько позднее —и лузитаны2. Римские гарнизоны были разбиты.

В 195 г. до н. э. в Испанию была послана римская армия во главе с консулом Марком Порцием Катоном. Ценой больших жертв Катону удалось разбить главные силы восставших, он совершил ряд карательных экспедиций, жителей некоторых иберийских общин продал в рабство, других обезоружил, но не смог окончить войну.

До конца 180-х годов до н. э. римляне терпели в Испании неудачи. Только сосредоточив там 45-тысячную армию, Рим, наконец, к 179 г. до н. э. подавил это восстание. Немалую роль в его подавлении сыграла дипломатия претора Тиберия Семпрония Гракха. Кельтиберы признали власть Рима, обязались платить дань и выставлять вспомогательное войско. Римское провинциальное правление в Испании было восстановлено.

Причинами поражения иберийских племен были их сравнительно низкое общественное развитие, раздробленность и межплеменная вражда и, наконец, превосходство военной техники и военного искусства римлян. Почти двадцатилетняя война с иберийскими племенами, поглощавшая значительные воинские силы и большие материальные средства, затрудняла развитие агрессивных действий Рима в Восточном Средиземноморье.

4.  Война Римской республики с державой Селевкидов.

В то время как римские легионы сражались в Испании, правитель

1 Кельтиберы жили на территории Центральной Испании.

2 Лузитаны занимали территорию современной Португалии.

огромной державы Селевкидов — царь Антиох III начал военные действия на западе Малой Азии. К этому времени монархия Селевкидов была сильнейшим государством эллинистического мира, претендовавшим на гегемонию во всем Восточном Средиземноморье.

Захватив ряд областей в Южной Сирии и Палестине, ранее входивших в состав владений Птолемеев, Антиох III продиктовал Египту мирные условия. Обеспечив свой тыл с юга и выйдя в море на 200 кораблях, Антиох III начал захватывать города южного и западного берегов Малой Азии. Он заключил военные союзы с галатами и Каппадокией, тем самым окружив враждебное ему Пергамское царство своими союзниками. Затем Антиох перешел во Фракию и здесь подчинил себе греческие города по берегам Пропонтиды и Геллеспонта, которыми ранее владел Филипп Македонский.

Оккупация Херсонеса Фракийского сделала Антиоха хозяином проливов в Черное море, с чем никак не могли примириться Пергам и Родос. Родосцы объявили в 197 г. до н. э. войну Антиоху и, начав военные действия на море, обратились в Рим за помощью. Но римляне, не закончив еще войну в Греции, уклонились от прямого вмешательства в новую войну. Однако они объявили себя защитниками греческих городов и требовали от Антиоха освобождения их. Одновременно римляне настаивали на возвращении Египту отнятых у него Антиохом земель. Антиох отклонил эти требования.

Стремясь привлечь греков на свою сторону, он развил активную дипломатическую деятельность в Греции, где недовольство Римом все углублялось. Народные массы в городах выступали против Рима за союз с Антиохом, господствующая же верхушка сохраняла верность римлянам и с их помощью подавляла народные движения. Так было, например, в Афинах. С этого времени антиримское движение в Греции сливается с движением демократическим. Однако сирийскому царю удалось привлечь на свою сторону в Греции только Этолийский союз и мелкие города.

Римское правительство, готовясь к войне с Антиохом, укрепило свой старый союз с Родосом и Пергамом. Ахейский союз выступил на стороне Рима. Римской диплома-

90

Селевкидский царь Антиох III Великий

тии удалось ценой молчаливого отказа от некоторых пунктов мирного договора удержать Филиппа от помощи Антиоху.

В 192 г. до н.э. Антиох III, призываемый этолийцами, переправился на Балканский полуостров и остановился у Фермопил.

Союзники сирийского царя этолийцы, которым поручена была охрана горных проходов, не сумели удержать их. Римская армия под командованием Марка Атилия Глабриона нанесла поражение главной армии Антиоха. Под натиском римлян Антиох III покинул Грецию и отвел свои войска в Эфес; его греческие союзники запросили у Рима мира и должны были по требованию Рима войти в Ахейский союз. Последний стал главной силой в Греции и проводником римского влияния в ней.

Изгнание Антиоха из Европы не означало конца войны. Боевая мощь державы Селевкидов не была уничтожена в битве при Фермопилах. Рим, стремившийся к распространению своего влияния на Востоке, неизбежно должен был столкнуться с ней.

Римской армией командовал консул Луций Корнелий Сципион, в качестве легата его сопровождал брат — победитель Ганнибала при Заме, Публий Корнелий Сципион, который фактически и руководил военными действиями. Римский флот с помощью родосских и пергамских кораблей разбил флот Антиоха III, завоевав господ-

ство в Эгейском море, создал возможность переправы римских войск в Малую Азию.

При Магнезии в 190 г. до н. э. произошла решительная битва римлян с Антиохом. Армия Антиоха III была разгромлена и почти уничтожена.

С Антиохом III был заключен мир (Апамейский) в 188 г. до н.э. Антиох должен был уплатить Риму 15 тыс. талантов, флот его сокращался до 10 судов, он обязывался не иметь в западной армии слонов, лишался всех территорий в Малой Азии.

Римляне разделили отвоеванные у Антиоха в Малой Азии земли между своими союзниками. Большая часть их перешла к Пергаму и Родосу. Пергаму были отданы также земли, захваченные Антиохом в Европе. В результате Пергам превратился в большое и сильное государство. Политика Рима наибольшего благоприятствования Пергаму была направлена против Македонии.

Таким образом, в течение короткого времени Рим, используя соперничество эллиниЛических держав и опираясь на родосско-пергамский союз, нанес военное поражение двум наиболее крупным государствам эллинистического мира — Македонии и Сирии.

Война с Римом ускорила распад Селевкидской державы. Отдельные ее области — Армения и Софена — отпали от Сирийского царства и приобрели самостоятельность. Многие из восточных областей были захвачены Парфией.

Война с союзником Антиоха — Этолийским союзом — продолжалась и после битвы при Магнезии. Этолийцы отчаянно сопротивлялись, и только когда на них двинулись с севера Филипп, эпироты и иллирийцы, а с юга — ахейские войска, Этолия пала. Она была разграблена и опустошена, территория ее значительно сокращалась. С этого времени Этолия потеряла политическое значение.

Расправа с этолийцами и беззастенчивое вмешательство римлян во внутренние дела греческих городов, покровительство Рима Ахейскому союзу, самоуправно распоряжавшемуся на Пелопоннесе, усилили антиримское движение в Греции. В ряде мест оно вылилось в открытые восстания, жестоко подавленные римлянами. С другой стороны, греческая элита все теснее связывала свои судьбы с Римом и жертвовала

91

независимостью страны ради своих интересов.

5. Политическая борьба в Риме в 80-х годах II в. до и. э.

Внешняя политика на Востоке была предметом острой политической борьбы в самом римском обществе. Демократическая его часть требовала расширения владений в долине По, в области, заселенной галлами и лигурами, и выведения туда колоний, в которых граждане, особенно ветераны Пунической войны, могли бы получить земельные наделы. Народные собрания играли значительную роль и не всегда санкционировали решения сената, в частности по вопросам внешней политики, как это было, например, с объявлением войны Македонии. В 80-х годах была закончена реформа центуриатных комиций, начатая еще при Гае Фламинии, которая знаменовала известную демократизацию римского государственного строя. Наконец, видимо, в то же время ценз последнего, V класса Сервиевой конституции с 11 тыс. ассов был снижен до 4 тыс. Это нововведение, отражающее начавшийся процесс разорения крестьянства, пополнило демократическую часть народного собрания. Снижение ценза для V класса несомненно преследовало цель увеличения контингентов римской армии.

Нобилитет, в свою очередь, стремился сохранить все управление государством в своих руках и монополизировать в среде сенатской олигархии высшие магистратуры.

В 180 г. до н. э. был принят внесенный Виллием закон, который устанавливал порядок прохождения магистратур. Быть избранным консулом и претором могли лишь те, кто прошел низшие должности — квесторов, эдилов. Был установлен также возрастной ценз: для эдилов и квесторов — 28 лет, для претора — 40 и для консула — 43 года. Занятию высших должностей должна была предшествовать военная служба. Этот закон создал препятствия для получения высшей должности людям молодым и популярным в народе. Выдвижение кандидатов стало зависеть от сенатской знати, что привело к усилению последней.

В самой среде нобилитета постоянно соперничали отдельные знатные фамилии за занятие высших должностей в государстве. С конца III в. до н. э., кроме того, все четче определяются два политических течения, представители которых, отражая эко-

номические и культурные интересы различных слоев римской знати, по-разному понимают внешнеполитические задачи государства и его внутреннюю политику.

Во главе одной из этих группировок стоял Публий Корнелий Сципион Африканский, один из талантливых полководцев и крупных политических деятелей Римской республики. Его военные успехи во время 2-й Пунической войны создали ему широкую популярность среди римского народа. С 199 по 184 г. до н. э. Сципион был принцепсом сената, т. е. его имя стояло в сенатском списке первым и он имел право первым высказывать свое мнение, которым часто руководствовались; в течение почти 15 лет он со своими сторонниками оказывал огромное влияние на всю политическую жизнь Рима. В области внешней политики группировка, руководимая Сципионом, стояла за создание из завоеванных областей ряда зависимых от Рима государств, не вводя в них провинциальные управления и оставляя им некоторую самостоятельность. Мирные договоры с Карфагеном после 2-й Пунической войны, с Филиппом после второй Македонской и с Антиохом III, сходные по своим условиям, отражают эту внешнеполитическую линию.

Во внутренней политике группировка Сципиона хотя и защищала господство сенатской знати, но в то же время предусматривала широкое наделение землей малоимущего гражданства, в первую очередь ветеранов, а также облегчение военной службы и других тягот, лежащих на народе. В годы руководства ею Римским государством были выведены многочисленные колонии на север Италии и побережье Адриатического моря.

Противников Сципиона возглавлял Марк Порций Катон. Природный ум, понимание политической обстановки и насущных задач римской правящей знати сделали Катона выдающимся политическим деятелем своей эпохи. Катон выступал последовательным противником политики Сципиона и его сторонников. Он на первый план выдвигал интересы растущего рабовладельческого хозяйства Рима и развивающегося товарного производства, требующих многочисленных рабов и новых внешних рынков. На стороне Катона были многие представители нобилитета — Фабии, Сем-

92

П. Корнелий Сципион Африканский Старший (предположительно)

пронии, Клавдии и др. Катон был сторонником превращения завоеванных областей в провинции с целью наиболее широкой эксплуатации местного населения и природных богатств. Ведя войны в Испании, он организовал на территории кельтиберов разработку руды, что дало громадный доход государству, и включил окружающие племена в состав римских провинций. Эти меры показали преимущество провинциальной системы управления. При обсуждении вопроса о мире с Филиппом Катон стоял за продолжение войны до окончательного разгрома Македонии.

В области внутренней политики Катон выступал поборником старых римских обычаев и государственных норм, по существу же защищал интересы римской аристократии своего времени. Он сурово порицал Сципиона и его сторонников за приобщение их к эллинистической культуре и заимствование греческих обычаев, ратуя за чистоту старых нравов ранней Республики. Он осуждал развивающееся в римском обществе стремление к роскоши и, будучи цензором, ввел налог на роскошь. В сущности, эти выступления были направлены против отдельных представителей нобилитета, принадлежавших к враждебному Ка-

тону лагерю, и являлись средством политической борьбы с противниками.

Политическая борьба между этими группировками достигла особой силы в 180-х годах. Она выливалась в форму судебных процессов, возбуждаемых против приверженцев как Катона, так и Сципиона. К суду был привлечен сам Катон, но ему удалось оправдаться. К судебной ответственности был привлечен и Публий Корнелий Сципион. Судя по всему, обвинения в утайке денег из военной добычи и в подкупе относились как к самому Публию Сципиону, так и к его брату Луцию.

Публий Сципион в народном собрании отверг обвинения. Но все же он вынужден был удалиться от политических дел. Решительный удар по группировке Сципиона нанесла цензура Катона в 184 г. до н. э. При составлении списка сенаторов из состава сената были выведены приверженцы политики, рекомендованной Сципионом.

6. Третья Македонская война.

В центре внимания римской политики на Востоке с середины 170-х годов до н. э. стали снова взаимоотношения с Македонией. За прошедшее после второй Македонской войны время Филипп, несмотря на условия договора, ограничивающие его действия, стремился вести самостоятельную внешнюю политику, восстановить свою военную мощь.

За 26 лет мира Филипп, обходя договор с Римом, создал сильную армию: хотя македонские военные силы, согласно условиям мира, состояли из 5 тыс., Филипп ежегодно набирал 4 тыс. воинов, обучал их и отпускал по домам, набирая новых; усиленно разрабатывая золотые месторождения, Филипп создал запасы военных материалов и продовольствия. Он принял решительные меры для обеспечения своих северных границ, стравливая друг с другом фракийские племена и заключая союзы с сильнейшими из них. Македония в эти годы переживала экономический подъем. Она в больших количествах вывозила лес, соль, металлы. Казна Филиппа была полна.

Римляне стремились препятствовать укреплению Македонского государства. В частности, они пытались создать проримскую партию в среде высшей македонской знати и возвести на македонский престол своего ставленника — сына Филиппа Деметрия, который жил долгие годы в Риме в

93

95

Развалины Коринфа, разрушенного римлянами в 146 г. до н. э.

и все другие греческие союзы были распущены, города были поставлены в зависимость от римских наместников Македонии. Римляне ввели в греческих городах единообразный политический строй, поставив во главе их проримскую олигархию. Лишь Афины и Спарта сохранили номинальную независимость, но центром управления в Афинах сделался ареопаг, а в Спарте — геруссия.

Войска Муммия подвергли Грецию страшному разгрому. Были вывезены в Рим и просто уничтожены многие древние памятники и ценные произведения искусства. Полибий говорит, что римские солдаты играли в кости на картинах величайших художников, выброшенных из храмов в Коринфе.

8. 3-я Пуническая война.

Римская республика во II в. до н. э. преследовала цель ослабления и, если возможно, уничтожения Карфагенского государства. Римляне никогда не могли забыть вторжения армии Ганнибала в Италию. К тому же многочисленные римские торговцы, ростовщики и дельцы настаивали на уничтожении богатого торгового города — сильного соперника и конкурента. К середине II в. до н. э. Карфаген оправился от поражения и снова стал многолюдным богатым городом. Его торговля, морская и сухопутная, процветала, сельское хозяйство находилось на подъеме, казна была полна. Римский сенат пристально следил за положением в Карфагене, туда неоднократно отправлялись специальные комиссии сената. Римляне отдавали себе отчет в том, что богатый Карфаген сможет очень быстро собрать боль-

шую наемную армию и вновь оказаться грозным противником. Неудивительно, что римлян тревожило процветание Карфагена. Согласно мирному договору 201 г. до н. э., Карфаген не мог без согласия римлян вести какие-либо войны. Этим постоянно пользовались соседи Карфагена, в частности царь соседнего Нумидийского царства Масинисса, старый союзник Рима. Опираясь на молчаливую и гласную поддержку римлян, Масинисса отнимал у карфагенян один район за другим. Когда же Карфаген обратился с жалобой в римский сенат, то специальная сенатская комиссия не только утвердила этот захват, но даже присудила карфагенян к штрафу за неправомерное пользование этой территорией в прежнее время. Осмелевший Масинисса присоединил еще два других плодородных района. Этот захват римская комиссия не осмелилась утвердить. Однако римляне не потребовали от Масиниссы очищения занятых территорий, по существу санкционировав и эту акцию Масиниссы. Терпение карфагенян было исчерпано. Для отражения нападений Масиниссы была сформирована армия, во главе управления были поставлены представители воинственной партии, из Карфагена были изгнаны сторонники проримской группировки и Масиниссы.

Эти военные приготовления не остались незамеченными в Риме. И в римском сенате началось обсуждение вопроса: как поступить с Карфагеном? Конфликт карфагенян с Масиниссой создавал благоприятную возможность для расправы с ненавистным городом. Поэтому в сенате победила точка зрения тех, кто стоял за полное

96

97

ние стало опасным настолько, что сенат послал в Иберию консульскую армию. Военные действия в Иберии сосредоточились в двух районах: против кельтиберов в Ближней Испании и против лузитан в Дальней провинции. В Ближней Испании консульская армия не смогла добиться успехов, в то время как в Дальней Испании лузитаны были вытеснены из пределов римской провинции. В 151 г. до н. э. римлянам удалось подавить также восстание кельтиберов, заключить с ними мир. Однако прибывший в Иберию новый римский консул в 150 г. до н. э. вероломно нарушил мирный договор и возобновил военные действия, подвергнув жестокому грабежу ваккеев, сохранявших дружеские отношения с римлянами. Такое вероломство вызвало всеобщее восстание многих испанских племен. Лузитаны воспользовались этим и вновь начали военные действия против римлян. Римские войска оказались в тяжелом положении. К тому же у восставших племен появился в 149 г. до н. э. талантливый предводитель — Вириат, смелый и находчивый организатор, пользовавшийся большим авторитетом не только у лузитан, но и у других племен. В течение целых 10 лет Вириат боролся с регулярными римскими войсками, неоднократно нанося им поражения. Он умело поддерживал согласие в своем храбром, но недисциплини-

рованном войске, находил выход из, казалось бы, самого безвыходного положения. Успехи Вириата были столь велики, что римляне признали его лузитанским царем, а его царство — независимым от Рима.

Успехам Вириата способствовало то обстоятельство, что в первой половине 140-х годов римляне вели тяжелые войны в Африке и в Греции. Римские армии, посланные в Испанию, не отличались высокими боевыми качествами, их дисциплина была слабой, выучка — невысокой. Воины грабили население. Не отставали от них и военачальники. Бездарность и вероломство, алчность и трусость римских командующих в испанской войне были настолько вопиющими, что даже римский сенат был вынужден привлечь некоторых из них к судебной ответственности.

Однако к концу 140-х годов положение изменилось. В Испанию были направлены более сильные армии, возглавляемые способными командующими. К тому же в лагере Вириата начались разногласия. Римляне вступили в сговор с приближенными Вириата, которые закололи этого храброго и талантливого человека (139 г. до н.э.). Лишенное своего вождя, лузитанское войско было разбито римлянами, Лузитания покорена, римские легионы вышли на берег Атлантического океана.

1. Классическое рабство и его особенности.

На рубеже III—II вв. до н. э. в социально-экономической жизни Рима произошли глубокие изменения. Патриархальная система рабства к этому времени развилась в так называемое классическое рабство, т. е. рабовладельческий способ производства достиг наибольшей зрелости, а римское общество в целом приобрело рабовладельческий характер.

Патриархальное рабство возникало у большинства народов земного шара при разложении у них родового строя и формирования социально расчлененного общества. Однако некоторые народы в процессе общественного развития и формирования социальной структуры перешли к более вы-

соким, чем рабство, общественным отношениям, минуя стадию классического рабства. Рабовладельческая историческая формация у таких народов не достигла полной зрелости.

Средиземноморье — значительная часть земного шара, на территории которой сначала греки, потом италийцы и другие народы прошли полный путь развития рабовладельческо-античной формации — от ее возникновения через полный расцвет и до разложения.

В связи с этим исследование рабовладельческих отношений в римском обществе имеет тем большее научное значение, что оно позволяет понять существо рабовладельческо-античного способа производст-

98

ва, его движущие силы и эволюцию во всей полноте и законченности.

В IV—III вв. до н.э. переход от патриархального к классическому рабству на территории Италии произошел в греческих городах-колониях Южной Италии и Сицилии. Господствующим развитое рабство стало в большинстве областей Апеннинского полуострова только во II в. до н.э.

Оформление классического рабства в Италии имело всемирно-историческое значение, так как позднее это рабство в его италийско-римской форме распространилось по всему Средиземноморью и сыграло важную роль в исторических судьбах населявших его народов. Переход к классическому рабству был глубоким социально-экономическим и культурным переворотом в обществе, производстве, образе жизни. Каковы причины этого переворота?

Многие ученые (У. Уестерман, М. Финди, К. Хопкинс) главной причиной перехода к развитым формам рабства считают удачные войны римлян. По их мнению, успешные военные действия привели к наплыву рабов в Италию и к проникновению рабства в разные области жизни. Подобное объяснение нельзя признать исцерпывающим, так как оно исходило не из наблюдения процесса внутреннего развития римского общества, а из чисто внешнего фактора. Основные же причины коренятся не в войнах, а в характере социально-экономических, политических и культурных изменений в римско-италийском обществе. В греческих колониях и в некоторых этрусских городах зрелые рабовладельческие отношения сложились в IV— III вв. до н. э. как закономерный результат внутреннего развития; это повлияло на становление классического рабства в других областях Апеннинского полуострова, в частности в Лации и Риме.

Внутренняя эволюция общественно-политических отношений в Риме в IV—III вв. до н. э. вела к возникновению новых форм классического рабства. Концентрация земли в одних руках, распространение частной собственности, развитие ремесел, торговли, денежного обращения, зарождение товарного хозяйства требовали дешевой рабочей силы. Но где ее можно было получить? Рабочей силой внутри страны были в раннее время плебеи, зависимые клиенты, должни-

ки. Однако борьба плебеев с патрициями завершилась запрещением долговой кабалы, ослаблением экономической зависимости клиентов; значительная часть клиентов и плебеев получила небольшие земельные наделы. Заставить же работать свободного мелкого собственника, добившегося равноправия и наделенного участком земли, на другого было трудно. Такой рабочей силой мог быть лишь лишенный всех прав и всякого имущества раб, полученный откуда-то извне. Отсюда усиление агрессивности Рима, его бесконечные войны, массовое ограбление и порабощение завоеванного населения. В связи с внедрением рабства менялся и характер войн Рима; они были разными по своей направленности в V—IV и II— I вв. до н. э. При завоевании различных областей Италии в V—IV вв. римляне стремились в первую очередь конфисковать землю (от 1/3 до 2/3) у побежденного противника. Войны II—I вв. до н. э. приобрели более жестокий характер и сопровождались порабощением самого населения, захватом принадлежащих ему рабов и их депортацией в Италию. Естественно, что обильный приток рабов и денежных средств извне способствовал росту и внедрению рабства. Таким образом, «классическое» рабство в Риме было закономерным результатом роста производства и социальной ситуации внутри самого римского общества. Войны лишь ускоряли этот процесс.

Основными особенностями классического рабства были следующие.

В отличие от патриархальной системы при классическом рабстве производство направлено на создание прибавочной стоимости. В рабовладельческом хозяйстве (поместье или ремесленной мастерской) организуется товарное производство, которое колеблет устои натурально-хозяйственных отношений. Ранее изолированные хозяйства устанавливают более или менее тесные связи с рынком. Во II —I вв. до н. э. владельцы вилл и мастерских стремятся не только к получению большего прибавочного продукта, но и к товарной его реализации. Стремление к получению большего прибавочного продукта приводило к усилению эксплуатации рабов, усложнению внутренней структуры хозяйства, росту предпринимательского начала в экономике.

99

Продажа раба. Рельеф середины I в. до н. э.

Возрастала и численность рабов. Рабы стали многочисленным классом римско-италийского общества. Рабовладение распространилось в решающих отраслях хозяйства — в сельском хозяйстве, горнодобывающем деле, металлургии, строительстве. Однако труд свободных и полузависимых работников продолжал применяться во всех сферах и составлял во II— I вв. до н. э. другой важнейший сектор римского народного хозяйства.

Усиление эксплуатации рабского труда, продиктованное интересами товарного производства, привело к ухудшению общественного и юридического положения рабов. Остатки человеческих прав, некоторые моральные ограничения эксплуатации рабов, существовавшие при патриархальном рабстве, в новых условиях начинают стеснять рабовладельца. Теперь он заинтересован в том, чтобы работник был передан в его полное и бесконтрольное распоряжение и мог быть подвергнут любой, даже самой чрезмерной, эксплуатации. Раб приравнивается к вещи, к животному; он поступал в абсолютное распоряжение господина, который мог его безнаказанно убить, бросить на съедение хищным рыбам или диким зверям.

Возрастание степени эксплуатации, ухудшение положения рабов, увеличение их численности обострили естественное противостояние рабов и их господ. Рабы теперь не только копили обиды и недовольство в своей среде, не только оказывали пассивное сопротивление (бегство, поломка орудий труда), не только участвовали в движении других слоев населения. Они поднимали

грандиозные, «чисто» рабские многолюдные восстания, которые констатировали серьезное неблагополучие в римском обществе. Имеющаяся в обществе социальная напряженность перерастала в настоящую классовую борьбу. Классовая борьба рабов стала играть большую роль в той общей системе социально-классовых противоречий, которые приводили в движение весь сложный механизм римского общества.

При развитой системе рабства происходил переход от мелкого производства (в земледелии и ремесле) к более крупному, централизованному хозяйству, где получила применение простая и отчасти сложная кооперация труда. Если при патриархальной системе господствующим типом хозяйства были мелкий участок или мастерская, где работали 2—3—5 человек, то во II— I вв. до н. э. они сменяются имениями в 100—250 югеров земли с рабочим персоналом в 13— 20 единиц. Отказ от мелкого хозяйства, переход к более крупному производству означали общую интенсификацию экономики, привели к расцвету римское сельское хозяйство, ремесло и строительство.

Раб был основным производителем, и потребности развивающегося хозяйства требовали постоянного притока новых масс рабов. Потребность в рабах в римском обществе была постоянной, и удовлетворялась она из разных источников. Большое количество рабов давала война. При удачных военных действиях в руки победителей попадали массы пленных воинов, гражданского населения, к ним же переходило имущество последних, в том числе принадлежащие им рабы. Очень многие войны

100

101

лох определял это соотношение как 3:5 (37,5% рабов и 62,5% свободных). Американский историк У. Уестерман полагал, что соотношение между свободными и рабами 1:2 (33% рабов и 67% свободных).

В руках отдельных лиц скапливались тысячи рабов. Однако подобные богачи были исключениями. Более распространенным типом рабовладельца был собственник полутора —трех десятков рабов. Рабы, принадлежавшие одному господину, составляли его фамилию. Фамилия делилась на две части — городскую (familia urbana) и сельскую (familia rastica). В городскую входили рабы, занимающиеся ремеслом и обслуживающие хозяина (слуги), в сельскую — рабы, занятые в сельскохозяйственном производстве. Сельское хозяйство — основная отрасль производства в древности, а сельские рабы — главные производители — подвергались в самой большей степени эксплуатации. Городские рабы находились в несколько лучшем положении и относились с презрением к своим собратьям по рабству, живущим в деревне. Перевод из городской фамилии в сельскую рассматривался как тяжелое наказание.

В отличие от греков, считавших рабов существами второго сорта, наделенными ограниченными умственными и интеллектуальными способностями (ярче всего это выразил Аристотель), римляне воспринимали своих рабов как вполне равноценных (и часто даже более одаренных, чем они сами) себе людей. Вот почему в римском мире и общественном мнении рабство воспринималось не как физическое и умственное отличие от свободы, а как особое юридическое состояние, в котором могут оставаться люди весьма одаренные, в том числе и сами римляне (например, в случае пленения).

Данное мнение отражало факт возрастания общей численности рабов, вовлечение их во все сферы жизни, включая квалифицированные работы и области культуры. И вместе с тем оно предполагало активную разработку в римском праве юридического положения рабов и свободных.

Именно в римском праве II—I вв. до н. э. наблюдается углубленная разработка проблемы свободы, вытекающей из нее проблемы свободной личности (persona) как субъекта права, как совокупности граждан-

ских прав и привилегий, ее охраны со стороны закона, и мира рабства, рабов, рассматриваемых законом как объект права, как вещь (res), над которой господин имеет право жизни и смерти (ius vitae ас necis). Раба римское право воспринимало не как обычную вещь, а как говорящую вещь (instrumentum vocale), т. е. как наделенную голосом, разумом и волей, с одной стороны, и как орудие в руках господина — с другой. И римский господин использовал это говорящее орудие по своему полному усмотрению и произволу. Раб по закону не имел собственной семьи, права собственного действия, имени, родины. Его человеческая сущность растворялась в личности господина. При этом признав в рабе говорящее орудие, т.е. одаренное голосом и разумом существо, римский закон создавал юридическую возможность для господина использовать раба в своих интересах в различных сферах жизни: не только на поле, в шахте или мастерской, но и в управлении кораблем, поместьем, своей библиотекой. Участие рабов во многих сферах римской жизни, возникновение многочисленных деловых контактов с различными партнерами ставило перед римской юриспруденцией проблему решения сложной коллизии: с одной стороны, полного бесправия раба, с другой — его участия в многочисленных деловых контактах, ведущихся по поручению его господина и требующих известной самостоятельности.

2. Экономика Рима II—I вв. до н. э.

Сельское хозяйство.

Сельское хозяйство. Для хозяйственной жизни II—I вв. до н. э. было характерным сосуществование разных секторов, которые определили неоднородность и пестроту экономического развития. Внедрение отношений классического рабства привело к глубоким структурным изменениям в римско-италийском хозяйстве. Был создан особый сектор народного хозяйства, рабовладельческий сектор, в рамках которого производство приобрело новый характер, имело иную структуру и направленность, чем в традиционных секторах.

Вместе с тем продолжал существовать и занимать важное место традиционный крестьянско-общинный сектор производства со своими экономическими принципами натурального хозяйства. Однако общей особенностью экономического развития Ита-

102

лии было постепенное подчинение общинно-крестьянского сектора влиянию рабовладельческих отношений. Именно в секторе рабовладельческого производства происходили наиболее глубокие изменения, которые определяли лицо римско-италийской экономики в целом.

Сельское хозяйство Италии во II—I вв. до н. э. развивалось на базе рабства и ему было обязано всеми своими успехами и трудностями. О положении в сельском хозяйстве подробно сообщают римские писатели—Катон (II в. до н. э.) и Варрон (I в. до н. э.), создавшие специальные труды на эту тему.

В этот период сельское хозяйство Италии переживало подъем. Получили большое развитие виноградарство, оливководство и плодоводство. Под виноградники, оливковые рощи и плодовые сады отводили новые земли. Из Греции, Малой Азии, Африки вывозили новые сорта винограда, маслин и плодовых деревьев. Создавали специальные питомники, деревья и лозы высаживались в правильном порядке, под них вносили удобрения, проводили тщательную обрезку и прививку, увеличивали ассортимент сельскохозяйственных орудий. Все это вело не только к повышению урожайности культур, но и к улучшению качества италийских вин, масла, фруктов. Фалернское вино и венафрское масло по своим достоинствам уже в I в. до н. э. не уступали лучшим греческим и ценились во всем Средиземноморье.

Продолжало совершенствоваться хлебопашество. Хозяева стали уделять большое внимание удобрению, тщательно вспахивали поля (иногда до 3 раз) и ухаживали за посевами. Это не могло не сказаться на росте урожайности, которая к I в. до н. э. в большей части Италии достигала сам-10 (15 ц с 1 га). Неприхотливые и малоценные культуры (полба, ячмень) заменялись более качественной пшеницей. Внедрялись новые полевые культуры, например овес, конопля, кунжут.

Одним из важных показателей прогресса в сельском хозяйстве Италии является выделение новых отраслей: животноводства и приусадебного птицеводства. Скот и птицу разводили в Италии с незапамятных времен, но лишь во II—I вв. до н. э. животноводство и птицеводство превратились в хорошо организованные по тогдашнему

времени доходные сельскохозяйственные отрасли. Выращивание молодняка, забота о кормах, тщательный уход и лечение животных — все это способствовало успехам животноводства и птицеводства. Вокруг крупных городов, особенно Рима, создавались специализированные хозяйства, снабжавшие столицу молоком, сыром, цветами, птицей, мясом, свежими овощами и фруктами.

Бурный подъем сельского хозяйства Италии во II—I вв. до н. э. можно объяснить тремя причинами: широким внедрением рабства, организацией товарного производства, переходом от мелкого хозяйства к производству на крупных площадях (крупное землепользование). Римские агрономы Катон и Варрон не мыслили себе существование доходного хозяйства без рабского труда. Они рассчитывали, сколько рабов могут обработать то или иное количество земли. Чтобы раб постоянно трудился, землевладельцы ставили многочисленных начальников и контролеров, которые угрозой наказаний принуждали раба работать. С другой стороны, особо усердных рабов поощряли большим пайком, хорошей одеждой, даже небольшим имуществом (например, парой овец, утварью). Такое имущество называлось пекулием; господин имел право отобрать пекулий в любое время. Римские рабовладельцы выработали систему рабочих норм. Поля, виноградники, плодовые сады и оливковые рощи давали возрастающие урожаи главным образом потому, что были обильно политы потом, кровью и слезами несчастных невольников.

В жаркие дни срочных работ землевладелец нанимал постоянно свободных рабочих, которые работали рядом с рабами, но такие приглашения были кратковременными и лишь дополняли труд рабов.

Подъему сельского хозяйства II—I вв. до н. э. способствовало установление рыночных связей между городом и деревней. Город в значительной степени обособился от деревни. Будучи центром ремесла, торговли, политической и культурной жизни, город нуждался в сельскохозяйственных продуктах, а деревня — в ремесленных изделиях. Это создавало экономическую основу для торгового обмена между ними. Землевладелец был заинтересован в получении большого урожая всех культур, он имел

103

Механические приспособления для откачки воды из шахт. I в. до н. э.— II в. н. э. Реконструкция

возможность продать его на городском рынке и купить на вырученные деньги необходимые ремесленные изделия, орудия, предметы роскоши и т. д. Поэтому он с большим вниманием относится к своей земле, более энергично заставляет работать своих рабов. Иначе говоря, развитие рыночных связей интенсифицировало сельское хозяйство. Рабское имение, связанное с рынком, ведущее интенсивное и рациональное хозяйство, становится господствующим типом.

Однако нельзя и преувеличивать степень товарности римского имения. Такие выдающиеся ученые, как Эд. Мейер, М.И. Ростовцев, У. Уестерман, считали, что товарное производство в Риме этого времени настолько развилось, что превратилось в капиталистическое, при котором товарно-денежные отношения получают всеобщее распространение. Вряд ли эти утверждения

соответствуют исторической действительности II—I вв. до н. э. Несмотря на формирование товарного производства, в Италии II—I вв. до н. э. во многих секторах сохранилось натуральное в своей основе хозяйство. Товарное производство и натуральное хозяйство сосуществовали в рамках даже одного имения. Исследование структуры товарного поместья показывает, что в нем имелись все сельскохозяйственные отрасли. Имение обеспечивало себя всеми сельскохозяйственными продуктами, оно их не покупало и не продавало, т. е. они не пускались в товарное обращение. Однако среди этих многочисленных отраслей выделялась какая-нибудь одна, например, виноградарство, или оливководство, или плодоводство и т.д., продукция которого шла на рынок, т. е. товарной отраслью была, как правило, только одна, а остальные были нетоварными. Таким образом, в своей ос-

104

107

мали дорогу на виадуки. Прочные, прямые, прекрасно вымощенные, без крутых подъемов и спусков, римские дороги опоясали сначала Италию, а позднее и провинции густой сетью. Из Рима расходился пучок крупнейших дорог, проходящих по всем областям Италии и продолжающихся за ее пределами. Дороги строились главным образом для передвижения войск, но использовались и в торговых целях. На римском форуме был поставлен золоченый столбик, с которого начинался отсчет расстояний в милях главных дорог Италии. Отсюда родилась поговорка: «Все дороги ведут в Рим».

Интенсификация римской торговли требовала умножения числа монет. Римская серебряная монета, сестерций и денарий, которую начали чеканить лишь на рубеже III—II вв. до н. э., вскоре наводнила Средиземноморье и стала основной валютой, оттесняя все другие монетные системы.

Существование различных монетных систем, разнообразие золотых, серебряных и бронзовых монет способствовали появлению меняльного дела в италийских городах. Менялы, обычно чужестранцы или вольноотпущенники, открывали свои лавки в городах, следили за денежным курсом, проверяли достоинство монет, проводили обмен денег и даже занимались ссудами.

Оживление товарных связей, торговли, меняльного дела шло рука об руку с ростовщичеством. Ссудный процент в Италии был уменьшен до 6% в год, но в провинциях этого запрещения не было и проценты достигали невиданной высоты (до 48% в год). Опираясь на помощь провинциальной администрации, римские ростовщики разоряли целые города и области, причем в таких операциях, считавшихся не совсем достойными, принимали активное участие самые знатные римские нобили.

В огромной римской державе в товарный оборот были включены сотни тысяч и миллионы людей разного социального статуса и имущественного положения: нобили и всадники, римские граждане и латины, союзники и провинциалы. Для обеспечения более эффективного торгового оборота римская администрация в лице преторов разрабатывает более простые юридические правила и нормы, регулирующие деловые взаимоотношения людей разного статуса. Jus commercii, т. е. право предприниматель-

ской деятельности, предоставляется теперь не только римским гражданам (они имели его и ранее), но и латинским гражданам. В 242 г. до н. э. была учреждена магистратура второго претора, который специально обеспечивал законность и защиту действий перегринов, вовлекая их в интенсивный гражданский оборот. В римском праве разрабатываются более удобные правила, регулирующие операции по купле-продаже, найму, передаче собственности, упрощается форма заключения договоров. На смену архаическому формализму и громоздкой обрядности при заключении сделок внедряются более простые нормы, предполагающие равенство партнеров и добросовестность в их отношениях при заключении контрактов.

3. Классовые и социальные отношения.

Римская держава во II—I вв. до н. э. охватывала огромную территорию Средиземноморья с населением в несколько десятков миллионов человек. В состав римской державы вошли прежние эллинистические царства, превратившиеся в римские провинции, рассматривающиеся как доходные поместья римского народа.

Центральной частью римской державы была Италия, где формировались главные социальные структуры, определившие основные направления общего исторического развития Рима во II—I вв. до н. э. После завершения сословной борьбы патрициев и плебеев в начале III в. до н. э. и особенно после создания особого сектора рабовладельческой экономики, внедрения классического рабства в римском обществе сложилась новая классово-социальная структура.

Основными классами в римском обществе II—I вв. до н. э. были класс рабов и класс рабовладельцев — собственников земли, крупных ремесленных мастерских, торговцев, которыми могли быть римские граждане, союзники и провинциалы, не имеющие прав римского гражданства. Третьим основным классом были мелкие производители, работающие в основном сами, хотя изредка и применяющие труд одного-двух рабов: крестьяне в деревне, мелкие ремесленники и торговцы в городе. Интересы этих классов были разными, рабовладельцы были заинтересованы в максимальной эксплуатации рабов, рабы стре-

108

место занимает люмпен-пролетариат. Это были люди, обладающие номинально правами римского гражданства. Они участвовали в выборах магистратов, в народных собраниях, но не имели собственного хозяйства и вместе с тем, как правило, не работали. Жили они за счет подачек

109

богатых людей, становясь их клиентами, поддерживая их кандидатов при голосовании и оказывая разные услуги. В I в. до н. э. их содержание взяло на себя государство. По закону Кассия, изданному в 73 г. до н. э„ каждому люмпен-пролетарию выделялось 5 модиев зерна в месяц (около 1,5 кг хлеба на один день). В 50—40-х годах до н. э. таких нахлебников только в Риме было 300 тыс. человек. Все они были занесены в особые списки и получали бесплатно паек из государственных складов. Перебивались они и случайными заработками. Эта многочисленная паразитическая масса, своекорыстная и продажная, представляла серьезную политическую силу в I в. до н. э. и принимала активное участие в гражданской войне, в политических и военных схватках того времени. Люмпен-пролетариат не имел особых политических интересов и убеждений, он требовал «хлеба и зрелищ» и служил тому, кто выполнял это требование.

Господствующий класс в римском обществе включал несколько социальных групп. Его верхний слой составляли римский нобилитет и так называемые всадники, к ним присоединялись разбогатевшие жители италийских городов — муниципиев (муниципальная знать) и провинциальная верхушка.

В состав нобилитета входили патрицианские и знатные плебейские роды. Главным образом нобили пополняли римский сенат, избирались на ответственные магистратуры в государстве. Представители нобилитета возглавляли армию, управляли провинциями. Экономической базой нобилитета были крупное землевладение, большие массы рабов и громадные денежные средства. Некоторые из них могли из своих рабов и клиентов составить целое войско, содержать его в течение длительного времени. Захватив все руководящие посты в государстве, в армии, в провинциях, нобили обогащались за счет военной добычи и грабежа, крупного ростовщичества и спекуляции. Ограбление провинций приняло такой характер, что римский сенат был вынужден призвать к порядку своих зарвавшихся сочленов: в 149 г. до н. э. был принят закон Кальпурния, по которому можно было привлечь к суду наместника провинции за злоупотребление властью. С этого времени процессы против провинциальных наместников стали обычным явлением в Риме.

Классовая и социальная структура римского общества. II — I в. до н э.

Во II—I вв. до н. э. нобилитет превращается в замкнутое сословие, в которое было трудно проникнуть новому человеку из более низших сословий. Если в IV в. до н. э. членами сената становились многие богатые плебеи и даже вольноотпущенники, то теперь положение изменилось. Сенат, высшие магистратуры пополнялись из замкнутой касты нобилей, ревниво оберегавших свои привилегии. Говорили, что высшие государственные должности обеспечивались нобилям с пеленок. В связи с этим во главе государства часто оказывались нобили знатные и богатые, но неспособные управлять им, в то время как способные, но не принадлежавшие к нобилитету люди лишь в исключительных случаях попадали на высшие должности. Такими «новыми людьми» были, например, Марк Порций Катон, Гай Марий во II в. до н э., Марк Туллий Цицерон в I в. до н. э. Среди нобилитета выделялись по своему политическому значению и роли в государстве отдельные семьи — Корнелии Сципионы, Эмилии Павлы, Цецилии Метеллы, Семпронии Гракхи, Лутации Катуллы, которые в отдельные периоды определяли политику всего государства. В борьбе за должности, привилегии и влияние ведущие сенатские семьи образовывали группировки, находившиеся в постоянной вражде друг с другом.

110

111

1. Восстания рабов в Италии и на острове Сицилия в 30-х годах II в. до н. э.

40-е годы II в. до н. э. были временем относительного внутреннего спокойствия и успехов в завоевательной политике Римской республики. Исчез с лица земли старый соперник Рима Карфаген, было окончательно установлено римское господство в Македонии и Греции. Мелкие малоазиатские государства, хотя формально считались независимыми, фактически оказались под римским протекторатом. Восстание свободолюбивых иберийских племен на Пиренейском полуострове, во главе которых стоял бесстрашный Вириат, было подавлено. Могущественная Римская республика не имела теперь реальных соперников среди государств Средиземноморья.

Но если в Средиземноморье уже не было такого государства, которое могло бы сразиться с римскими легионами, то в недрах римского общества накопилось столько недовольства, что начались мощные восстания рабов, развернулось народное движение за аграрную реформу, за демократизацию государственного устройства.

Резкое увеличение числа рабов во всей Италии и соседней с ней Сицилии, особенно после разгрома Карфагена, Греции, Македонии, таило в себе скрытую угрозу. Помнившие о недавней свободе, подвергаемые тяжелой эксплуатации, рабы были наиболее яростными врагами не только конкретных рабовладельцев, но и всего Римского государства. Эта ненависть прорывалась в индивидуальном терроре, побегах, в порче орудий производства, а в благоприятные моменты — и в открытых выступлениях с оружием в руках. Отдельные вспышки восстаний рабов происходили в Италии и ранее.

Одно из первых довольно крупных движений вспыхнуло в этрусском городе Вольсинии еще в 260-х годах до н. э. Рабы захватили власть в городе. Против них пришлось послать римское войско.

Крупное восстание произошло в 199 г. до н. э. непосредственно в окрестностях

самого города Рима. В небольшом городке Сетии, расположенном в Нации, скопилось множество рабов, купленных гражданами Сетии после только что закончившейся Ганнибаловой войны. К тому же в городе были помещены заложники — знатные жители Карфагена. Ожидая выкупа, они жили, располагая большим количеством собственных рабов. Среди рабов возник заговор. План заговорщиков состоял в том, чтобы, перебив свободных жителей, захватить Сетию, а потом и соседние города Норбу, Цирцеи и Пренесте. Заговор был хорошо организован, а его участники ждали намеченного дня. Однако все дело было испорчено изменой. Двое заговорщиков донесли римскому претору, который, оценив всю опасность, немедленно выступил в поход с 2 тыс. воинов. Зачинщики были схвачены и распяты на крестах, многие бежали из города, и для их поимки были посланы военные отряды.

Спустя три года (в 196 г. до н. э.) вспыхнуло новое восстание рабов в Этрурии, подавленное лишь в 195 г. до н. э. В 185 г. до н. э. рабы-пастухи Апулии, имевшие оружие, чтобы защищать стада от зверя и лихого человека, и уже несколько лет занимавшиеся грабежом области, подняли восстание. Против них немедленно был послан претор Луций Постумий, который рассеял отряды восставших. Часть из них скрылась. Семь тысяч человек были осуждены на смерть.

К началу 40-х годов II в. до н. э. большие массы рабов сосредоточились в Сицилии. Рабовладельческие отношения там стали развиваться раньше, чем в Италии. На острове было много греческих городов, где уровень сельского хозяйства, ремесла, торговли, основанных на рабстве классического типа, был высок и напряженность в отношениях между рабами и их владельцами достигла такого накала, что любая искра могла привести к пожару. Такой искрой послужило появление среди сицилийских рабов уроженцев Сирии, участников восстания в Сирии конца 40-х годов II в. до н. э.

112

113

крепостям, разъединил силы повстанцев и осадил Тавромений. Попытки рабов пробиться сквозь кольцо римских войск не увенчались успехом. Тавромений был взят. Затем римскими войсками была плотно блокирована столица восставших — Энна. Отрезанная от всего мира, Энна должна была пасть вследствие истощения запасов продовольствия. Это хорошо понимал главнокомандующий Клеон — он пытался разорвать кольцо окружения, но был разбит. В рядах повстанцев оказались изменники, которые и помогли римлянам овладеть Энной. Царь Эвн-Антиох был захвачен в плен и предан мучительной казни. Войска Рупилия очистили Сицилию от уцелевших отрядов восставших (132 г. до н.э.).

2. Нумантинская война в Испании.

Одновременно с восстанием рабов на Сицилии велась народная война иберийских племен против римского владычества. Подавление восстания лузитан во главе с Вириатом не привело к полному замирению Иберийского полуострова. Центр борьбы переместился в северо-восточную часть Испании, где против римского господства восстали иберийские и кельто-иберийские племена. Опорной базой движения стал сильно укрепленный природой и искусством человека город Нуманция. Восстание иберов началось еще в 143 г. до н. э., когда на юго-западе бушевало пламя борьбы лузитан. Однако только после подавления лузитан и убийства Вириата крупные силы были направлены на север. Измученные долгой борьбой с Вириатом, римляне вынуждены были вести военные действия в непривычных горных условиях против сплоченного союза племен. В течение пяти лет римская армия не могла сломить сопротивления восставших. Бездарные и жадные военачальники думали больше о грабеже, чем о государственных интересах, проводили вероломную политику по отношению к союзным племенам и восстанавливали против себя местное население. В 137 г. до н. э. римская армия попала в окружение и была бы уничтожена, если бы не дипломатическое искусство одного из римских квесторов — Тиберия Семпрония Гракха. Его отец (носивший такое же имя), за несколько десятилетий до того управлявший испанской провинцией, заслужил уважение местных племен своей разумной

политикой, что сильно отличало его от других наместников. Благодаря памяти о его отце Тиберию Семпронию Гракху-сыну удалось спасти римскую армию, которую он по требованию иберов обещал вывести из Испании.

Однако сенат не утвердил заключенного Тиберием договора и решил продолжать войну.

Война принимала для римлян все более неудачный оборот. В Испанию пришлось послать лучшего римского военачальника того времени — Публия Сципиона Эмилиана — победителя Карфагена. Прибыв к театру военных действий, Сципион суровыми мерами навел дисциплину среди своих деморализованных воинов, наладил отношения с дружественными Риму иберийскими племенами, расколол коалицию восставших и оттеснил их главные силы в неприступную Нуманцию. В течение 15 месяцев блокированный город вел борьбу с римлянами и с голодом и пал только во второй половине 133 г. до н. э.

3. Борьба за проведение аграрной реформы в Риме. Политическая деятельность Тиберия Гракха.

Грозное движение рабов и военные неудачи в Испании показали, что социальная напряженность ведет к снижению боеспособности армии и общему ослаблению Римского государства. Бесконтрольное господство нобилитета, разорение мелких земледельцев вызвали острое недовольство у широких слоев свободного населения, которое требовало проведения реформ, направленных на оздоровление государственного строя, укрепление внутреннего единства общества, активизацию внешней политики.

Началом мощного движения свободного гражданства стали законопроекты, предложенные народным трибуном 133 г. до н. э. Тиберием Семпронием Гракхом.

Тиберий Гракх (162—133 гг. до н. э.) принадлежал к одному из знатных родов римского нобилитета. Тиберий считал необходимым проведение радикальных реформ для того, чтобы укрепить римское могущество, сплотить общество перед лицом внутреннего и внешнего врага. Это стремление Тиберия поддерживали и другие дальновидные представители римского нобилитета, в частности тесть Тиберия Аппий

114

Клавдий, консул 133 г. до н. э. Муций Сцевола, Лициний Красс и др.

С точки зрения Тиберия, основной причиной падения римского могущества было обеднение мелких земледельцев, пополнявших ряды войск. Поэтому Тиберий предложил остановить этот процесс, проведя аграрную реформу.

В середине II в. до н. э. с предложениями провести аграрную реформу выступал Марк Порций Катон, а в 141 г. до н. э. Гаем Лелием был даже подготовлен соответствующий законопроект. Но у аграрной реформы были не только сторонники, но и непримиримые противники из числа крупных рабо- и землевладельцев. Под их давлением Лелий не осмелился внести предложение о земельной реформе в народное собрание и заслужил благодаря этому в среде нобилитета прозвище Мудрого.

Большая часть крупных землевладельцев, наследственно арендовавшая огромные участки «общинных полей», была настроена против реформы, так как ее осуществление привело бы к потере части захваченных ими земель. Против раздела «общественных земель» выступали и некоторые средние землевладельцы, которые приобрели свои владения на «общественных полях» и, застроив их, боялись перемещения с них во время реформы. Римское городское население, уже оторвавшееся от земледелия, не стремилось возвратиться к тяжелому земледельческому труду и относилось к идее аграрной реформы равнодушно. Торгово-ростовщическая знать — всадники — занятая спекуляциями и коммерческими операциями, также не была заинтересована в аграрной реформе, особенно в связи с тем, что Тиберий Гракх предлагал закрепить за каждым земледельцем его участок навечно, что затруднило бы торговлю земельными владениями.

В декабре 134 г. до н. э. Тиберий приступил к исполнению обязанностей народного трибуна. Вскоре он внес на обсуждение законопроект об аграрной реформе. В законопроекте предлагалось ограничить твердой нормой количество земли, которое могли брать в аренду отдельные граждане у государства. Такой нормой устанавливалось 500 югеров пахотной земли, что было утверждено еще в 367 г. до н. э., если же у

землевладельца были взрослые сыновья, то на долю двух из них выдавалось еще по 250 югеров. Но одна семья не могла занимать свыше 1000 югеров пахотной земли. Земля, захваченная сверх этой нормы, возвращалась государству. Отобранные излишки составляли бы новый земельный фонд. Из него нарезались участки по 30 югеров, которые распределялись среди безземельных или малоземельных граждан. Получившие такой участок римские граждане должны были выплачивать государству небольшой налог и не имели права продавать или дарить этот участок. Они рассматривались, таким образом, не как его собственники, а как наследственные владельцы. Это было сделано для того, чтобы предотвратить продажу земельных участков и задержать новое разорение мелких земледельцев.

Вокруг законопроекта разгорелась ожесточенная борьба. На поддержку реформатору со всех концов Италии стали стекаться толпы малоземельных крестьян — время было зимнее, и сельские жители располагали свободным временем. Рим напоминал кипящий улей, давно уже народные собрания не были столь многолюдны и бурны. На римском форуме постоянно толпился народ. Сторонники и противники законопроекта доказывали или опровергали губительность или благодетельность предлагаемых мер.

После бурных обсуждений законопроект должен был быть поставлен на голосование. Настроение народного собрания, состоявшего в значительной степени из прибывших в Рим сельских жителей, было благоприятным для реформы, но противники закона решили не допускать его голосования. Один из народных трибунов Марк Октавий, сам крупный землевладелец, выступив против законопроекта, наложил свое «вето» (запрещение) на законопроект под предлогом, что он затрагивает интересы римских граждан. Усилия Тиберия переубедить Октавия, бывшего до того его личным другом, ни к чему не привели. Тогда Тиберий Гракх отважился на крайнюю меру. Он поставил перед народным собранием вопрос: может ли быть народным трибуном человек, выступающий против интересов народа? Жаждавшее аграрной реформы на-

115

119

также наиболее полного выразителя его воли — народного трибуна. Основной удар был нанесен по важнейшей прерогативе сената — заведованию финансами. Уже Тиберий распределял казну пергамского царя волей народного собрания, а не сената. Гай Гракх пошел дальше. Продажа зерна по заниженной цене городскому населению, предложенная Гаем, требовала значительных средств, и решение о выделении соответствующих сумм проходило не через сенат, а через народное собрание. Сдача важных подрядов на строительство дорог, крупных сооружений осуществлялась также через народное собрание. Усилиями Гая Гракха народное собрание превратилось в эффективный орган государственного аппарата, а функции сената были существенно ограничены.

Одной из сторон политической программы Гая Гракха было усиление роли и власти народного трибуна. Оно нашло яркое выражение в деятельности самого Гая Гракха. Скромная должность заступника за отдельных плебеев превратилась при Гае в важнейшую государственную магистратуру Римской республики. Народный трибун Гай Гракх оттеснил на второй план даже верховных магистратов-консулов. Он не только вносил законопроекты в народном собрании, но и активно выступал в сенате. Он был членом аграрной комиссии, руководил раздачей зерна беднейшему населению города Рима, постройкой хлебных складов, проведением дорог, устройством колоний. «Народ восхищался,— писал Плутарх,— видя его, окруженного толпой подрядчиков, ремесленников, послов, магистратов, воинов и ученых, когда он приветливо разговаривал с каждым, при всей своей обходительности никогда не теряя собственного достоинства».

В своей политической деятельности Гай Гракх опирался на сильную политическую коалицию, состоявшую из всадников, городского населения и сельского плебса. В течение полутора лет (123—122 гг. до н. э.) эта коалиция обеспечивала Гаю Гракху поддержку народного собрания, утверждая все его законопроекты. Ни сенат, ни магистраты не осмеливались выступить против всемогущего народного трибуна. Но сенатская оппозиция, или, как ее стали называть в дальнейшем, «группировка оптиматов», замечая промахи Гая Гракха, накапливала

Схематическое изображение римской дороги. Разрез

материал, чтобы выступить против него в удобный для себя момент.

Как дальновидный политик, Гай Гракх понимал, что деление жителей Италии на полноправных граждан и бесправных италиков-союзников подрывает внутреннюю крепость Рима. Обдумывая законопроект о распространении прав римского гражданства на италиков, Гай понимал, что он вызовет сильные возражения в народном собрании, члены которого не захотят делиться своими привилегиями с новыми гражданами. Поэтому Гракх, занятый проведением других реформ, откладывал законопроект о союзниках. Но после их завершения, когда, казалось, Гай достиг вершины популярности, он и предложил народному собранию важнейший из своих законопроектов — о даровании прав римского гражданства италийским союзным общинам. Однако Гай переоценил свое влияние, силу своих сторонников. Его противникам без особого труда удалось убедить народное собрание отклонить законопроект. Это был сильный удар по популярности Гая. Вскоре он по предложению сената выехал из. Рима на 70 дней в Африку для основания колоний, хотя по древним обычаям народный трибун не должен был покидать города Рима. Противники Гая Гракха поспешили воспользоваться его отсутствием для раскола созданной им политической коалиции.

Сенатская аристократия в противовес Гаю выдвинула своего ставленника Ливия Друза — коллегу Гая по трибунату 122 г. до н. э. Ливий Друз предложил от имени сената программу преобразований, отличную от мероприятий Гая Гракха. Он ловко воспользовался тем, что в программе Гая Гракха мероприятия по аграрным реформам несколько затерялись среди других преобразований, и демагогически выдвинул законопроект об основании двенадцати новых

120

121

1. Аграрное законодательство конца II в. до н. э.

После гибели Гая Гракха и его ближайших сторонников группировка популяров была временно ослаблена. Оптиматы торжествовали победу. Гракхи погибли, но дело их не пропало. Консерваторам не удалось отменить законы о разделе «общественных полей». Вожди оптиматов понимали, что согнать с участков десятки тысяч получивших землю крестьян, лишить дешевого хлеба римский голодный плебс, отменить привилегии могущественных всадников они не в состоянии, не развязав гражданскую войну.

Нобили не только не отменили аграрные законы Гракхов, но даже продолжили наделение участками безземельных римских граждан. Если ранее сенат сопротивлялся основанию вне Италии колонии «Юнонии» (на месте бывшего Карфагена), то уже в 118 г. до н. э. была основана в Южной Галлии колония Нарбон, ставшая позже административным центром вновь образованной провинции (Нарбонской провинции). Более того, несмотря на закон об уничтожении «Юнонии» в Африке, колонисты, получившие участки, продолжали там оставаться и вести хозяйство. Сенаторы считали, что удаление части беспокойного плебса из Рима и Италии ослабит ряды сторонников популяров и вместе с тем создаст в провинциях опору римского господства.

Не имея оснований для прямых нападок на законодательство Гракха, сенат избрал окольный, более медленный, но зато реальный путь. Под предлогом того, что аграрная комиссия трех, созданная по законам Гракхов, наделена излишними полномочиями и не ограничена во времени, что противоречило римским обычаям, она была распущена. Ликвидация органа, который проводил наделение землей, по существу означала прекращение наделения землей.

Следующий удар по аграрному законодательству Гракхов был нанесен отменой принципа неотчуждаемости земельных участков, полученных в порядке раздела «общественных полей».  Оптиматам удалось

убедить народное собрание, что в интересах сельских жителей было владеть землей на правах собственности, включая право продавать, дарить, закладывать. Внешне это казалось мероприятием, отвечавшим интересам мелких землевладельцев, но фактически открывало пути к концентрации земли в руках богачей.

По закону, предложенному в 111 г. до н. э., народным трибуном Спурием Торием, все римские граждане, владевшие государственной землей в пределах 500 югеров, получали их в полную частную собственность «с правом пользоваться, иметь и владеть».

Закон 111 г. до н. э. завершил борьбу вокруг аграрного законодательства 30— 20-х годов II в. до н. э. Он закрепил частную собственность на землю, перешедшую в руки мелких и средних землевладельцев (до 500 югеров). Одновременно подтвердилась собственность тех землевладельцев, которые получили участки по аграрным законам Гракхов. Некоторое укрепление среднего и мелкого землевладения в конце II в. до н. э. способствовало развитию товарно-денежных отношений в деревне, а одновременно и еще большему распространению классического рабства на территории Италии.

Римские земледельцы, владевшие 30 югерами земли, и землевладельцы, располагавшие поместьями в 500 югеров, стремясь сделать свои хозяйства более доходными, вводили хозяйственные усовершенствования, улучшали организацию труда, повышали эксплуатацию рабов.

К концу II в. сенату удалось нейтрализовать и постепенно свести на нет реальную власть народных трибунов. В 106 г. до н. э. консул Цепион предложил возвратить судопроизводство по делам наместников провинций, обвинявшихся в злоупотреблениях, в комиссии, назначаемые сенатом. Однако этот законопроект не прошел. Группировка популяров уже оправилась от понесенного ею поражения и вновь перешла к активной борьбе против всесильной сенатской олигархии. Ослабление оптиматов

122

124

Гай Марий, римский полководец

Германии и в 113 г. до н. э. подошли к альпийским проходам, угрожая северо-восточным границам Италии. Консул Папирий Карбон с сильной армией встретил кимвров при городе Норее, но потерпел жестокое поражение. Путь в Италию был открыт, но кимвры избрали другой маршрут. Они прошли к северу от Альп и вторглись на территорию Галлии. Здесь, в Галлии, римляне вновь потерпели поражение (109 г. до н. э.). Два жестоких поражения вместе с неудачами в войне с Югуртой в 111— 109 гг. до н. э. поставили римлян в тяжелое положение. Оно еще осложнялось тем, что вместе с кимврами в их завоевательном походе на запад, в Галлию, приняли участие племена гельветов, а в самой Галлии они соединились с родственными им племенами тевтонов.

В 107 г. до н. э. римская армия во главе с консулом Кассием Лонгином попала в засаду и была уничтожена гельветами в Аквитании. Однако наиболее страшное поражение римляне потерпели в 105 г. до н. э. от кимвров при Араузионе, в Южной Галлии. На поле боя осталось около 80 тыс. воинов, т. е. больше, чем после каннской катастрофы. Италию спасла от разгрома лишь странная непоследовательность кимвров. После своей победы они повернули не в беззащитную Италию, а в Испанию.

3. Военная реформа Гая Мария.

Римляне воспользовались неожиданной передышкой для того, чтобы собрать все свои силы и провести самую радикальную реорганизацию армии. Необходимость такой реорганизации ощущалась уже давно. Прежде всего устарел главный принцип армии: система ополчения, т. е. созыв определенных категорий граждан для ведения той или иной конкретной войны. Граждане призывного возраста отрывались от своих гражданских дел, включались в легионы, возглавляемые консулами, преторами и гражданскими магистратами. После завершения военной кампании легионы распускались и граждане возвращались к своим обязанностям. Другим важным принципом римской армии был ее цензовый характер. Служба в легионах рассматривалась как важное право гражданина и потому доверялась лишь «хорошим» гражданам, т. е. лицам, имеющим некоторую степень благосостояния, крепкое хозяйство и вооружавшихся поэтому полностью за собственный счет. Граждане обедневшие, опустившиеся ниже определенного имущественного минимума, теряли право служить в легионе. В самих легионах организация военного строя была поставлена в прямую зависимость от имущественного положения легионеров: представители римской аристократии занимали командные должности, богатые граждане служили в коннице, далее в зависимости от благосостояния воины делились на тяжеловооруженных и легковооруженных. Вспомогательные части италийских союзников комплектовались также из самых лучших, т. е. зажиточных, людей.

Однако в новых условиях эти принципы уже не соответствовали нуждам римской военной организации. Продолжительные войны, которые вел Рим в далеких странах Средиземноморья, часто в тяжелых природных условиях, превращали военную службу не столько в почетное право гражданина, сколько в тяжелую обязанность, которая постоянно отрывала от хозяйства и приносила мало выгод зажиточному гражданину. Разорение многих крестьян приводило к переходу их в низшие имущественные разряды, и они теряли право служить в легионах.

Нужна была серьезная реформа. Уже в первой половине II в. до н. э. был законо-

125

126

шей повторное избрание в консулы, тем более несколько лет подряд.

Марий оправдал возложенные на него надежды. Им было создано новое, хорошо тренированное войско, сам он был одаренным военачальником. В 102 г. до н. э. в битве при Аквах Секстиевых были разбиты многочисленные племена тевтонов. В 101 г. до н. э. в битве при Верцеллах в Северной Италии такая же участь постигла кимвров. Первый натиск германских племен на Италию был отражен. Племена кимвров и тевтонов исчезли со страниц истории. Около 150—200 тыс. германцев было убито в сражениях, столько же было продано на рабских рынках Италии и Средиземноморья.

4. Второе восстание рабов на острове Сицилия в конце II в. до н. э.

Для ведения войны с кимврами и тевтонами Рим отозвал большую часть регулярных войск из провинций. Мало того, римляне обратились за военной помощью к союзным царям с просьбой прислать вспомогательные отряды.

Переброска большей части римских войск из провинций на борьбу с северными племенами создавала благоприятные условия для оживления сепаратистских настроений среди провинциального населения, способствовала новым вспышкам вооруженных восстаний низших слоев населения. В конце II в. до н. э. в разных местах Римской державы сразу началось несколько крупных восстаний: в самой Италии, на острове Сицилия и в Греции (Аттике).

Самым крупным из них было 2-е сицилийское восстание рабов, начавшееся в 104 г. до н. э. и бушевавшее на этом острове в течение четырех лет. Подавление 1-го сицилийского восстания в 132 г. до н. э. не устранило причин, поднимавших рабов на борьбу. Как и прежде, Сицилия оставалась страной зрелого рабовладения. Массы рабов подвергались самой жестокой эксплуатации. Поводом к восстанию явились противозаконные действия наместника Сицилии Лициния Нервы, который не выполнил распоряжение римского сената об освобождении незаконно порабощенных людей.

Римские дельцы, используя огромные ростовщические проценты и располагая поддержкой провинциальной администра-

ции, а также зависимых от Рима правителей союзных государств, доводили жителей провинций и зависимых от Рима царств до полного разорения, после чего следовала их продажа в рабство за долги. Много подобных рабов попало на Сицилию. В связи с нехваткой воинов для борьбы с кимврами и тевтонами римский сенат издал эдикт об освобождении таких незаконно порабощенных провинциалов и подданных союзных царей, с тем чтобы завербовать их в армию в качестве воинов-союзников. Однако попытка освободить таких порабощенных людей привела к недовольству сицилийских рабовладельцев, под давлением которых наместник прекратил освобождение, нарушив тем самым распоряжение сената. Это вызвало большое недовольство рабов и послужило поводом к началу мощного восстания.

Первыми восстали рабы в Центральной Сицилии. Восставшие убили господ и через своих посланцев призвали к восстанию живущих в ближайших имениях работников. Вскоре их число стало значительным, и они построили укрепление. Выступивший против них наместник с войсками не мог его взять и вынужден был отступить с большим уроном. Неудача римлян вызвала распространение восстания. Однако римский наместник искусно использовал несогласие в стане рабов и подкупил за большую сумму предводителя, который впустил римские войска в укрепление. Большая часть рабов была уничтожена, первая попытка восстания была подавлена.

Считая, что положение стабилизировалось, наместник распустил своих воинов. Однако вскоре вспыхнуло новое восстание, на этот раз в Западной Сицилии в районе города Гераклеи. Наместник, только что успешно подавивший восстание, не придал значения новому движению. Пользуясь бездействием наместника, восставшие увеличивали свои силы, освобождали рабов и вооружали их, спешно создавая из сбежавшейся разношерстной массы боеспособный контингент, и им удалось разбить высланный против них римский отряд. Восстание охватило внутреннюю Сицилию.

Инсургенты приступили к организации своего управления на захваченных территориях. На общем собрании был избран царь, принявший тронное имя Трифона (прежнее

127

128

рабов, работавших в ужасных условиях и под самым строгим контролем. Перебив стражу, они бежали, захватили крепость на полуострове Суний и совершали из нее опустошительные набеги на Аттику. Однако и это восстание было подавлено.

Крупным восстанием местного скифского населения, в котором приняли участие и боспорские рабы, было движение Савмака в Боспорском царстве в 107 г. до н. э. Неспокойно было в царстве Селевкидов и в Египте.

Длительные восстания рабов показали, насколько напряженной стала социальная обстановка в римском средиземноморском обществе. Они поставили перед руководящими кругами Римской республики задачу укрепления управленческого и репрессивного аппарата, а господствующие слои эллинистических государств заставили объединиться вокруг Рима, как оплота их социального господства и привилегированного положения.

5. Борьба популяров и оптиматов на рубеже II—I вв. до н. э.

Усиление политического влияния Мария было не только результатом его военных успехов. Оно было обеспечено также и той поддержкой, которая была оказана ему со стороны сельского и городского плебса, всадников. Опираясь на поддержку Мария и его легионов, популяры, во главе которых в 103—100 гг. до н. э. встали Апулей Сатурнин и Сервилий Главция, предложили несколько реформ, направленных против сенатской олигархии.

Апулей Сатурнин, народный трибун 103 и 100 гг. до н. э., предложил наделить ветеранов Мария, прослуживших 7 лет в армии, крупными участками земли (по 100 югеров) в Африке и в Заальпийской Галлии на территориях, отвоеванных у кимвров. Для наделения землей создавалась комиссия во главе с Марием. Второй законопроект предусматривал расширение полномочий всаднических судов (им передавались некоторые дела о государственной измене). По третьему закону Сатурнина, цена за хлеб, продаваемый по сниженной цене, снижалась настолько, что становилась символической — всего 5/6 асса за 1 модий (8,75 л.) зерна.

Наделение землей ветеранов Мария и поселение их в провинциях преследовало несколько целей: удовлетворение земельно-

го голода, увеличение количества средних и мелких хозяйств, что должно было способствовать развитию товарно-денежных отношений, в провинциях. Этот закон продолжал намеченную Гаем Гракхом колонизацию провинций, но с существенной поправкой. В провинции выселялись ветераны, получавшие свои участки из рук военачальника и считавшие его, а не государство, своим заступником и благодетелем.

С законов о выведении колоний ветеранов начинается новый период аграрного законодательства, сыгравший большую политическую роль в последующих бурных событиях римской истории.

Поскольку Марию передавалось руководство колонизацией, он тем самым получал на неопределенное время большие полномочия.

Второй и третий законы Сатурнина пытались привлечь на его сторону всадничество и городской плебс, создать из этих сил политическую коалицию, поддерживающую вождя демократической группировки.

Общее оживление политической жизни в Риме вновь повысило авторитет должности народных трибунов, которые, как и при Гае Гракхе, возглавили движение за аграрные реформы. Однако если Гай Гракх был общепризнанным главой группировки популяров и опирался на созданную им коалицию разных политических сил, то Апулей Сатурнин действовал теперь совместно с Гаем Марием и в его интересах. Опорой Сатурнина стали не только всадники и городской плебс, но и ветераны Мария, которые были теснее связаны со своим военачальником, чем с народным трибуном. Иначе говоря, социальная опора Сатурнина была более разнородной и менее прочной, чем во времена Гая Гракха.

Вокруг аграрных законопроектов развернулась ожесточенная борьба. В народном собрании произошла жестокая схватка между сторонниками и противниками законопроектов Апулея Сатурнина. Победили сторонники законопроекта, и он был объявлен принятым.

После принятия законопроекта консул Марий привел к клятве всех сенаторов, обещавших проводить закон в жизнь. Поддержка Мария и его ветеранов обеспечила успех законам Сатурнина.

129

Подошло время выборов народных трибунов на 99 г. до н. э. Сатурнин выставил свою кандидатуру в третий раз и опять был избран.

Усиление Сатурнина и успехи популяров не нравились Гаю Марию. В решительный момент он не поддержал своих бывших сторонников. Сенат, учитывая охлаждение и отход Мария от движения популяров, воспользовался благоприятным моментом и, обвинив Апулея Сатурнина в убийстве, приговорил его к смертной казни. Исполнение этого приговора было возложено на консула Мария. Оптиматы хотели, чтобы Марий, совсем недавно близкий союзник Сатурнина и популяров, сделался их палачом. Но Марию не пришлось сыграть эту позорную роль. Апулей Сатурнин и его сторонники, запертые в здании сената, были убиты оптиматами.

Созданная Сатурнином коалиция, состоящая из ветеранов Мария, всадников и городского плебса, оказалась непрочной и быстро распалась. Городской плебс уже настолько обособился от сельского, что выступал против требований сельских жителей.

Всадники, заинтересованные в эксплуатации провинциальных земель, смотрели на колонизацию провинций неприязненно, поскольку эта акция ограничивала сферу их коммерческой деятельности. Поэтому в решительный момент всадники выступили против программы Сатурнина и он оказался в изоляции. После гибели Сатурнина его законы были отменены, реакция вновь начала наступление на популяров (100 г. до н. э.).

6. Союзническая война в Италии.

Несмотря на то что в самый ответственный момент Марий изменил Сатурнину и с оружием в руках подавлял движение его сторонников, оптиматы не забыли поддержки Марием популярного трибуна и его программы на начальных стадиях движения. И самый могущественный человек Рима, шестикратный консул, прославленный победитель кимвров и тевтонов, был вынужден направиться в фактическое изгнание в Малую Азию. Стремясь нейтрализовать законодательную  деятельность  трибунов   и

народного собрания, оптиматы провели в 98 г. до н. э. закон, по которому усложнялась процедура прохождения законопроектов через народное собрание.

Пытаясь еще более ослабить движение популяров, программа которых со времен Гракхов предусматривала предоставление гражданских прав италийским союзникам, оптиматы в 95 г. до н. э. провели закон, по которому запрещалось присвоение союзником гражданских прав. Но если сенатской олигархии удалось сорвать аграрную и союзническую части программы популяров, расправиться с их сторонниками, то ей не удалось ослабить политическое влияние всадников.

Основой политического могущества всадников были суды над наместниками провинций, злоупотреблявшими властью, а большая часть наместников злоупотребляла ею. С помощью таких судов всадники держали под своим контролем управление провинциями и оказывали тем самым влияние на внутреннюю и внешнюю политику сенатских магистратов. Демонстрируя свою силу, всадники привлекли к ответственности за злоупотребления в провинциях даже честных наместников, пытавшихся бороться с финансовыми злоупотреблениями всадников. Оптиматы негодовали, требовали отнять у всадников судебную власть и вернуть ее сенату.

Таким образом, в Риме в конце 90-х годов до н. э. вновь сложилась напряженная обстановка. Противоречия разных общественных группировок слились в один сложный клубок. Аграрный вопрос был не решен, многие ветераны Мария ждали земельных участков, союзники-италики жаждали гражданских прав. Сенатская олигархия негодовала на всесилие всаднических судов.

Наиболее дальновидные представители сенатской олигархии не могли не видеть серьезности возникших противоречий и грозной опасности, нависшей над римским обществом. Некоторые из них хотели путем радикальных реформ, проведенных по инициативе государства, смягчить положение. С такой инициативой выступил народный трибун 91 г. до н. э. Ливий Друз.

130

131

сохраняли до сих пор верность Риму. Затем был издан еще более важный закон Плавция — Папирия (89 г. до н. э.), по которому все жители союзных общин, подавшие в 2-месячный срок заявление, получали римское гражданство. Эти законы внесли разлад в ряды италиков. От союзников стали отходить многие города, их военные силы начали таять. Во второй год войны (89 г. до н. э.) римлянам удалось нанести италикам ряд серьезных поражений. В Этрурии был уничтожен отряд марсов в 15 тыс. человек. Одна из основных баз северной группировки — город Аскул был взят римскими войсками. Пала столица повстанческой федерации город Корфиний. Были приведены к покорности кампанские города. В начале 88 г. до н. э. удалось разгромить последние крепости противника, город Нолу в Кампании, город Эзернию и др. Тяжелейшая Со-

юзническая война была закончена. Римский сенат понимал крайнюю опасность таких войн для самого существования Рима. Поэтому, чтобы навсегда искоренить наиболее глубокие причины таких войн, сенат предоставил всем италикам (за некоторыми исключениями) права римского гражданства. Любопытный факт римской истории: победители были вынуждены удовлетворить требования побежденных.

Особое ожесточение Союзнической войны, разорение множества городов, гибель большого количества людей резко ухудшили экономическое положение как Италии, так и всего Римского государства. На этом фоне вновь обостряются социально-политические противоречия в римском обществе. В начале 80-х годов до н. э. Рим сталкивается также и с серьезными внешнеполитическими осложнениями.

132

РИМСКАЯ СРЕДИЗЕМНОМОРСКАЯ ДЕРЖАВА в III в. до н.э.

133

РИМСКАЯ СРЕДИЗЕМНОМОРСКАЯ ДЕРЖАВА во II в. н.э.

134

ИТАЛИЯ В ЭПОХУ РЕСПУБЛИКИ

135

136

1. Гражданская война в Риме в начале 80-х годов I в. до н. э.

 В результате Союзнической войны италики получили права римского гражданства. Однако, вынужденные пойти на уступки, оптиматы сделали все, чтобы унизить новых граждан. Их записали не во все территориальные округа, а лишь в восемь, рассматривая, по существу, как вольноотпущенников. Сенат преследовал этим цель несколько ограничить политическую активность новых граждан в народном собрании. Естественно, новые граждане и защищавшие их популяры были недовольны таким положением и настаивали на распределении новых граждан по всем 35 трибам. Неполное решение союзнического вопроса, а также тяжелое экономическое положение после войны вызвали ожесточенную внутриполитическую борьбу.

Новая вспышка социальной борьбы была связана с деятельностью народного трибуна  88  г.  до  н.  э.  Сульпиция  Руфа.

Сульпиций Руф предложил несколько законопроектов, которые должны были нанести удар по сенатской олигархии: провести чистку сената, изгнав из него всех сенаторов, имеющих долги свыше 10 тыс. сестерций; распределить всех новых граждан и вольноотпущенников по всем 35 трибам, что уравнивало бы их в правах со старыми гражданами. Стремясь усилить ряды своих сторонников, Сульпиций Руф предложил вернуть из изгнания осужденных за политическую деятельность. Предложения Сульпиция Руфа имели успех в народном собрании и, несмотря на ожесточенное сопротивление оптиматов, были в 88 г. до н. э. приняты и стали законом.

Сульпиций навербовал отряд в 3 тыс. человек, дубины которых наводили страх на сторонников оптиматов. Законы Сульпиция ослабили авторитет и влияние сената, укрепили ряды популяров. Сульпиций предложил еще один важный закон, по которому сенатский военачальник Сулла

137

138

Митридат VI Евпатор, царь Понта

на три года подряд избирался консулом. Законы Цинны удовлетворяли интересам широких слоев римского гражданства, новых граждан, должников, городского плебса, малоземельных землевладельцев. Сулла был лишен полномочий проконсула — командующего армией, и ему на смену из Рима был послан преемник. Имущество Суллы было конфисковано, его дома и виллы разграблены, семья искала спасения в бегстве. Марианцы укрепили власть, обеспечив себе поддержку широких слоев римского гражданства, и в течение нескольких лет господствовали в Италии.

У оптиматов для победы над марианцами в народном собрании не было легальных путей. Их можно было свергнуть лишь пустив в ход вооруженную силу. Такой силой располагал Сулла, успешно воевавший на Востоке против Митридата VI. В его руках были легионы закаленных в суровых испытаниях воинов, хорошо обученных, преданных своему удачливому военачальнику. Сам Сулла пылал жаждой мести, но, прежде чем вернуться в Италию, он должен был закончить войну с Митридатом VI.

2. Война Рима с Понтийским царством (1-я война Рима с Митридатом, 89 — 85 гг. до н.э.).

Положение Рима и его владений в Малой Азии в начале 80-х годов было очень серьезным. Как в собственно римских про-

винциях — Греции, Македонии, Азии (бывшем Пергамском царстве) и Киликии, так и в зависимых от Рима царствах — Вифинии, Каппадокии, Пафлагонии и др. среди широких слоев населения активно развивались антиримские настроения. Грубость и бесцеремонность наместников, грабежи воинов, злоупотребления сборщиков налогов и ростовщиков, притеснения поддерживаемых римлянами местных олигархов вызывали острое недовольство.

Положение усугублялось социально-политическими потрясениями в самой Италии, что мешало римскому сенату активно вмешаться в восточные дела. Этой благоприятной ситуацией не преминул воспользоваться царь Понта Митридат VI Евпатор (120—63 гг. до н. э.). Это был энергичный правитель и ловкий дипломат. Унаследовав от своего отца относительно небольшое царство в Юго-Восточном Причерноморье, он сумел к концу 90-х годов до н. э. значительно расширить его территорию. Им были захвачены приморские районы Колхиды, Таманский полуостров и весь Крым, включая бывшее Боспорское царство и Херсонес. Митридату удалось подчинить себе Малую Армению, распространить свое влияние на Каппадокию и Пафлагонию и вплотную приблизиться к римским владениям в Малой Азии. В проведении своих завоевательных планов Митридат опирался на союз с царем соседней Армении Тиграном II. При Тигране II Армянское царство переживает усиление своего могущества. Тигран II воспользовался распадом некогда могущественной державы Селевкидов и начал успешные завоевания соседних приевфратских областей, продвигаясь к побережью Средиземного моря.

Не встречая активного противодействия своим завоевательным планам со стороны римлян, Митридат решил использовать их серьезные внутренние затруднения (прежде всего Союзническую войну и напряженное социально-политическое положение в самом Риме) и сделать попытку захватить все римские владения в Малой Азии, изгнать римлян и создать великую Понтийскую державу как наследницу крупных эллинистических монархий. Митридат подготовил огромную армию (около 250 тыс. пехоты, 40 тыс. всадников, около 400 судов). Воспользовавшись нападением зависимого от римлян царя Вифинии на свои погранич-

139

140

Корнелий Сулла (предположительно)

смог организовать свой флот, который оттеснил флот Митридата и стал господствовать на Эгейском море. Митридат оказался в критическом положении, его резервы были исчерпаны и он запросил мира. Заключение мира было необходимо и Сулле. Он хотел быстрее разделаться с восточными делами, чтобы со своей армией направиться в Италию, где власть захватили его политические противники, объявившие его вне закона. Поэтому, потребовав от Митридата очистить все захваченные им территории в Малой Азии, выдать пленных и перебежчиков, предоставить римлянам 80 кораблей и 3000 талантов контрибуции, Сулла заключил так называемый Дарданский мир (85 г. до н. э.) и стал готовиться к переправе своей восточной армии в Италию.

3. Диктатура Корнелия Суллы.

Трезвый и расчетливый политик, Сулла понимал, что

находится в тяжелом положении. Ведь он был объявлен вне закона и подлежал казни. Ряды его сторонников в Италии были расстроены и ослаблены. За время отсутствия Суллы демократический порядок в Италии окреп, ему оказывали поддержку многие группы населения: новые граждане, городской плебс, всадники, должники; из них можно было набрать сильную армию. Сулла тоже располагал 40-тысячной армией. За его спиной стояли богатые восточные провинции, только что отвоеванные у Митридата. Но сердце государства — Италия и западные провинции управлялись противниками Суллы.

Весной 83 г. до н. э. Сулла высадился в Брундизии. После четырехлетнего отсутствия он вновь вступил на землю Италии, которая стала ареной одной из кровопролитных гражданских войн римской истории.

Правительство популяров собрало две сильные армии. Консулы 83 г. до н. э. повели их в Кампанию, где стали ожидать наступления войск Суллы. Это было ошибкой. Сулла воспользовался бездействием противников и, беспрепятственно овладев Апулией, создал себе хороший плацдарм для дальнейших наступательных действий. Сулла начал энергичную вербовку новых сил. Армия Суллы росла. В его лагерь привели отряды опытный Метелл Пий, молодые Лициний Красс и Гней Помпей.

Свою увеличившуюся армию Сулла перевел в Кампанию. Здесь в битве с армией консула Норбана он одержал победу, а войска другого консула перешли на его сторону, соблазненные высоким жалованьем и щедрыми обещаниями Суллы. Кампания перешла в руки Суллы. Зимой 83/82 г. до н. э. военные действия прекратились. Противники лихорадочно готовились к новым решающим схваткам. Сулла разделил свою армию на две части. Одна прошла в Пицен и Этрурию, а другая под командованием Суллы направилась в Рим. Основные силы демократов были сосредоточены недалеко от Рима. Здесь, близ городка Сигния, произошла кровавая битва между армией Суллы и его противниками. Армия популяров состояла из новобранцев и, хотя была превосходящей по численности, не могла противостоять опытным бойцам Суллы и была разбита. Путь на Рим был открыт.

Заняв Рим, лишенный войск популяров, Сулла устремился за противником, который сосредоточил новую армию в городе Пренесте. Блокировав город Пренесте частью своих войск, Сулла отправился в Этрурию, где разгромил сильную армию консула 82 г. до н. э. Карбона.

Двухлетняя борьба Суллы за Рим приближалась к развязке. Войска противников Суллы были рассеяны и блокированы в крепостях. Основная масса неприятельских войск была сосредоточена вокруг Пренесте и медленно агонизировала. Но в октябре 82 г. до н. э. на помощь осажденным в Пренесте прорвалась 70-тысячная армия самнитов, которая, объединившись с осажденными, пошла на Рим. Сулле пришлось спешно стягивать на защиту Рима свои войска. 1 ноября 82 г. до н. э. под стенами Рима у Коллинских ворот в смертельной схватке сразились две римские армии. Сражение было необычайно упорным, оно длилось день, ночь и следующий день. Пленных почти не было, дрались насмерть. В конце концов победили сулланцы.

Разгромив своих противников, Сулла стал хозяином положения. Он обратился с письмом к сенату, в котором подсказал, что для устройства государства нужно наделить его — Суллу — неограниченными полномочиями. Сенат не мог ослушаться. Сулла был назначен диктатором на неограниченное время, как было сказано в его титуле, «для издания законов и устройства государства» с неограниченными полномочиями.

Такая магистратура создавалась в Риме впервые, до этого диктаторов избирали лишь на срок до 6 месяцев, на их решения можно было апеллировать к народному собранию. Власть Суллы больше походила на монархическую власть, чем на власть древнего диктатора.

Получив в свои руки эту власть, Сулла прежде всего жестоко наказал своих противников и щедро наградил своих сторонников. Он приказал составить и обнародовать проскрипции — списки его противников и им сочувствующих. Последние объявлялись вне закона, подлежали смерти, их имущество конфисковывалось. В списки включались и просто богатые люди из-за их богатства, которое должно было перейти в казну. Убийство проскрибированного (т. е. человека, имя которого стояло в проскрипционном списке) не только не наказыва-

141

143

не позволялось консулам и преторам, пока они были в должности, отправляться в провинцию и командовать войсками.

Назначение в качестве наместников бывших консулов и преторов наводило некоторый порядок в провинциальном управлении, так как туда посылались более или менее опытные администраторы. Сулла попытался ограничить произвол римских финансистов-всадников в провинциях. Передав судебную власть сенату, он требовал от наместников пресечения злоупотреблений римских финансистов.

Формально Сулла восстанавливал древние «отечественные» порядки, традиционную римскую олигархическую республику, фактически же он своей деятельностью подготавливал условия для монархического способа правления. И фактически, и юридически Сулла был неограниченным правителем Рима. Он и пользовался своей властью как монарх, казнил и миловал, издавал новые законы и упразднял старые, повелевал сотнями тысяч людей. Он мог без всяких объяснений казнить любого римского гражданина, разрушить город, помиловать противника. Сулла цинично нарушал им же изданные законы, считая их обязательными для всех, кроме него самого. Вместе с тем Сулла видел, что неограниченная монархическая власть носит чрезвычайный характер, чревата многими злоупотреблениями, с которыми граждане не могут примириться. Она вызывала недовольство всех слоев населения. Холодный ум Суллы понимал, что его власть становится ненавист-

ной и нетерпимой даже его сторонникам, что сила республиканских традиций еще очень велика. Поэтому Сулла стремился укрепить созданные им учреждения, с тем чтобы они функционировали и после его смерти. Вот почему он пытался решить некоторые назревшие государственные задачи не в духе демократии или олигархии, а в духе общегосударственных интересов. Так, он отчасти решил аграрный, союзнический вопросы, укрепил исполнительную власть, наладил до некоторой степени провинциальное управление. Хотя Сулла действовал от имени оптиматов, он провел в жизнь некоторые требования популяров, ущемляя отдельные группы оптиматов. В своей деятельности Сулла опирался прежде всего на войско преданных ему ветеранов. Ветераны Суллы уже в значительной степени потеряли связи с разными слоями римского общества: сельским и городским плебсом, всадничеством, нобилитетом. Армия Суллы комплектовалась из всех этих слоев, но начинала выступать в качестве особой политической силы, идущей за популярным военачальником. Сулла первый из римских политиков использовал войско в своих интересах и в интересах оптиматов, создав прецедент на будущее.

В 79 г. до н. э. неожиданно для всех и совершенно добровольно Сулла отказался от своей неограниченной власти. Вскоре, в 78 г. до н. э., он скончался на 60-м году жизни. После его смерти у власти оказалась сенатская олигархия, могущество которой укрепил грозный диктатор.

1. Римское общество и государство в 70— 50-х годах.

Италики добились прав римского гражданства после кровопролитной Союзнической войны. Если раньше правами римских граждан обладали около 400 тыс. способных носить оружие мужчин, то теперь правами гражданства было наделено около 2 млн. человек. Рим как город-государство до 80 г. I в. до н. э. возглавлял федерацию италийских городов и был связан с ними договорными отношениями. Теперь же произошло политическое объе-

динение Италии, а Рим как город-государство растворился и исчез в более крупном государственном образовании. Прежний полис — гегемон италийских общин и городов — превратился в столицу, а прежние неполноправные общины — в равноправные части государства.

Крушение полисных порядков и образование огромного государства было вызвано в первую очередь созданием товарной экономики, широким проникновением рабства во все сферы производства в Риме.

144

Рост числа рабов, превращение рабов в основного труженика в сельском хозяйстве и ремесле подрывали мелкое производство, составлявшее наиболее глубокую основу полисных порядков, подрывали единство гражданского коллектива, приводили к социальному расслоению и появлению острых социальных противоречий.

С другой стороны, разложение полисных отношений способствовало утверждению классического рабства как социально-экономической системы. Отказ от полисного самодовления и натурального мелкого производства, переход к товарному хозяйству на рабовладельческих виллах и в мастерских вели к оживлению товарно-денежных отношений в стране и убыстрению общего темпа исторического развития. Если прежде землю можно было продать или купить лишь в узком кругу полноправных римских граждан, то теперь она стала полной частной собственностью, и все ограничения, связанные с ее куплей и продажей, были ликвидированы. При полисных порядках значительная часть земли принадлежала государству и была, таким образом, изъята из обращения. После аграрных реформ и выделения земельных наделов Гракхами, Сатурнином и Суллой большая часть государственной земли Италии была роздана отдельным лицам и превратилась в их частную собственность. Широкое развитие частной собственности на землю, ликвидация всех ограничений по купле-продаже земли послужили основой крушения полисных порядков, способствовали внедрению товарно-денежных отношений в производство, интенсификации римской экономики.

Несмотря на потрясения гражданских войн, хозяйство Италии в целом развивалось достаточно стабильно. Широкое распространение рабовладельческих вилл, связанных с рынком, привело к распахиванию и окультуриванию ранее заброшенных или целинных земель. На месте пустошей, пастбищ появились прекрасно ухоженные поля зерновых, виноградники, оливковые рощи, плодовые сады. Почву тщательно удобряли; на италийской земле акклиматизировались новые сорта растений и деревьев. Вместо пастбищного скотоводства, требовавшего громадных просторов, но дававшего небольшой доход, пришло стойло-

вое животноводство со специальным выкармливанием скота на убой.

Аграрные отношения характеризуются упрочением частной собственности на землю, созданием многочисленных мелких и средних товарных хозяйств. Следует особенно указать на организацию мелких рабовладельческих хозяйств, которые возникали после земельных раздач отслужившим свой срок воинам-ветеранам. За последние 50 лет существования Республики около 500 тыс. ветеранов получили участки по нескольку десятков югеров земли, на которых они вели небольшое, но доходное хозяйство. Мелкое землевладение, основанное на личном труде собственника и членов семьи, также продолжало существовать. Его основой оставалось натуральное хозяйство, которое позволяло выжить при постоянно меняющейся конъюнктуре и политических пертурбациях.

Наряду с мелкими, средними товарными виллами и крестьянским землевладением в I в. до н. э. появились крупные хозяйства, так называемые латифундии (имения в несколько тысяч югеров). В одних латифундиях разводили преимущественно скот на пастбищах и меньше занимались обработкой земли, в других раздавали землю мелкими участками в аренду безземельным и малоземельным свободным арендаторам — колонам. Существовали и крупные централизованные латифундии, где землю обрабатывали большие массы рабов. Однако италийские латифундии в I в. до н. э. были еще немногочисленны и не играли большой роли в италийской сельской экономике.

Если широкое проникновение рабского труда в сельское хозяйство Италии относится к началу II в. до н. э., то в ремеслах труд рабов особенно активно стали применять в I в. до н. э. В первой половине I в. до н. э. появляются мастерские, где работало по нескольку десятков рабов, что позволило наладить массовое производство ремесленных изделий. В I в. до н. э. произошло окончательное отделение ремесла от сельского хозяйства и сосредоточение ремесленных мастерских в городах, в то время как рабовладельческие виллы, не говоря о мелких земледельцах, специализировались главным образом на получении сельскохозяйственной продукции. Бурный рост городов и городского населения, усложнение его

145

146

были посланы оба консула — Лутаций Катулл и Эмилий Лепид. Однако Катулл вернулся в Рим, а Лепид остался в Этрурии. Набрав войска, консул не направил их против восставших этрусков, а присоединился к ним и предъявил сенату ультиматум, в котором требовал выполнения своей прежней программы и консульства для себя на следующий год. Это было объявлением войны сенату. Наместник Цизальпинской Галлии (Северная Италия) Юний Брут присоединился к Лепиду и стал поддерживать его программу. Сенату грозила серьезная опасность. Лепид повел армию на Рим, а Брут действовал в Северной Италии. Положение сенатской олигархии становилось все более серьезным, поскольку ее противники под водительством марианского военачальника Сертория проникли в Испанию и подняли там восстание. Серторий сформировал повстанческую армию, которая стала теснить верные сулланскому правительству войска.

В этот тяжелый момент римский сенат предпринял решительные действия. В Испанию был послан один из самых опытных сенатских военачальников оптимат Метелл Пий. Молодому способному военачальнику, сулланцу Гнею Помпею, было поручено ведение войны в Северной Италии против армии Брута. Помпей быстро и энергично выполнил поручение. Армия Брута была оттеснена им в город Мутину, блокирована и вскоре сдалась на милость победителя.

Но главные силы войск Лепида подошли к Риму. Консул Лутаций Катулл стоял с армией около Рима и поджидал Лепида. Решительный бой произошел в 77 г. до н. э. на Марсовом поле, под стенами Рима. Лепид проиграл его и с остатками своей армии начал отступление в Этрурию, где его поддерживали местные жители, пострадавшие от зверств Суллы. Теснимый Катуллом, он был вынужден эвакуировать войска в Сардинию, но был разбит и там римским наместником. Вскоре он умер. Вооруженные силы мятежников в Италии были разбиты, а пошатнувшийся сулланский порядок был временно укреплен.

3. Война в Испании. Серторий (78—72 гг. до н. э.).

После подавления восстания Лепида центром борьбы против сенатской олигархии и сулланского режима сделалась Испания. Сюда стекались все недовольные господством сулланцев, в том числе остатки

войск Лепида и Брута. Во главе этого движения стоял сподвижник Мария Квинт Серторий, блестящий организатор и талантливый военачальник, тонкий политик и дипломат. Из собравшихся около него римлян Серторий сформировал небольшое, но крепкое войско. Большую часть его повстанческой армии составляли мобилизованные и организованные по римскому образцу жители Иберийского полуострова. На освобожденной от правительственных войск территории Серторий учреждал справедливое управление, строго карая за злоупотребления. В одном из городов Северной Испании он устроил школу, где обучались латинскому языку и грамоте дети местной знати, являвшиеся также заложниками. Эти мероприятия Сертория, контрастировавшие с грабительским управлением сулланских наместников, создали ему большую популярность и обеспечили поддержку со стороны местного населения. Посланцы Сертория не ограничились агитацией на Иберийском полуострове, они проникли в Галлию и стали подстрекать галльские племена к выступлению против римского сената. Стремясь к укреплению своего положения, Серторий завязал сношения и с понтийским царем Митридатом VI, обещавшим ему помощь деньгами и кораблями. Он вступил в переговоры с пиратами, господствовавшими на Средиземном море, обезопасив себя таким образом от действий римского флота. И в военном, и в политическом отношении положение Сертория в середине 70-х годов I в. до н. э. было прочным. Поэтому в Испанию на помощь Метеллу Пию был отправлен с новой армией Гней Помпей.

Серторий уклонялся от решительных сражений, запирался в хорошо подготовленных крепостях и изматывал армию сената неожиданными нападениями. До прибытия Помпея войска Метелла Пия с трудом удерживали лишь небольшую приморскую полосу в Юго-Восточной Испании да отдельные районы внутри Пиренейского полуострова.

С прибытием Помпея положение стало меняться. Еще на марше, проходя через Южную Галлию, Помпей сумел частью силой, частью дипломатией привести к покорности некоторые галльские племена и прервать их связи с армией Сертория. Появление второй римской армии заставило

147

Сертория разделить свои силы на две части. Во главе войск, действовавших против Помпея, встал сам Серторий. Во главе другой части, действовавшей против Метелла, был поставлен Марк Перпенна. Помпей, понимавший, что сила Сертория основана на поддержке испанских племен, приступил прежде всего к укреплению римского управления, щедро награждая верные города, ободряя колеблющихся, наказывая отступников. Ему удалось прервать связи Сертория с пиратами и Митридатом VI. Метелл Пий разбил армию Перпенны и оттеснил ее в глубь страны. Территория восстания стала сужаться. Отрезанный от своих союзников, постепенно оттесняемый Метеллом и Помпеем, Серторий был вынужден усилить свои требования к подчиненным ему племенам, что вызывало их недовольство. Армия Сертория теряла связи с местными племенами, и ее силы постепенно таяли. Вследствие военных неудач разгорелись разногласия в среде ближайшего окружения Сертория. В 72 г. до н. э. Перпенна организовал заговор против Сертория, и он был убит во время пира. Гибель Сертория привела к деморализации его армии, которая вскоре была уничтожена Помпеем. Восстание Сертория показало, насколько несовершенно было провинциальное управление. Продажные и корыстолюбивые наместники грабили местное население, озлобляли его, порождали антиримские настроения. Поэтому после подавления восстания Сертория Помпей оставался в течение некоторого времени в Испании, приводя в порядок расстроенные дела испанских провинций. Помпей улучшил управление Испанией; многие общины и племена признали его своим патроном и покровителем.

4. Спартаковская война (74—71 гг. до н. э.).

В разгар войны в Испании в центре Римской державы — в Италии — разразилось крупнейшее в истории древности восстание рабов под руководством фракийца Спартака.

Восстание рабов началось с заговора гладиаторов в городе Капуе в 74 (или в 73) г. до н. э. Гладиаторы должны были драться насмерть на потеху римской публике на арене амфитеатра. Иногда устраивались настоящие сражения, когда несколько сотен гладиаторов бились одновременно. Гладиаторские бои в I в. до н. э. приобрели большую популярность. Они устраивались не

только в Риме, но и во всех больших и даже малых городах. Количество гладиаторов резко возросло; они стали заметной прослойкой среди рабского населения римских городов. В специальных школах гладиаторов обучали обращению с мечом, копьем и другим оружием. Гладиаторами были сильные люди, знавшие, что они не сегодня-завтра погибнут на арене, и потому не боявшиеся смерти. Они находились под очень строгим надзором. Тем не менее сосредоточение нескольких сот гладиаторов в каждой школе создавало возможности для организации заговоров.

В 74 г. до н. э. в гладиаторской школе в Капуе около 200 гладиаторов составили заговор, но только 78 заговорщикам удалось прорваться из города и бежать на гору Везувий1. Римские власти сперва не придали значения бегству нескольких десятков рабов. Зимой 73 г. до н. э. ряды гладиаторов, которые возглавил Спартак, пополнились за счет новых беглецов и насчитывали уже около 10 тыс. бойцов. Воины Спартака проводили набеги на кампанские города и виллы, наводя страх на местных землевладельцев. Успехи восставших вынудили римлян послать против них трехтысячный отряд. Римляне оттеснили спартаковцев на Везувий и блокировали единственный спуск с вершины, обрекая рабов на голодную смерть. Однако Спартак сумел по плетенным из ивняка лестницам спустить своих бойцов по отвесной скале, подножие которой не охранялось, и, зайдя в тыл противника, уничтожить его неожиданным нападением. Это первое серьезное поражение римлян от восставших рабов стало катализатором в распространении восстания. К Спартаку стали стекаться толпами беглые рабы и даже свободные бедняки. Силы спартаковцев росли с каждым днем. Римский сенат отправил внушительное войско во главе с претором Варинием, состоявшее из двух легионов. Спартак, умело маневрируя, стремился разъединить силы римлян, нападая на отдельные подразделения противника. Сначала восставшие разбили отделившиеся части, а затем и главные силы римлян. Повстанцы захватили римский лагерь, а римский командующий, с трудом

Везувий тогда не был действующим вулканом.

148

5. Законы 70 г. до н. э. и восстановление досулланской конституции.

К моменту подавления восстания рабов в Италии действовали две большие армии — войска Помпея, вернувшиеся из Испании, и силы Красса. Победы Помпея в Испании и Крас-

150

са над Спартаком создали им большую популярность, что не нравилось сенатской олигархии, которая опасалась установления диктатуры одного из них. Чем больше побед одерживал Помпей, тем сдержаннее относился к нему сенат. С другой стороны, противники оптиматов — популяры, сразу же воспользовавшись охлаждением между Помпеем и сенатом, обещали удовлетворить требования военачальника (награждение его ветеранов, утверждение сделанных им в Испании распоряжений и консульская власть на 70 г.), если Помпей проведет в жизнь их политическую программу. Популяры стремились ограничить власть сената и расширить права народного собрания, восстановить полномочия народных трибунов в том объеме, как это было до диктатуры Суллы. Кроме того, они предлагали увеличение хлебных раздач городскому населению, реформирование судов по делам о злоупотреблениях наместников и введение в них кроме сенаторов также и представителей других слоев населения. Проведение в жизнь их программы означало бы уничтожение установлений Суллы.

Таким образом, в 71 г. до н. э. оформилась сильная антисенатская коалиция популяров, всадников и двух влиятельных военачальников того времени — Помпея и Красса. Сенат не мог противостоять этому союзу (ведь в Италии находились армии Помпея и Красса). Все требования Помпея были удовлетворены: его войска щедро награждены, распоряжения утверждены, а сам он получил роскошный триумф и был вместе с Крассом избран консулом на 70 г. до н. э.

Теперь настало время выполнять программу популяров. Эта программа в целом была приемлема и для Помпея, и для Красса. Помпей был заинтересован в том, чтобы ослабить власть сената за счет усиления роли народного собрания, где он мог проводить угодную ему политику с помощью своих ветеранов. Еще находясь в Испании, Помпей убедился в произволе и корыстолюбии ставленников оптиматов — провинциальных наместников, которые беззастенчиво грабили провинциальное население и которых сенатские судьи оправдывали за взятки. Интересы населения провинций, а также всего Римского государства требовали более строгого надзора за деятельностью провинциальной администрации: такой

надзор могли осуществлять суды, состоящие не только из сенаторов, но и из представителей других слоев населения. Поэтому Помпей и Красс провели в жизнь сразу несколько законов. Полностью восстанавливалась власть народных трибунов, которые могли вновь действовать независимо от сената, расширялась компетенция народного собрания. Была восстановлена отмененная Суллой должность цензоров, которые имели право исключать из сената отдельных сенаторов за различные проступки. Под влиянием Помпея и Красса новые цензоры провели чистку сената, исключив около 10% его состава, видимо, наиболее решительных противников Помпея. Были реформированы и суды. В состав судебных комиссий были введены наряду с сенаторами также всадники и зажиточные горожане, так называемые эрарные трибуны. Наконец, в интересах римских всадников в провинции Азия была восстановлена откупная система сбора налогов, отмененная Суллой. Таким образом, в 70 г. до н. э. в период консульства Помпея и Красса произошла ликвидация политического порядка, созданного Суллой. Эти события произошли относительно мирно, без вооруженной борьбы и кровопролития, что объясняется не только присутствием в Италии армий Помпея и Красса, но и уступчивостью сената, напуганного восстанием рабов в 74—71 гг. до н. э.

6. Политическая борьба в Риме в начале 60-х годов I в. до н. э. и завоевания на Востоке.

Восстановление полномочий народных трибунов привело к усилению политической роли народного собрания.

В 60—50-е годы 1 в. до н. э. заметно активизировалась общественная жизнь в Риме. Народные трибуны снова сделались важными государственными деятелями. Народные собрания, как и во II в. до н. э., стали многолюдными, на них ставились и решались крупные вопросы внешней и внутренней политики, часто вопреки воле сената. Одной из важнейших функций народного собрания был выбор магистратов — высших должностных лиц Римской республики. Выборы магистратов, особенно консулов и преторов, были очень бурными. На одну должность выдвигалось несколько кандидатов, сами кандидаты и их сторонники вели агитацию среди политических деятелей, финансистов, в погоне за

151

голосами шли на уговоры простых граждан. Существовали специальные инструкции для кандидатов, как привлекать внимание народа. Кандидат должен быть приветливым, при встречах на улице называть даже бедных граждан по имени (для этого при нем находился специально обученный рабноменклатор, который подсказывал своему господину имена встречных). Поскольку подкуп избирателей был официально запрещен и преследовался законом, кандидаты прибегали к косвенному подкупу. За свой счет они устраивали угощения для многих тысяч граждан, давали гладиаторские игры, строили какое-нибудь общественное здание, раздавали подарки. Многие не только растрачивали свои состояния, но и прибегали к займам у ростовщиков. В момент выборов ссудный процент обычно поднимался, так как наличных денег не хватало. Политическая жизнь бурлила, но в этой напряженной борьбе дело часто решалось в пользу того, кто обещал новые земли и раздачи, гладиаторские бои, а не того, кто отражал интересы римского гражданства или Римского государства. Подобная активность скрывала в себе вырождение демократических начал.

Большое влияние на деятельность народных собраний оказывали военные успехи полководцев, которые пригоняли в Италию рабов, привозили богатую добычу; воины играли большую роль в народных собраниях, в агитации за своих командиров или их ставленников.

В 60-х годах I в. до н. э. важную роль в политической жизни Рима стал играть Гней Помпей. Он хорошо ориентировался в политической обстановке того времени и добивался своих целей, используя поддержку популяров и механизм народных собраний. После отправления консульства в 70 г. до н. э. Помпей отошел от общественной жизни. Но скоро ему пришлось вновь принять на себя военное командование в связи с осложнением внешнеполитической обстановки.

Первая половина I в. до н. э. была временем особой активности пиратства на Средиземном море. Пираты пользовались продолжительной борьбой внутри Рима и ослаблением внимания к внешним делам. На своих легких судах они бороздили Средиземное море, грабили корабли, прибрежные поселения и города. Пираты имели

Гней Помпей

свои верфи и гавани, собственные крепости и своего рода княжества в труднодоступных горах юго-восточной части Малой Азии (Киликия), на острове Крите. Они нарушали судоходство, прерывали подвоз зерна в Рим из провинций, и это вызвало недовольство не только римских коммерсантов, но и многих граждан, зависевших от провинциального хлеба. После смерти Суллы сенат направлял несколько экспедиций против пиратов, но они не имели особого успеха. Однако Рим, разгромивший сильнейшие государства Средиземноморья, не мог больше терпеть пиратов. В 67 г. до н. э. народный трибун Габиний предложил наделить особыми полномочиями Помпея, дав ему сильный флот и необходимые войска для уничтожения пиратов. Несмотря на сопротивление сената, который боялся усиления авторитета Помпея, народное собрание утвердило предложение Габиния. Помпей получил необходимые средства, флот и армию. Он принял верховное командование над всем Средиземным морем и над прибрежной полосой шириной в 75 км. Ему должны были подчиняться все наместники провинций и римские должностные лица в этих пределах. В отличие от прошлых лет, когда чрезвычайные полномочия должностного лица ограничивались каким-то сроком, Помпей получил власть на неопределенное время, до тех пор, пока не выполнит поручение.

152

Помпей разбил все Средиземное море на 30 округов, выделив на каждый округ нужное число кораблей и войск. В течение 60 дней Помпею и его помощникам удалось выловить все пиратские корабли, разрушить пиратские крепости, уничтожить их объединения. В результате наладилось нормальное судоходство, оживилась морская торговля, улучшилось снабжение хлебом города Рима. Популярность Помпея резко возросла. Сам Помпей, используя эту популярность, добивался назначения главнокомандующим для ведения войны с понтийским царем Митридатом, вновь начавшейся в 74 г. до н. э.

7. 3-я война Рима с Митридатом. Организация системы римских провинций на Востоке в 60-х годах I в. до н. э.

Победа Рима в 1-й войне с Митридатом ослабила Понтийское царство, претендующее на объединение всех антиримских сил в Восточном Средиземноморье и Малой Азии. Однако римляне по-прежнему рассматривали Митридата как своего основного политического противника и внимательно следили за его действиями. Попыткой прощупать силы Митридата было вторжение римского наместника Мурены на территорию Понта, которое было успешно отражено (83— 82 гг. до н. э., 2-я война с Митридатом). Вместе с тем тяжелая гражданская война и диктатура Суллы, сложное внутреннее положение Рима в 70-х годах до н. э. (восстание Лепида, война в Испании с Серторием) связывали руки римскому сенату и не позволяли активно влиять на восточные дела. Благоприятной внешнеполитической ситуацией на Востоке умело воспользовался царь Армении Тигран II (95—56 гг. до н. э.). Опираясь на союз с Митридатом и парфянами, а также используя связанность римлян на Западе, Тигран II предпринял серию успешных войн, в результате которых ему удалось захватить многие области Восточной Малой Азии (Каппадокию, Киликию, Коммагену), Северной Месопотамии (Мидию Антропатену). Развивая свои успехи, Тигран II завоевал Сирию, Финикию, объявил себя наследником свергнутой им династии Селевкидов, а город Антиохию — одной из своих столиц. В середине 70-х годов до н. э. государство Тиграна II стало крупней-алей державой в Восточном Средиземноморье. Рассматривая военные успехи Тиграна II как проявление слабости римской

восточной политики и учитывая тяжелое положение Рима на Западе, Митридат счел момент благоприятным, чтобы расширить пределы своего царства и вновь попытаться создать крупную державу в Малой Азии за счет римских владений. После тщательной подготовки в 74 г. до н. э. Митридат начал свою 3-ю войну с Римом, которая длилась 10 лет (74—64 гг. до н. э.). Митридат подготовил крупную армию (около 100 тыс. пехоты, 16 тыс. конницы, 100 боевых колесниц) и флот (400 судов). Для ведения войны с Митридатом Рим мог выставить лишь армию около 40 тыс. пехоты и 2 тыс. всадников.

Используя фактор внезапности, Митридат до прибытия легионов из Италии приступил к осаде крепостей в Пропонтиде Калхедона и Кизика, однако взять их не смог. Тем временем подошли основные военные силы римлян во главе с консулом 74 г. до н. э. Лицинием Лукуллом. Лукулл сумел разбить Митридата, который снял осаду Кизика и вынужден был отойти на территорию Понта. Преследуя Митридата, римляне нанесли сокрушительное поражение новой понтийской армии под городом Кабирой (72 г. до н. э.) и оккупировали территорию Понтийского царства. Митридат с маленьким отрядом (около 2 тыс. всадников) нашел приют в соседней Армении у Тиграна II.

Лукулл потребовал выдачи Митридата и, получив отказ, объявил Тиграну II войну. В 69 г. до н. э. Лукулл подошел к столице Армении Тигранокерту, где и произошло решающее сражение. Небольшая римская армия в 20 тыс. пехоты и 2 тыс. конницы сумела разгромить более крупную армию Тиграна II (свыше 100 тыс. пехоты и 17 тыс. всадников). Развивая свой успех, Лукулл в следующем году вторгся на территорию горной Армении, намереваясь захватить древнюю столицу армянских царей Артаксату. Однако этот поход римского полководца оказался неудачным. Постоянные нападения местных жителей, трудности движения в горной местности, недостаток продовольствия вызвали протесты в армии, и легионеры заставили Лукулла отступить. В 67 г. до н. э. римляне потерпели от Митридата серьезную неудачу при городе Зиела. Армия и римское правительство выражали недовольство действиями Лукулла. Особенно недовольны были его политикой римские

153

8. Социально-политическая борьба в Риме и в Италии во второй половине 60-х годов до н. э. Заговор Катилины.

В то время как Помпей воевал на Востоке, в Риме и Италии развернулась острая внутриполитическая борьба. Вновь обострился аграрный вопрос. Мелкие землевладельцы в условиях разви-

154

Марк Туллий Цицерон

вающихся товарно-денежных отношений теряли свои участки. Увеличившиеся в числе безземельные опять стали требовать земельных наделов. Опираясь на недовольство сельского плебса, народный трибун 63 г. до н. э. Сервилий Рулл разработал радикальный законопроект, предусматривавший наделение землей малоземельных граждан. Сервилий Рулл предлагал основать несколько колоний только в Италии. Под эти колонии отводились оставшиеся государственные земли в Кампании. Предполагалось также купить за счет государственной казны землю у частных владельцев по ее рыночной стоимости, причем на покупку истратить военную добычу, захваченную на Востоке Помпеем. Кроме того, предполагалось продать государственные земли в провинциях, с тем чтобы на вырученные деньги скупить земли в Италии. Для проведения всех этих мероприятий нужно было избрать комиссию из 10 лиц (децемвиров), наделенную широкими финансовыми, судебными и административными полномочиями. Законопроект Сервилия Рулла отвечал чаяниям сельского плебса.

Но против законопроекта Сервилия Рулла выступил сенат. Консул 63 г. до н. э. Цицерон в трех речах красноречиво доказывал его неправомочность. Цицерона поддержали всадники, которым было невыгодно терять контроль над провинциальны-

ми доходами, а также горожане. Римский городской плебс уже порвал связи с сельской жизнью, привык к даровым хлебным раздачам, столичным зрелищам, к праздной жизни и не хотел возвращаться к тяжелому труду земледельцев. Используя эти настроения, Цицерону удалось создать сильное противодействие Сервилию Руллу в народном собрании. Понимая, как мало шансов на успех, Сервилий Рулл даже не поставил свой законопроект на голосование.

Не успели отшуметь страсти по поводу законопроекта Сервилия Рулла, как в Риме произошли еще более бурные события, получившие название заговора Каталины. В течение 63 и 62 гг. до н. э. политическая деятельность Катилины лихорадила римско-италийское общество. Луций Сергий Катилина, один из соратников Суллы, смелый, умный, но жестокий человек и авантюрист, растратив награбленные при проскрипциях Суллы богатства, намеревался пройти в консулы и затем поправить свое состояние, получив назначение в провинцию. Однако ему не удалось легальным путем пройти в консулы, и он решил завладеть консульством силой. С этой целью им был составлен заговор.

Для привлечения к себе большего числа сторонников Катилина заявлял, что, став консулом, он проведет отмену долгов. Лозунг отмены долгов нашел в то время широкий отклик. В 60-х годах I в. до н. э. в Риме и Италии большое число мелких землевладельцев, в том числе и ветеранов, в свое время поселенных на земле Суллой, оказались в числе должников. В условиях товарного производства разорение мелких хозяйств и их задолженность — обычное явление. Много должников было среди жителей Рима, особенно по квартирной плате. Были должники и среди крупных землевладельцев. Массовая задолженность разных слоев населения обеспечила поддержку лозунгу Катилины. Опираясь на нее, Катилина мечтал захватить власть и использовать ее в своих интересах. В заговоре Катилины переплетались широкое недовольство разных слоев населения и авантюристические личные планы Катилины и небольшой группы знатных заговорщиков. Однако поддержка Катилины со стороны разношерстной массы должников была непрочной. Катилине не доверяли городские жители и сельские должники, которые видели в нем

155

9. Коалиция Помпея, Цезаря и Красса (первый триумвират).

После разгрома заговора Каталины в Риме и Италии как популяры, так и сенатская знать с тревогой ожидали возвращения восточной армии Помпея. Опасались, что победоносный военачальник вместе с верными ему легионами насильственно захватит власть в государстве. Однако Помпей рассеял тревоги столичных политиков. Прибыв в Италию в 62 г. до н. э., он, как и предписывала конституция, сразу распустил свои войска, не обнаружив охоты вести их на Рим по примеру Суллы. К тому же после подавления заговора Каталины политическое положение для установления диктатуры было неблагоприятным. Трусливая сенатская аристократия, которая так боялась легионов Помпея, после их роспуска приложила все силы, чтобы унизить победоносного полководца. Ему было отказано в консульстве на следующий год, сенат не утверждал сделанных им распоряжений на Востоке, наконец, был провален законопроект народного трибуна Флавия, который предлагал наделение ветеранов Помпея земельными участками.

Помпей оказался в затруднительном положении. Военачальник, одержавший множество побед, разбивший войска 22 восточных царей и царьков, хорошо устроивший дела в восточных провинциях, в результате происков столичных политиков оказался перед опасностью потерять свой авторитет. Сенат грозил аннулировать его распоряжения на Востоке. Он даже не мог выполнить свое обещание о наделении ветеранов земельными участками.

Помпей действовал энергично и решительно, чтобы сломить сопротивление сенатской олигархии. Он договорился с двумя наиболее крупными политическими деятелями того времени — Крассом и Юлием Цезарем. Это негласное соглашение о совместной борьбе с сенатской олигархией, заключенное в 60 г. до н. э., и получило в истории название первого триумвирата.

Первый триумвират был, по существу, объединением различных антисенатских сил: победоносного полководца Помпея, опиравшегося на ветеранов, Красса, которого поддерживали всадники, Юлия Цезаря, одного из наиболее популярных среди городского плебса политических деятелей.

156

157

Кельтский ритуальный сосуд с рельефными изображениями божеств и животных

Центральной Европы, но затем сместились под напором наседавших на них с востока германских племен к западу и к VI в. до н. э. осели на территории за Рейном, а также в Северной Италии. Войны 235—222 гг. до н. э. позволили римлянам покорить кельтские племена, жившие в Паданской равнине. В конце II в. до н. э. римляне распространили свое влияние на лигурийские и южнокельтские племена, жившие на побережье Средиземного моря, и образовали провинцию Нарбонская Галлия. Однако основной массив галльских племен, занимавших огромную территорию Западной Европы, сохранял независимость. Римляне называли эту часть Галлии «косматой» Галлией в отличие от завоеванных ими Цизальпинской и Нарбонской Галлии.

«Косматую» Галлию населяли несколько десятков племен. Часть из них уже объединялась в племенные союзы или федерации, возглавляемые каким-нибудь племенем. Могущественные союзы на северо-востоке Галлии возглавляли белги, на территории современных Бретани и Нормандии — арморики, в Центральной Галлии — арверны, эдуи и секваны. Юго-западный угол Галлии, между Пиренеями и рекой Гаронной, занимали аквитаны — племена, среди которых были сильны иберийские элементы.

Кельты жили в условиях разлагающегося первобытнообщинного строя. У них уже выделились родовая знать и сильное жречество, вокруг отдельных вождей из знати

группировались дружины. Рядовые общинники разорялись и попадали в зависимость от знати. Разложение родового строя шло быстрее у тех племен, которые ближе соприкасались с греками и римлянами. Источником греческого культурного влияния была большая и богатая колония Массилия. Из нее по реке Родану во II в. до н. э. в глубь Галлии проникало много греческих и италийских торговцев. При археологических раскопках кельтских поселений обнаруживают множество греческих и италийских изделий.

К I в. до н. э. Галлия была густонаселенной и богатой страной. У галлов уже существовали укрепленные поселения полугородского типа, в момент опасности они служили крепостями, здесь же жили ремесленники, устраивались ярмарки.

В северных областях преобладало скотоводство, в центральных и прирейнских — земледелие. Кельты первые в сельскохозяйственной практике использовали минеральное удобрение (удобряли почву мергелем). Кельтское ремесло, особенно металлообработка, стояло на высоком уровне. Римляне отмечали большое искусство галльских ремесленников, их умение подражать любым образцам. Племена северо-западной приморской части (венеты) строили хорошие морские корабли.

Среди кельтских племен и племенных союзов не было единства. Постоянно враждуя, они не только истощали друг друга в бесконечных войнах, но и привлекали на

158

159

ноотпущенников, даже рабов и гладиаторов. Движение приняло такой размах, что оптиматы решили противопоставить отрядам Клодия, терроризировавшим Рим, отряды Милона, народного трибуна 57 г. до н. э., сторонника сената.

Рим оказался во власти отрядов Клодия и Милона, устраивавших настоящие побоища между собой. Безопасность граждан была под угрозой. Иногда даже Помпей оказывался блокированным в своем доме. Дебаты в народных собраниях перерастали в драки. Особенного накала достигала эта борьба при выборах в консулы. В течение 7 месяцев не могли из-за беспорядков избрать консулов на 53 г. до н. э. В связи с полной анархией в Риме поднялись цены на продовольствие.

11. Поход Красса против парфян.

В конце 55 г. до н. э. Красе отбыл в провинцию Сирию еще до окончания срока своего консульства. Он намеревался совершить поход на Восток и присоединить земли бывшей монархии Селевкидов, захваченные парфянами. В распоряжении Красса была сильная армия в 7 легионов и 4 тыс. конницы. Положение Красса облегчалось тем, что в Парфии шла династическая междоусобица. В борьбе с Парфией большую помощь оказывала Риму и Армения. За Евфратом в Месопотамии города, населенные греками и эллинизированными жителями, были настроены дружественно к Риму. В 54 г до н. э. Красе, перейдя Евфрат, занял ряд городов в Северной Месопотамии и оставил в них свои гарнизоны. В 53 г. до н. э. Красе направился вниз по Евфрату, стремясь достигнуть Ктезифона. Римлян поддерживали местные князья и армянский царь Артавазд. Углубляясь в территорию противника, римляне оказались под угрозой парфянской конницы, наступавшей на их тылы.

Путь шел по знойной пустыне в непривычных для римлян условиях. Противник отходил, не вступая в соприкосновение с римлянами. Но когда римская армия, достигнув реки Хабур, начала переправу, авангард римлян был атакован парфянской конницей. Затем недалеко от города Карры римская армия была атакована всеми силами парфян. Римской пехоте парфяне противопоставили тяжелую конницу (всадник и лошадь были покрыты кольчугой) и конных стрелков из лука. Когда римляне развернули свои ряды и пытались пойти в

160

наступление, парфянская конница отступила, но засыпала римлян тучами стрел. Битва превратилась в побоище. К вечеру Красс отошел к Каррам, где римская армия распалась на части. Квестор Красса — Гай Кассий с частью войск начал отступление на запад. Сам же Красс попытался продвинуться в Армению, но около местечка Синнака парфяне настигли римское войско. Командующий парфянами Сурена предложил Крассу встретиться якобы для переговоров. Во время этой встречи римский полководец был вероломно убит, а его войско почти полностью уничтожено. Лишь около 10 тыс. из 40 тыс. римской армии вернулось в пределы римской провинции.

Поражение римской армии под Каррами и Синнакой имело большое военно-политическое значение. Оно показало силу Парфянского царства. Мощи Рима оказалось недостаточно для того, чтобы разбить и покорить парфян. Парфия стала заслоном против римской экспансии на Восток. С битвы при Каррах взаимоотношения Рима с Парфией на многие столетия определили восточную политику Рима.

Непосредственные последствия побед парфян были очень велики. Гибель большой римской армии делала беззащитными римские восточные провинции, прежде всего Сирию и Киликию. Не говоря о мелких князьях Эдессы, Коммагены, Осроены, которые сразу же перешли на сторону парфян, с Парфией заключил союз и армянский царь.

Используя свой успех, парфянская армия вторглась в пределы провинции Сирии и дошла до столицы ее Антиохии. Слабые римские отряды были блокированы в городах. Но римлян выручила внутренняя борьба в Парфянском царстве. Командующий парфянской армией, наследник престола Пакор, поднял оружие против своего отца — царя Орода. Парфяне очистили территорию римской провинции и ушли за Евфрат. Воспользовавшись неожиданной передышкой, римляне подтянули силы и вновь восстановили полный контроль над своими восточными владениями.

12. Великое галльское восстание и окончательное покорение Галлии (54—51 гг. до н. э.).

Не менее угрожающее положение для римлян сложилось во вновь завоеванной Галлии. В 54—52 гг. до н. э. в Галлии вспыхнуло несколько опасных восстаний.

Главными причинами восстаний было недовольство господством римлян: поборами, грабежом и реквизициями. Римляне бесцеремонно вмешивались во внутренние дела галльских племен, требовали воинских контингентов, забирали продовольствие и фураж. Тяжесть римской власти испытывали даже верные союзники Рима — эдуи. Ненависть к власти чужеземцев сплотила все слои галльского общества и почти все галльские племена. Это предопределило силу восстания и его опасность для римской власти. Первыми восстали северные племена белгов в 54 г. до н. э. Они неожиданно напали на римский лагерь, где находилось около двух легионов, и полностью их уничтожили. Был также атакован другой римский лагерь в области нервиев, и лишь быстрое прибытие главных сил Цезаря спасло этот лагерь от гибели. Вспышки восстания в других областях были пресечены или самим Цезарем, или его помощником Лабиеном. Против восставших эбуронов была предпринята карательная экспедиция, в которой участвовали все 10 легионов. Участь восставших была ужасной: их дома и хижины были уничтожены, а почти все многочисленное племя либо истреблено, либо продано в рабство. Казалось, непокорная Галлия успокоилась.

Но в недрах Галлии готовилось новое, еще более грозное восстание. Между галльскими племенами были установлены тайные связи и достигнута договоренность о совместном выступлении против Рима. Было создано нечто вроде единого руководства, а верховным предводителем восставших был избран вождь племени арвернов Верцингеториг. В 52 г. до н. э. пламя восстания уже полыхало почти по всей Галлии. Восстание застало римлян врасплох. Цезарь просмотрел подготовку восстания и в момент, когда оно началось, находился в Северной Италии, далеко от своей галльской армии. Сама римская армия была раздроблена на несколько частей, стоявших в разных областях страны.

Отряды Верцингеторига заняли несколько хорошо укрепленных крепостей, в то время как многие поселения были сожжены, чтобы затруднить продовольствование римлян. Однако, действуя очень быстро, Цезарь сумел собрать свои войска воедино. Прежде всего он направил удар против крепости Аварика, где Верцингето-

161

13. Политическая обстановка в Риме в 50-х годах.

Пока Красс сражался с парфянами в месопотамских пустынях, а Цезарь с трудом подавлял грозное восстание в Галлии, третий участник триумвирата — Помпей — оставался в Италии и все больше влиял на государственные дела. Гибель Красса и трудное положение Цезаря фактически делали Помпея единоличным правителем государства. Цезарь пытался помешать росту могущества Помпея в Италии. Он подкупал многих столичных политических деятелей галльским золотом, посылкой рабов или раздачей доходных мест в своей галльской армии им самим или их родственникам. Цезарем были подкуплены сторонники и сенатской олигархии, и демократической группировки.

Внутренняя политическая жизнь Рима второй половины 50-х годов I в. до н. э. характеризовалась ожесточенной борьбой, с одной стороны, оптиматов с движением Клодия, с другой — той и другой группировок с триумвирами.  Борьба сенатской

162

олигархии с движением Клодия вылилась в вооруженные столкновения. Должности магистратов оказывались в руках тех, кто раздавал больше денег избирателям или прошел на должность, опираясь на насилие. Как только такой кандидат оказывался «избранным», противники немедленно привлекали его к судебной ответственности. В Риме прокатилась волна политических процессов, во время которых вскрывались вопиющие злоупотребления. События 54— 51 гг. до н. э. показали, что вся система выборности магистратов, деятельность народных собраний, лишенных живительных связей с основной частью римского народа — с сельским населением, выродились в беспринципную и жестокую борьбу отдельных клик и группировок, в разгул самых диких страстей. Вооруженные отряды Клодия и Милона терроризировали население Рима и окрестностей, безопасность граждан оказалась под угрозой, цены на продовольствие подскочили, хлеба не хватало.

Политическая анархия в Риме подсказывала даже сенатской олигархии необходимость сильной власти. Цицерон, лидер сторонников сенатской Республики, в выпущенном в 51 г. до н. э. сочинении «О государстве» высказал мысль о необходимости появления государственного деятеля, наделенного неограниченными полномочиями, который бы в трудную минуту мог управлять государством эффективно и справедливо.

Необходимость сильной власти заставила сенатскую олигархию обратить свои взоры на одного из триумвиров — Гнея Помпея. Помпей казался сенату наиболее удобным союзником. Наоборот, Цезарь, издавна связанный с популярами, родственник Гая Мария, был решительным противником сенатского правления. Сам Помпей понимал, что после гибели Красса и распада триумвирата должна неизбежно вспыхнуть борьба за власть между ним и Цезарем. Естественно, он искал союзников в этой будущей схватке и помышлял в первую очередь о сенатской олигархии.

Помпей был избран на 52 г. до н. э. консулом, причем впервые в римской истории без коллеги, т. е. получил единоличную высшую правительственную власть, фактически диктатуру. Кроме обязанностей кон-

сула 52 г. до н. э. Помпей исполнял обязанности проконсула-наместника испанских провинций и имел большие полномочия по снабжению Рима продовольствием. Такое сосредоточение разных и очень больших полномочий в одних руках практиковалось впервые в истории Римской республики.

Получив в свои руки большую власть, Помпей наладил снабжение Рима продовольствием и понизил цены на зерно; были проведены строгие законы против подкупов при выборах в магистраты, а виновные в подкупе строго наказаны; отряды Клодия были распущены (сам Клодий был убит Милоном во время стычки в 52 г. до н. э.). Воспользовавшись этим убийством, Помпей добился осуждения Милона и роспуска его вооруженных отрядов. Еще в 55 г. до н. э. Помпей построил первый в Риме большой каменный амфитеатр, где происходили любимые римлянами гладиаторские бои и травля зверей. В Риме было достаточно хлеба и всякого продовольствия. Эти меры Помпея успокоили городских плебеев, вначале недовольных подавлением движения Клодия. Популярность Помпея после его консульства возросла: он обеспечил относительное спокойствие в Риме, наладил работу народных собраний, улучшил систему выборов в магистраты. Эти же меры обеспечили Помпею и симпатии сенатской олигархии.

Имея под своей командой сильную армию в Испании, опираясь на содействие сената и относительное спокойствие городского плебса в Риме, Помпей сделал первые шаги, направленные против Цезаря. Он подготавливал законопроект, по которому Цезарь должен был распустить свои легионы, сложить с себя власть и предстать перед сенатом с отчетом о своих действиях в Галлии. Устранение Цезаря с политической арены привело бы Помпея к единоличной власти. И сенат, поддерживавший Помпея, и Цезарь это понимали. Но если часть сената преследовала цель победить сначала одного претендента на единоличную власть, а потом второго, то Цезарю приходилось решать очень сложный вопрос: или вовсе отказаться от политической деятельности, или начать вооруженную борьбу с Помпеем и поддерживающим его сенатом.

163

1. Первый период гражданской войны. 49—47-й годы до н. э.

Как опытный политик, Цезарь прекрасно понимал, что вооруженное выступление против коалиции Помпея, располагавшего внушительной армией, расквартированной в Испании и Африке, и сената как верховного органа Римской республики означало начало кровопролитной гражданской войны с непредсказуемыми последствиями. Вместе с тем, развязывая гражданскую войну, Цезарь отдавал себе отчет, что речь шла не только о его личном честолюбии и желании захватить верховную власть в государстве, оттеснив от ее кормила коррумпированную и неспособную к управлению огромной державой римскую аристократию. За Цезарем стояла довольно многочисленная, хотя и разнородная политическая группировка, которая отражала интересы различных слоев римского гражданства — муниципальных собственников, части всадничества и даже некоторых кругов сенатской аристократии, заинтересованных в реформировании устаревшего государственного устройства. Располагал он и поддержкой большинства провинциальной аристократии, принявшей римское господство, но заинтересованной в получении римского гражданства и полноправном участии в управлении хотя бы на уровне провинций. И, конечно, мощной силой поддержки Цезаря была его многочисленная (до 12 легионов) и закаленная в боях армия, заинтересованная напрямую в победе Цезаря и получении обещанных щедрых наград, земельных участков и почетных назначений.

После некоторых колебаний и тщательного анализа сложившейся военно-политической обстановки Цезарь принял решение начать военные действия против сената и Помпея. 10 января 49 г. до н. э. один из легионов Цезаря форсировал пограничную речку Рубикон, отделяющую провинцию Цизальпинская Галлия от собственно Италии. Жребий был брошен (Alea jacta est). Гражданская война, в которой погибла Римская республика, началась.

На первый взгляд, военно-политическое положение Цезаря было непрочным. Ему противостояла мощная коалиция та-

лантливого полководца Помпея с его армией и правящего сената, т. е. существующего правительства, располагавшего не только всем авторитетом законного органа управления, но и огромной государственной казной. Однако реальное положение Цезаря оказалось более устойчивым, чем могло показаться на первый взгляд. С военной точки зрения, силы Цезаря были более значительными, чем у Помпея и сената. Если по общей численности они были более или менее равными (по 12—14 легионов у каждого), армия Цезаря была монолитна, приобрела большой опыт ведения войны в Галлии, была полностью отмобилизованной и готовой к самым решительным действиям. Армия Помпея была раздроблена на две большие группировки, из которых одна (6 легионов) стояла в Африке, другая (8 легионов) была расквартирована в Испании, в то время как их командующий находился в Риме. Уже свыше 10 лет воины Помпея не участвовали в крупных войнах, наслаждались продолжительным миром и, естественно, уступали по своим боевым качествам закаленным в боях ветеранам Цезаря. Правда, Помпей от имени сената мог произвести набор в легионы среди римских граждан в Италии, к тому же располагал всей государственной казной.

Подобной расстановкой сил и диктовались действия Цезаря. Его план ведения войны состоял в том, чтобы не допустить набора воинов в Италии для Помпея и захватить государственную казну, из которой затем финансировать содержание своих войск. Выполнение этого плана должно было предопределить дальнейшие успехи Цезаря. Как показало время, последующие события гражданской войны развивались по этому сценарию. Прежде всего Цезарь позаботился о внезапности своих действий и о том, чтобы ввести в заблуждение Помпея о своих намерениях. В течение года Цезарь проявлял необыкновенное миролюбие, принимая практически все условия сената и Помпея относительно ухода в отставку и сложения с себя полномочий проконсула. Он держал все свои силы вдалеке от Италии в Трансальпийской Галлии. Прибыв в Цизальпинскую Галлию,  Цезарь демонстра-

164

Юлий Цезарь

тивно взял с собою лишь один легион, оставив все остальные за Альпами. Пиры и попойки, которым Цезарь активно предавался накануне вторжения, должны были показать, что проконсул мало думает о войне. Даже накануне форсирования Рубикона он задал роскошный пир своим друзьям, одновременно издав секретный приказ своему легиону о переправе.

Цель была достигнута. Не говоря о недальновидных сенаторах, наивно полагающих, что их резолюциями управляется держава, даже опытный Помпей был дезинформирован и не принял предупредительных мер к обороне Италии. Цезарь же использовал фактор внезапности в полной мере. Форсировав Рубикон, он стремительно продвигался по Фламиниевой дороге к Риму, практически нигде не встречая сопротивления. Лишь в районе города Корфиния 30 когорт Помпея (около 3 легионов, т. е. в 3 раза больше, чем у Цезаря) попытались оказать сопротивление. После короткой осады и щедрых обещаний Цезаря они перешли на его сторону. Цезарь поступил очень благоразумно по отношению к бывшим противникам: все воины получили прощение и приглашение вступить в его армию, что и было сделано большинством бывших легионеров Помпея. Обескураженный таким стремительным развитием событий, Помпей не смог ни провести набор воинов в Италии, ни переправить сюда свои

войска из Испании или Африки. Единственное, что он смог сделать, — спешно переправиться в Грецию, собрать там свои разрозненные легионы, насколько это было возможно, и выжидать дальнейшего развития событий. Вместе с Помпеем в Грецию бежали и многие сенаторы. Цезарь беспрепятственно захватил Рим и получил в свои руки обширную государственную казну. План его блестяще удался. Провозглашенный диктатором, Цезарь провел набор воинов, пополнил свою армию до 7 легионов и мог приступить к выполнению следующих задач. Он не стал преследовать Помпея в Греции, а решил разгромить его сильную группировку, стоящую в далекой Испании (8 легионов). Испанские легионы оказали упорное сопротивление диктатору, но деморализованные из-за отсутствия своего главнокомандующего, который в этот момент собирал силы в Греции, они были блокированы Цезарем при городе Илерде и капитулировали (49 г. до н. э.). Большая часть воинов получила прощение, была приглашена в армию Цезаря, пополнив ее ряды.

Победа при Илерде еще более ухудшила общее положение сенатской партии. Однако в распоряжении сената были еще очень большие силы, собранные в Греции (до 10 легионов), кроме того, в распоряжении Помпея находились огромные материальные ресурсы богатых восточных провинций, в которых правили наместники, назначенные сенатом. Как и прежде, Цезарь действовал решительно и смело. Оставив значительную часть своих легионов в Испании и Галлии (большая армия не могла быстро двигаться, к тому же Испания и Галлия нуждались в охране), он форсированным маршем с 6 легионами достиг Италии, отсюда переправился в Грецию и около города Диррахий вступил в соприкосновение с основными силами Помпея. Однако попытка с ходу разгромить своего противника окончилась полной неудачей. Деморализованные легионеры Цезаря заперлись в лагере, и лишь непонятная нерешительность Помпея (он остановил преследование бегущего противника) спасла Цезаря от полного поражения, а возможно, и гибели.

Воспользовавшись неожиданной передышкой, Цезарь отвел войска в Фессалию, дал отдых воинам, пополнил легионы. Теперь уже Помпей решил, развивая свой успех при Диррахий,  напасть на армию

165

167

ли принятые Цезарем меры по реальному выполнению обещанных наград. С этой целью он проявил незаурядное мастерство в мобилизации всех средств. В дело пошла не только богатая галльская добыча и огромная государственная казна, но и сказочные сокровища Клеопатры, накопленные за 300 лет правления Птолемеев, а также конфискованные состояния Помпея и его вельможных сторонников. Когда не хватило серебра для чеканки традиционной римской монеты для оплаты ветеранов, Цезарь приказал чеканить монеты из золота, положив начало одной из самых крупных в римской истории золотой эмиссии.

2. Завершение войны. Реформы Цезаря.

Как и в прошлые годы, Цезарь и его единомышленники решали встающие проблемы решительно, смело и дальновидно. После затянувшегося пребывания в Египте римский диктатор выступил против новоявленного восстановителя Понтийского царства Митридата и его сына Фарнака, и в битве при Зеле римские легионы без особого труда наголову разгромили разношерстную, наспех собранную армию боспорского царя (47 г. до н. э.). Именно об этой победе Цезарь написал знаменитые слова: пришел, увидел, победил (veni, vidi, vici), подчеркивая решительность действий и скоротечность всей кампании. Эта стремительная победа стабилизировала военно-политическую ситуацию во всех восточных провинциях.

Прибыв в Рим после долгого отсутствия, Цезарь прежде всего своим решительным вмешательством смягчил остроту долговой проблемы. Была отменена задолженность по квартирной плате за прошедший год, если эта плата не превышала 2000 сестерциев за месяц в Риме и 500 сестерциев в италийских городах. Одновременно был подтвержден закон 49 г. до н. э. о вычете уплаченных процентов из основной суммы долга, что сократило задолженность не менее чем на 1/3. Ростовщикам было запрещено под страхом наказания повышать процентные ставки свыше принятой нормы (0,5% в месяц, 6% в год). Цезарь хотя и утвердил строгие меры Марка Антония по военному подавлению выступления Долабеллы, но демонстративно не стал наказывать мятежного трибуна и даже приблизил к себе.

Как было сказано выше, Цезарь принял энергичные меры по демобилизации и выплате наград, поселению на земельные участки значительной части своих легионеров. Пользуясь полученными от сената полномочиями диктатора на 10 лет (впервые в римской истории диктатура определялась таким большим сроком; обычный срок полномочий диктатора по римской конституции до 6 месяцев), Цезарь не только смог изыскать огромные денежные средства для выплаты щедрых наград (каждому легионеру было выдано 20 тыс. сестерциев, а центурионам в 2—3 раза больше), он смог решить еще более сложную задачу — вывести своих многочисленных легионеров (свыше 100 тыс. человек) на земельные участки. Поскольку такого количества земли у государства не было, а к массовым конфискациям, в отличие от жестокого Суллы, Цезарь стремился не прибегать, то можно оценить сложность стоящей задачи. Но Цезарь и ее решил блестяще. Конечно, без конфискаций дело не обошлось, были отобраны в казну и поделены среди ветеранов громадные владения Помпея и его наиболее видных сторонников типа Домиция Агенобарба, одного из крупнейших земельных магнатов. Однако был избран другой, более спокойный путь: кроме имеющихся остатков римского ager publicus Цезарь скупил много земли за ее нормальную стоимость, что позволило ему удовлетворить потребность в земле многих своих ветеранов. Но Цезарь пошел дальше: он первый в широких масштабах начал раздачу земельных участков для своих ветеранов в провинциях, где свободной земли было много, к тому же она по праву завоевания принадлежала римскому государству и диктатор мог ее распределять на законном основании. Это позволило не только удовлетворить требования ветеранов и наделить их крупными участками плодородной земли, но и углубить процесс романизации римских провинций, поскольку Цезаревы ветераны несли в провинции и передовые методы ведения хозяйства, свой образ жизни, латинский язык и более высокую культуру. Принятые меры несколько стабилизировали социальную и политическую обстановку в Италии и восточных провинциях. Но серьезная военная опасность угрожала власти талантливого диктатора в провинции Африка, где уже давно стояла хорошо подготовленная армия

168

171

морскую империю. Конечно, реформы Цезаря лишь наметили пути формирования основ империи, ее строительство займет еще много времени, но Цезарь нащупал и определил общее направление этого движения и потому может рассматриваться как родоначальник Римской империи.

Как опытный и дальновидный политик, Цезарь понимал опасность и непредсказуемость радикальных мер. Вот почему многие его реформы носят компромиссный, примиряющий интересы различных социальных прослоек характер. Вообще Цезарь рассматривал в качестве руководящего принципа всей своей деятельности социальный консенсус (concordia ordinum) и примирение противоборствующих сил на основе раскаяния побежденных и пощады со стороны победителей (clementia et misericordia). Прошедший ужас сулланских проскрипций, террора марианцев, Цезарь стремился максимально смягчить неизбежные ужасы гражданской войны. Конечно, и ему приходилось прибегать к наказаниям, конфискациям, изгнаниям, в битвах погибло большое число его противников. Но Цезарь уже с самого начала гражданской войны стал проводить политику милосердия по отношению к сдавшемуся противнику, и первый тому пример — отношение к воинам Домиция Агенобарба под Корфинием. Цезарем были прощены и приближены, в том числе получили высшие магистратуры, многие его самые фанатичные противники из среды римской аристократии, например Кассий, Марцелл, Брут.

Это была гуманная дальновидная политика. Цезарь, возможно, один из немногих (может быть, единственный) политиков мировой истории, который не дал развиться в своей душе чувствам жестокости, мести и ненависти и всеми доступными ему средствами стремился к согласию и консолидации во имя высших государственных интересов.

Вместе с тем известная компромисс-ность реформ и политика помилования бывших противников Цезаря наряду с его программой установления монархического строя порождали и укрепляли оппозицию. Против Цезаря был составлен заговор, во главе которого встали Юний Брут, Кассий Лонгин и Децим Брут, идейным вдохновителем заговора стал Марк Туллий Цицерон — все убежденные сторонники Республики, в свое время бывшие противники Цезаря,

прощенные им и привлеченные к участию в управлении. Заговор оказался удачным, Цезарь был убит в сенате заговорщиками в мартовские иды 15 марта 44 г. до н. э. Символично, что его мертвое тело рухнуло к подножию стоявшей здесь же статуи его покойного и столь же вероломно убитого противника Помпея.

3. 2-й триумвират. Диктатура легионов.

По замыслам заговорщиков убийство диктатора, объявленного тираном, должно было привести к отмене формирующихся монархических структур и автоматическому восстановлению традиционного республиканского устройства. Однако оказалось, что в римском обществе и Средиземноморском государстве многие слои населения поддерживали программу централизации и укрепления власти и видели ее реализацию в создании монархии. Римская республика со слабым госаппаратом, разделением властей, господством сенатской аристократии, бесправием провинций, рассматривающихся в качестве доходных поместий римского народа, по мнению многих, уже отжила свой век и нуждалась в замене другим государственным устройством. Вот почему после убийства Цезаря произошла резкая поляризация политических сил. Римское общество разделилось на сторонников традиционного устройства республиканцев и сторонников программы Цезаря, преследующего цель создания нового государственного строя, цезарианцев. Партию республиканцев возглавляли Цицерон, Брут и Кассий, партию цезарианцев — ближайшие соратники Цезаря в последние годы его правления — Марк Антоний, консул 44 г. до н. э., и Эмилий Лепид, начальник конницы (magister equitum), т. е. официальный заместитель диктатора. Вскоре к ним присоединился и наследник Цезаря — 19-летний Гай Октавий, внук его сестры Юлии. По завещанию Цезаря он был усыновлен и, согласно обычаю, получил новое имя Гай Юлий Цезарь Октавиан. В его руки передавалось громадное имущество покойного диктатора. Цезарианцы располагали поддержкой части сенаторов, попавших в высшее сословие при Цезаре, римского плебса, подкупленного щедрыми раздачами, многих муниципалов, жителей италийских городов, провинциалов, получивших права римского гражданства из рук Цезаря. Наконец, их мощной опорой были много-

172

Клеопатра VII

численные (свыше 100 тыс.) ветераны Цезаря, наделенные им земельными участками и денежными наградами. В сложной и противоречивой обстановке, сложившейся в Риме после убийства Цезаря, именно его ветераны стали играть роль основной, хорошо организованной ударной силы по поддержанию и закреплению установленного Цезарем режима. Из их среды лидеры цезарианцев без особого труда укомплектовали огромную армию в 20 легионов. Цезарианские ветераны требовали решительной расправы с заговорщиками и поддерживающими их республиканцами. В значительной степени под давлением легионов лидеры цезарианцев прекратили раздоры в своем лагере (Марк Антоний не желал делить власть с Октавианом и отказывался признать его наследником Цезаря). В сущности говоря, цезарианская армия вышла из-под контроля своих вождей и не столько выполняла их политическую программу, сколько диктовала свою волю непосредственным руководителям, сенату, народному собранию, провинциям. Отражая прямое требование воинов, лидеры цезарианцев Марк Антоний, Эмилий Лепид и Октавиан оформили свой союз как официальный государственный институт. В октябре 43 г. до н. э. они заключили соглашение об учреждении 2-го триумвирата, т. е. союза трех, как гла-

сила официальная формулировка, «для устроения республики» (rei publicae constituendae). Римский сенат, окруженный легионерами Октавиана, не мог не утвердить это соглашение, которое приобрело силу государственного закона. По этому закону триумвиры получили неограниченную власть в Римской республике на 5 лет (затем пролонгированную еще на пятилетний срок).

Получив в свои руки неограниченную власть и идя навстречу требованиям легионных масс, триумвиры развязали самый настоящий террор против своих политических противников. Если главным принципом внутренней политики Цезаря было милосердие и прощение, то руководящим правилом его наследников-триумвиров стали месть и ненависть. Сразу же после утверждения триумвирата были составлены кровавые проскрипции, превзошедшие проскрипции Суллы. В списки было внесено около 300 крупнейших сенаторов (и первым из них — великий римский оратор и мыслитель Марк Туллий Цицерон), свыше 2000 наиболее влиятельных представителей другого высшего сословия республиканского Рима — всадников и много тысяч людей более простого звания. Причем в списки заносились люди, далекие от политики, но обладающие приличным состоянием, а их имущество переходило в руки триумвиров и их клевретов. Проскрипционные списки несколько раз дополнялись по многочисленным доносам людей, часто сводящих личные счеты. В Риме впервые появились доносчики, и доносительство превратилось в обычное явление. Видимо, 14-летний период правления вторых триумвиров с 44 по 30 г. до н. э. является одним из самых кровавых в тысячелетней истории Древнего Рима.

Проскрипции 2-го триумвирата привели к физическому уничтожению римской аристократии, ориентирующейся на республиканский порядок, к перераспределению собственности, в том числе и земли от республиканской знати в пользу новых слоев римского общества, консолидирующихся в опору рождающегося монархического режима, и в первую очередь армии. От конфискаций и проскрипций пострадали не только римская знать, высшие сословия, но и рядовые жители многих италийских городов. Так, чтобы обеспечить воинов своих легионов земельными участками, триумви-

173

1. Особенности полисной общинной идеологии.

Римская община (civitas) в начале республиканского периода была одним из государственных образований Апеннинского полуострова. Это было небольшое государство с единственным городом — центром политической и культурной жизни. Город был окружен оборонительными стенами и представлял собой крепость — убежище окрестных жителей в дни военных опасностей.  Гражданами общины были

лишь местные уроженцы, владевшие земельными участками. Пришельцы и иноземцы, а тем более рабы, не имели права владеть землей и потому не являлись гражданами. Граждане должны были служить в ополчении, принимать участие в народных собраниях. Исполнительная власть исправлялась выборными магистратами.

Коллектив граждан решал политические дела на народных собраниях и защищал границы своего небольшого госу-

174

дарства, собираясь в ополчение. Над гражданином не было давления бюрократии; сама государственная машина не представлялась ему чем-то чуждым и страшным. Гражданин вместе со своими домочадцами и рабами обрабатывал свой участок, голосовал в народном собрании и выбирал магистратов, с оружием в руках отстаивал родной город от врагов.

Для гражданина полисной общины было характерно чувство свободы, сознательного выбора своих действий. Если нужно было идти в поход, то гражданин знал, что это не прихоть должностного лица, а суровая необходимость борьбы с врагом; если народное собрание решало обложить граждан налогом, то это вызывалось необходимостью, а не произволом правящей администрации. Главные поступки и меры представлялись жителю города-государства понятными, реальными. К тому же принимались эти меры на народном собрании, в котором участвовал сам гражданин. Подобный порядок порождал чувство свободы, собственного достоинства, уверенности в своих силах, спокойный реальный взгляд на жизнь и существующие отношения.

Поскольку все политические и военные вопросы решались коллективно на народном собрании или в ополчении, то это формировало чувство коллективизма, гражданской общности, мешало развитию индивидуализма. Отдельная личность, ее мысли и интересы растворялись в гражданском коллективе.

Для граждан античных полисов характерно стремление к обособленности и замкнутости. Особенно ярко это проявляется в жизни землевладельческих общин, одной из которых был Рим. Граждане, обрабатывая свои земельные участки, вели натуральное хозяйство и мало нуждались в посторонней помощи. Со стороны соседей могла исходить опасность земельных захватов, поэтому граждане античных городов-государств обычно находились в натянутых отношениях как раз с ближайшими соседями. Эта натянутость еще более усиливала замкнутость общины, ее враждебность, направленную вовне, ее агрессивность. Этим, в частности, объясняется тесная связь гражданской и военной организации в античных общинах. Граждане общины, мелкие землевладельцы, занятые тяжелым сельскохозяйственным трудом, стремились не к заимст-

вованию новых мыслей и идей, а к сохранению дедовских нравов и обычаев, с опаской относились ко всему новому, иноземному. Привязанность к своему местному, дедовскому, исконному — одна из ярких особенностей идеологии аграрного полиса.

Кризис полисно-общинных структур начался с проникновения в среду гражданства пришлых элементов, которые стояли вне общинной политической и военной организации. Развивающееся рабство и социальное расслоение самого гражданства разлагали полисные порядки и учреждения.

Постепенно, по мере успешных завоеваний римская община, город-государство, расположенное на Тибре, возглавила новое государственное образование — Римско-италийский союз, включавший весь Апеннинский полуостров, а во II—I вв. до н. э. многие области Средиземноморья с многомиллионным населением, многими городами, сложным хозяйством, разными социальными структурами, постоянной армией, сложным государственным аппаратом.

Разложение полисно-общинных институтов привело к изменениям в идеологии его гражданства. Наблюдается отход от коллективизма и рост индивидуализма, противопоставление отдельной личности коллективу, люди теряют спокойствие и внутреннюю уравновешенность. Старинные дедовские нравы подвергаются осмеянию и критике, в римскую среду начинают проникать иные нравы, иноземная идеология и религия.

2. Римская религия III—I вв. до н.э.

Начиная с III в. до н.э. на римскую религию очень сильное влияние стала оказывать греческая религия. Римляне отождествили с греческими богами своих абстрактных богов. Так, Юпитер был отождествлен с Зевсом, Марс с Аресом, Венера с Афродитой, Юнона с Герой, Минерва с Афиной, Церера с Деметрой и др. Среди римских многочисленных богов выделились под влиянием греческих религиозных представлений главные олимпийские боги: Юпитер — бог неба, грома и молнии. Марс — бог войны, Минерва — богиня мудрости, покровительница ремесла, Венера — богиня любви и плодородия, Вулкан — бог огня и кузнечного ремесла, Церера — богиня растительности, Аполлон — бог солнца и света,

175

176

Гладиаторы:

1 — андабаты на конях с копьями; 2 — фракиец с круглым шитом и самнит в шлеме и наколеннике на левой ноге, потерявший шит; 3 — лаквеарий, накинувший на противника аркан, и ретиарии с трезубцами; 4 — катерварии, сражавшиеся не парами, а группами; 5 —бестиарии, борющиеся со зверями; 6 — шлемы и поножи

С раннего времени различные празднества и представления играли важную роль в общественной жизни Рима. На первых порах общественные представления были вместе с тем и религиозными церемониями, непременной частью религиозных праздников.

В VI в. до н. э. стали устраивать представления светского (не религиозного) характера, а за их проведение стали отвечать не жрецы, а должностные лица. Местом проведения таких представлений был уже не алтарь того или иного бога, а цирк, расположенный в низине между Палатинским и Авентинским холмами.

Самым ранним римским гражданским праздником был праздник Римских игр. В течение нескольких столетий это был единственный гражданский праздник римлян. С III в. до н. э. учреждаются новые представления. Большое значение приобретают Плебейские игры. Наиболее крупными религиозными праздниками были праздники, связанные с культом земледельческих богов,— цереалии в честь Цереры, виналии — праздник виноградного сбора, консуалии — праздник жатвы, сатурналии —

праздник посевов, терминалии — праздник межевых камней, луперкалии — праздник пастухов. Будучи празднествами древнейших обитателей Рима, земледельцев и пастухов, эти праздники и в дальнейшем были особенно почитаемы среди сельского населения.

В конце III — начале II в. до н. э. были учреждены также Аполлоновы игры, игры в честь Великой матери богов — Мегаленские игры, а также флоралии — в честь богини Флоры. Их устройством ведали курульные эдилы. Эти игры были ежегодными и регулярными, но кроме них могли устраиваться также и экстраординарные игры в зависимости от удачной войны, избавления от нашествия, данного обета или просто желания магистрата.

Игры длились от 14—15 дней (Римские и Плебейские игры) до 6—7 дней (флоралии). Общая продолжительность всех праздничных дней этих игр (ординарных) достигала 76 дней в году.

Каждое празднество состояло из нескольких отделений: 1) торжественное шествие во главе с магистратом — устроителем игр, называвшееся помпой, 2) непосредст-

177

178

личных представлений сопровождался упадком значения народных собраний и их политической роли.

3. Римская драма и поэзия.

На становление римской литературы оказало большое влияние не только народное творчество, народная поэзия, распространение письменности, но и особенно греческая литература.

Первые собственно литературные произведения были произведениями подражательными. Да и трудно было первым римским поэтам и писателям создать оригинальные произведения на латинском языке, на скромном фундаменте народной римской поэзии, когда рядом существовали богатейшая греческая литература, прекрасный эпос Гомера, разработанная эллинская мифология. Неудивительно, что первыми римскими писателями были греки, а первые произведения на латыни — переводами с греческого.

Первым римским поэтом был Ливий Андроник, грек из города Тарента (III в. до н.э.). При взятии Тарента римлянами он попал в плен, был рабом и обучал грамоте детей своего господина. Впоследствии он был отпущен на свободу и занялся литературой. Ливий Андроник перевел на латинский язык «Одиссею» Гомера, он переделывал и переводил на латынь греческие комедии и трагедии. По заказу коллегии понтификов Ливий Андроник составил гимн в честь богини Юноны. Его переводы были очень вольными, они скорее являлись переделками оригинала, допускающими включение новых отрывков, изменение имен, новые сцены.

Произведения Ливия Андроника, несовершенные и нескладные в литературном отношении, тем не менее сыграли важную роль в становлении римской литературы. Они познакомили римлян с замечательной греческой литературой, мифологией, с эпосом и театром. Ливий Андроник сделал самый трудный, первый шаг, он положил начало римской художественной литературе, и в этом его бессмертная заслуга.

Младшими современниками Ливия Андроника были римские поэты Невий и Энний. Гней Невий писал трагедии и комедии, заимствуя сюжеты у греческих авторов, но влияние римской жизни в его произведениях ощущается гораздо сильнее, чем у Ливия Андроника. Большой заслугой Невия было

составление поэмы о первой Пунической войне с кратким изложением предшествующей истории Рима. Энний первый описал в стихах всю историю Рима, расположив события по годам.

Если Ливий Андроник и Гней Невий писали свои произведения архаическим сатурническим стихом, то Энний первый ввел в оборот более благозвучный стихотворный размер — обычный у греков гекзаметр.

Крупнейшим римским писателем конца III — начала II в. до н. э. был Тит Макций Плавт (254—184 гг. до н. э.), актер по профессии. Ему приписывали составление 130 комедий, из которых дошло до нашего времени 20. В отличие от своих предшественников он работал только в одном жанре — комедийном. Им созданы выдающиеся комедии, которые долго шли на римской сцене. Сюжеты комедий Плавта самые разнообразные: сцены из семейной жизни, из жизни воинов-наемников, городской богемы. Одним из непременных героев комедий Плавта были рабы, как правило, хитрые, находчивые, ловкие и жадные.

Герои Плавта носят греческие имена, а действие переносится в греческие города, что говорит о подражательности плавтовских комедий. Однако за греческой внешностью плавтовских персонажей скрываются римляне с их привычками и бытом. Плавт, например, дает описание римского форума, упоминает римских должностных лиц и римские городские порядки, хотя действие развивается в греческом городе и подразумеваются греческие обычаи. Комедии Плавта были первыми национальными римскими комедиями с ярким римским юмором, сочным латинским языком. Национальный колорит обеспечивал его комедиям успех у римской публики.

Видное место в литературе первой половины II в. до н. э. занимал Публий Теренций Африканец (185—159 гг. до н. э.), также составитель комедий. В отличие от Плавта Теренций старался не включать в свои комедии римские сюжеты и ограничивался пересказом греческих авторов, особенно Менандра, поэтому Теренция называли полу-Менандром. Однако Теренций обращал большое внимание на изящество и чистоту языка, его персонажи были уже не неизмененными на протяжении всей пьесы типами, а получали психологическую разработку по ходу действия.

179

180

радостную, любовь и ревность, дружбу, любовь к природе, к милым отеческим местам. Ряд стихотворений поэта направлен против диктаторских намерений Цезаря, его алчных клевретов.

На поэтическое творчество Катулла оказала влияние александрийская поэзия с ее особым вниманием к мифологии, изысканности языка, личным переживаниям автора. В мировой лирической поэзии стихи Катулла занимают заметное место. Его поэзию высоко оценивал А. С. Пушкин.

4. Римская прозаическая литература.

Драма и поэзия были главными, но не единственными видами латинской литературы. Параллельно развивалась проза. Долгое время, вплоть до II в. до н. э., сочинения в прозе были редким явлением и представляли собой, главным образом, краткие записи исторических событий и норм права. Как и поэзия, ранняя римская проза была подражательной. Первые литературные произведения и писались по-гречески, хотя в них излагалась римская история.

Первым прозаическим произведением на латинском языке был труд Катона Старшего «О сельском хозяйстве», написанный в конце 90-х — начале 80-х годов II в. до н. э. Другие произведения Катона были тоже написаны на латинском языке; так, Катон издал около 150 своих речей, написал римскую историю, сочинение по медицине, ораторскому искусству. Как Ливий Андроник был первым римским поэтом, так и Катон был первым римским прозаиком, и в этом его великая заслуга перед римской литературой.

Наиболее выдающиеся римские писатели, мастера прозаического слова жили и творили в I в. до н. э. Это Марк Теренций Варрон (116—27 гг. до н. э.) и Марк Туллий Цицерон (106—43 гг. до н.э.) — два корифея римской литературы и вообще латинской культуры.

Теренций Варрон — уникальный писатель, он написал около 74 сочинений в 620 книгах (к сожалению, почти все они погибли). Главное произведение Варрона — «Древности дел божеских и человеческих» в 41 книге — энциклопедия историческая, географическая и религиозная, его перу принадлежат многочисленные грамматические и историко-литературные сочинения («О латинском языке», «О латинской речи», «О грамматике», «О комедиях Плавта»),

«Портреты» -— биографии наиболее выдающихся граждан, философские произведения («Логисторики» — сборник философских трактатов на разные темы, например об истории, о счастье, о безумии и др.).

Варрон написал также трактат «О сельском хозяйстве», где вопросы земледелия изложены в изящной литературной форме.

Наконец, Варрону принадлежат знаменитые «Менипповы сатуры» в 150 книгах — веселое и остроумное поэтическое произведение. Заслуги Варрона в развитии римской литературы были столь велики, что ему, единственному из римских писателей, еще при жизни поставили памятник.

Не меньшее, если не большее значение в истории латинской культуры имело творчество Цицерона. Цицерон был выдающимся государственным деятелем, прекрасным оратором, юристом, знатоком философии, замечательным писателем. У него латинский язык приобрел как бы новое звучание, новую выразительность и пластичность. Проза Цицерона совершенна во всех отношениях, она красочна, легка для понимания, разнообразна, богата содержанием, в ней присутствует внутренний ритм.

Цицерон писал в разных прозаических жанрах: философские произведения («О пределах добра и зла», «Тускуланские беседы», «О природе богов» и др.), юридические сочинения («О государстве», «Об обязанностях») и речи («против Верреса», «против Катилины», «Филиппики против Антония»). Его перу принадлежат сочинения по теории ораторского искусства («Об ораторе», «Брут»), многочисленные письма — изящные и непринужденные.

Сочинения Цицерона познакомили римлян с греческой философией, обогатили ее знанием многих вопросов юриспруденции, истории, политических учений. Без сочинений Цицерона так же невозможно представить себе последующую римскую литературу, как русскую литературу XIX в. без творчества А. С. Пушкина.

Произведения Цицерона усердно читались и перечитывались в последующие века. Они сохранились до нашего времени с наибольшей полнотой (в сравнении с произведениями других авторов).

Крупным римским писателем был Юлий Цезарь, автор «Записок о галльской войне» и «Записок о гражданской войне». Эти произведения представляют собой от-

четы о двух войнах, которые вел сам Цезарь. Выступая в роли писателя, Цезарь преследовал политические цели: оправдать свои завоевательные и часто вероломные действия, в Галлии, взвалить ответственность за развязывание гражданской войны на своих противников. «Записки» Цезаря — это выдающиеся литературные произведения, образцы римской художественной прозы. Для них характерны продуманная ясная композиция, простой, непринужденный рассказ, точный и правильный язык.

Большим событием в литературной жизни конца Республики был выход исторических сочинений Саллюстия Криспа (86 — ок. 35 г. до н. э.): «Югуртинская война», «О заговоре Катилины» и «История». Первые два произведения Саллюстия являются образцами исторической монографии, написаны они с целью показать полную неспособность римской знати управлять государством и необходимость установления сильной власти. Сочинения Саллюстия являются вместе с тем и крупными литературными произведениями. Написаны они мастерски, изложение внешне спокойное, но за ним чувствуется внутреннее напряжение; описание конкретных исторических фактов перемежается с философскими рассуждениями и блестящими историческими портретами, речь краткая, емкая и очень выразительная.

5. Римское право.

Римское право — это система юридических норм и механизмов их реализации в жизни римского общества и государства. Как юридическая система римское право достигло такой завершенности и глубины, что стало одной из самых совершенных правовых систем не только древности, но и средневековья и Нового времени и послужила одной из основ современного права. Создание такой системы является выдающимся достижением римской культуры в целом.

Римское право, как и любое национальное право, выражало особенности римского общества и его государственности на разных этапах его развития — от маленькой общины в области Лация до великой Средиземноморской империи. Выражая прежде всего особенности внутренней эволюции Рима, римское право было открытым к другим юридическим системам, охотно заимствуя их достижения, умело включая их в свою юриспруденцию.  Римляне использовали

181

183

придавая ему официальный обязательный и профессиональный характер. Для рассмотрения особо важных дел претор создавал особые комиссии специалистов, знатоков права (их называли рекуператорами, центумвирами), которые профессионально доводили эти дела до конца, демонстрируя торжество закона.

К концу Республики римское право обеспечивало благоприятные условия для активной хозяйственной жизни, гражданского оборота в целом, нормализации сложных и довольно напряженных отношений в общественной жизни, переводя их из сферы произвольных конфликтов и кулачного права в русло правоотношений, регулируемых законом.

6. Римская архитектура IV—I вв. до н. э.

Состояние римской архитектуры было тесно связано с усложнением общественных отношений, развитием урбанизма, ростом потребностей городского населения; оно находилось под греческим и этрусским влиянием. Ранний город строился без плана, беспорядочно, имел узкие и кривые улицы, примитивные жилища из дерева и сырцового кирпича. Крупными общественными зданиями были лишь храмы, например храм Юпитера на Капитолийском холме, построенный в VI в. до н. э., небольшой храм Весты на форуме. Внутри города сохранились пустыри и незастроенные участки, дома знати окружали сады. Сточные канавы сначала были открытыми, но затем их перекрыли деревянным настилом, а позднее и каменным сводом.

Пожар Рима после взятия его галлами в начале IV в. до н. э. уничтожил большую часть городских зданий. После пожара Рим застраивался стихийно, сохранив основные линии прежних улиц и площадей. Разросшийся город был обнесен новыми, так называемыми Сервиевыми стенами, представлявшими замечательное сооружение. Они состояли из главной наружной стены и опиравшегося на нее мощного земляного вала, который со стороны города был подперт другой, менее высокой стеной. Наружный панцирь был сложен из массивных квадратных блоков.

Рост населения Рима привел к застройке пустырей, к уплотнению построек. Некоторые улицы были вымощены булыжником. Была реконструирована старая система клоак (канализация). Растущее население требовало хорошей воды, для подведения которой были построены два водо-

провода, прорытые под землей, длиной в несколько десятков километров.

Новый этап городского строительства начался со II в. до н. э.: застраиваются не только пустыри, но и свалки, городская земля поднимается в цене. Вместо примитивных жилиш из сырца и дерева возникают в I в. до н. э. многоэтажные дома, виллы знати, построенные из обожженного кирпича и бетона и даже из мрамора. Несколько новых водопроводов подводят за много километров хорошую питьевую воду. Благоустраивается центр города — римский форум, он расширяется, вокруг него строят новые общественные здания и храмы, портики его мостят плиткой. Появляются новые типы общественных зданий. Очень плотная застройка городской территории, скученность и теснота не могли не вызвать необходимости в специальных зеленых зонах-парках, расположенных на окраинах города. Так появились роскошные сады Саллюстия и Лукулла. Город был разбит на кварталы, кварталы группировались в районы.

В результате римских завоеваний разного рода богатства потекли в Рим и италийские города. Это вызвало подъем римской архитектуры. Римляне стремились подчеркнуть в своих зданиях и архитектурных сооружениях идею силы, мощи и величия, которые подавляют человека. Отсюда родилась любовь римских архитекторов к монументальности и масштабности их сооружений, которые поражают воображение своими размерами. Другой особенностью римской архитектуры является стремление к пышной отделке зданий, богатому декоративному убранству, ко множеству украшений, больший (чем у греков) интерес к утилитарным сторонам архитектуры, к созданию преимущественно не храмовых комплексов, а зданий и сооружений для практических нужд (мосты, акведуки, театры, амфитеатры, термы). Римские архитекторы разработали новые конструктивные принципы, в частности широко применяли арки, своды и купола, наряду с колоннами использовали столбы и пилястры.

В отличие от греческих архитекторов, которые составляли план зданий, не следуя сухой геометрии его разных частей, римляне исходили из строгой симметрии. Они широко применяли греческие ордера — дорический, ионический и коринфский, причем самым излюбленным был у них пышный коринфский ордер. В отличие от греческой классической архитектуры, в которой орде-

184

План и реконструкция богатого римского дома с перистилем (11) и атрием (5). II — I вв. до н. э.

ра представляли собой органическое сочетание декоративного убранства с конструкцией здания, римляне использовали греческие ордера лишь как декоративный, украшательный элемент. Однако римляне развили ордерную систему и создали собственные ордера, отличающиеся от греческих. Такими ордерами был композитный, т. е. представляющий соединение элементов всех греческих ордеров в одном, ордер и так называемая ордерная аркада, т. е. совокупность арок, опирающихся на столбы или колонны.

Римская архитектура в IV—I вв. до н. э. прошла два периода своего развития. Первый период охватывает IV—III вв. до н. э.,

когда Рим был относительно бедным и небольшим городом. Римская архитектура этого времени развивалась под сильным влиянием этрусской архитектуры: например, формы римского раннего храма и его декоративные убранства, применение арки и свода были заимствованы от этрусков. Ведущим типом сооружений являются военно-инженерные (оборонительные стены, например стена Сервия, построенная в IV в. до н. э.; некоторые части стены восходят к VI в. до н. э.) и гражданские (первые водопроводы и дороги — конец IV в. до н.э.). Второй период (II—I вв. до н. э.) характеризуется широким применением бетона и сводчатых конструкций. Появляются новые

185

Развалины многоэтажного дома в Риме. 1 в. н. э.

типы зданий, например базилики, где совершались торговые сделки и вершился суд (первая базилика построена во II в. до н. э.), амфитеатры, где давались гладиаторские бои и бои со зверями, цирки, где происходили ристания колесниц, термы — сложный комплекс банных помещений, библиотеки, места для игр, для прогулок, окруженные парком. Возникает новый тип монументального сооружения — триумфальная арка. Потребности торговли вызвали к жизни строительство складов (например, громадный портик Эмилиев — II в. до н. э.), специальных рыночных помещений.

Появились здания для нужд управления: канцелярии, архивы (центральный сенатский архив Табулярий был построен в 80-х годах I в. до н. э.), судебные помещения. Завоевание Италии и Средиземноморья вызвало к жизни интенсивную постройку постоянных военных лагерей, многослойных дорог, опоясывающих всю Италию и продолженных в провинции. Нужды растущего городского населения приводят к совершенствованию канализации и постройке новых водопроводов, подводящих воду в Рим за несколько десятков километров. Рим в I в. до н. э. превращается в мегаполис с почти миллионным населением, многоэтажными домами, плотно застроенный многочисленными зданиями общественного назначения, живущий напряженной, нервной жизнью.

Не только Рим, но и небольшие города (например, Помпеи) превращаются в I в. до н. э. в благоустроенные культурные центры

с разнообразными зданиями, прекрасными площадями, мощеными улицами, каменным театром и амфитеатром, цирком, многочисленными лавками и тавернами.

7. Скульптура.

По преданию, первые скульптуры в Риме появились при Тарквинии Гордом, который украсил глиняными статуями по этрусскому обычаю крышу построенного им же храма Юпитера на Капитолии. Первой бронзовой скульптурой была статуя богини плодородия Цереры, отлитая в начале V в. до н. э. С IV в. до н. э. начинают ставить статуи римским магистратам и даже частным лицам. Многие римляне стремились поставить статуи себе или своим предкам на форуме. Во II в. до н. э. форум был настолько загроможден бронзовыми статуями, что было принято специальное решение, по которому многие из них были сняты. Бронзовые статуи, как правило, отливались в раннюю эпоху этрусскими мастерами, а начиная со II в. до н. э. — греческими скульпторами. Массовое производство статуй не способствовало созданию подлинно художественных произведений, да римляне к этому и не стремились. Для них самым важным в статуе представлялось портретное сходство с оригиналом. Статуя должна была прославить данного человека, его потомков, и поэтому было важно, чтобы изображенное лицо не спутали с кем-нибудь другим.

На развитие римского индивидуального портрета повлиял обычай снимать с умерших восковые маски, которые затем хранились в главной комнате (tablinum) римского дома. Эти маски выносились из дома во

186

Римлянин с изображениями предков. Мрамор. I в. до н. э.

время торжественных празднеств, и чем больше было таких масок, тем знатнее считался род. При скульптурных работах мастера, видимо, широко использовали эти восковые маски. На появление римского реалистического портрета оказала влияние этрусская традиция,  которой  руководст-

вовались этрусские мастера, работавшие на римских заказчиков.

С конца III в. до н. э. на римскую скульптуру начинает оказывать могущественное влияние замечательная греческая скульптура. При грабеже греческих городов римляне захватывают большое количество скульптур, которые вызывают восторг даже у практичных и консервативных римлян. В Рим буквально хлынул поток греческих статуй. Например, один из римских полководцев привез в Рим после своего похода 285 бронзовых и 230 мраморных скульптур, другой вез в триумфе 250 телег с греческими статуями. Греческие статуи выставляются везде: на форуме, в храмах, термах, виллах, в городских домах.

Несмотря на обилие подлинников, вывезенных из Греции, рождается большой спрос на копии с наиболее известных статуй. В Рим переселяется большое число греческих скульпторов, которые копируют подлинники знаменитых мастеров. Обильный приток греческих шедевров и массовое копирование тормозили расцвет собственной римской скульптуры. Только в области реалистического портрета римляне, использовавшие этрусские традиции, внесли новые художественные идеи и создали несколько превосходных шедевров («Капитолийская волчица», «Брут», «Оратор», бюсты Цицерона и Цезаря). Под влиянием греческих мастеров римский портрет освободился от наивного натурализма, свойственного этрусской школе, и приобрел черты художественной обобщенности, т.е. подлинного произведения искусства.

8. Наука.

Характерной чертой мышления римлян был практицизм, любовь не к теоретическим, а к прикладным наукам. Так, например, высокого уровня развития достигла в Риме агрономия. Сохранилось несколько сельскохозяйственных трактатов — Марка Порция Катона (II в. до н. э.), Теренция Варрона (I в. до н. э.), где тщательно и глубоко исследуются различные агрономические проблемы.

Римский архитектор Витрувий написал специальный трактат «Об архитектуре» в 10 книгах, свидетельствующий о высоком уровне римской архитектурной мысли.

Бурные события последнего столетия Республики, ожесточенная политическая борьба, которая велась в народном собрании и сенате, способствовали рождению ораторского искусства и риторики. Появляются руководства по риторике, где излага-

187

188

РИМСКАЯ СРЕДИЗЕМНОМОРСКАЯ ДЕРЖАВА в первой половине-середине I в. до н.э.

189

190

1. Формирование монархических структур.

Победа при Акции, завоевание Египта и самоубийство Антония сделали Октавиана единственным правителем Римского государства. С 30-х годов до н. э. начинается новая историческая эпоха в истории Римского государства и древнего мира вообще — эпоха Римской империи, пришедшей на смену Римской республике. Падение республиканской формы правления и рождение монархического строя в Риме не было второстепенным эпизодом социально-политической борьбы, как, например, во многих полисах Греции, где на смену полисным органам приходили тиранические режимы, они недолго держались у власти и, в свою очередь, заменялись традиционными республиканскими институтами.

Падение Римской республики и утверждение Римской империи стало событием огромного исторического значения, радикальным социально-политическим перево-

ротом, революцией, вызванной перестройкой традиционных общественно-экономических и политических институтов. Основой перестройки стало превращение полисно-общинной организации как всеобъемлющей системы в структуру другого типа, которую условно можно назвать имперской провинциально-муниципальной системой. Полисно-общинная форма организации общества и всего образа жизни обеспечила создание эффективной экономики, динамичного общественного устройства, республиканского строя с его политической свободой, высокий уровень культуры, но к концу I в. до н. э. в Риме она исчерпала свои потенциальные возможности, стала тормозом дальнейшего развития общества и культуры.

Почему же полисно-общинная организация как универсальная система устарела и должна была уступить место иной организации?

191

авторитет. Так, он получил от сената полномочия по охране нравов и авторитета законов (cura legum et morum), был избран во многие религиозные коллегии Рима, в 13 г. до н. э. он был избран верховным понтификом — главой самой авторитетной религиозной корпорации Ри-

193

Император Август

ма. Своего рода завершением этого процесса стало присвоение Августу особого титула «отец отечества» — pater patriae (2 г. до н. э.). Этот титул, известный и ранее, например, его имел Марк Цицерон, в системе высших прерогатив Августа имел особое значение в качестве своего рода моральной основы всех юридических полномочий правителя, приравнивая его как отца нации к отцу семейства единодержавно, строго, но в то же время заботливо правящего народом как своими детьми.

Новый характер в процессе формирования императорской власти приобрели отношения между правителем Октавианом и

главными органами прежнего республиканского строя: народным собранием, сенатом и системой магистратур. При Октавиане народное собрание собиралось, принимало законы, в том числе многие законы о власти самого правителя, продолжало избирать традиционных магистратов (консулов, преторов, эдилов, квесторов), однако утратило какую-либо самостоятельную роль и превратилось в послушное орудие Октавиана. Прежде всего Август, получивший пожизненный трибунат, как бы получал полномочия полноправного представителя народного суверенитета, представляемого народным собранием.

194

195

рекомендации (ius commendationis), т. е. среди разных претендентов на магистратскую должность он имел право указать своего кандидата, и такая рекомендация оказывалась решающей, а выборы превращались фактически в назначение. В ряде случаев проходили и неугодные Октавиану кандидаты, но, как правило, все магистраты, начиная с низших, были обязаны своей дальнейшей карьерой покровительству принцепса как при выборах на следующие должности, так и вне их, например в системе провинциального управления, в армии, целиком подчиненных Августу; от его воли зависело занесение бывших магистратов в сенатские списки. Прохождение таких карьер, начиная с самой низшей до высших консульских с последующим включением в сенат, создавало зародыш будущих бюрократических связей как основы собственно монархических структур. Помимо изменивших свое содержание традиционных выборных магистратур Октавиан начал формирование органов управления, не выборных, а им единолично назначаемых. Так, им назначались руководители новых важных ведомств по управлению городом Римом — префект Рима, префект анноны, ведающий снабжением огромного города, префект претория, т. е. командующий преторианской гвардией, префект вод, ведающий снабжением водой и канализацией, укреплением берегов Тибра и др. Это были ведомства со своими канцеляриями, штатом постоянных сотрудников и системой подчинения.

Для управления императорскими провинциями Август назначал наместников, носивших звание императорских легатов. Им помогали так называемые прокураторы, ведающие, главным образом, финансовыми вопросами, но иногда управлявшие небольшими по размеру провинциальными областями, как, например, знаменитый Понтий Пилат, управлявший Палестиной во времена Иисуса Христа.

Таким образом, постепенно создавался и расширялся постоянный аппарат управления. К нему с установлением новых бюрократических связей стали все более переходить функции государственного управления, целиком зависимые от воли монарха. В эту систему исполнительных органов органично вписывалась система

выборных магистратур как ее составная часть.

К концу многолетнего правления Августу удалось создать основы будущего монархического строя, вошедшего в мировую историю под названием Римской империи. Эта форма монархии вырастала на почве собственно римских государственных структур, господствующих идей, что придавало императорскому режиму, так сказать, национальный характер, хотя нельзя отрицать влияние на его формирование эллинистических монархических институтов или некоторых тиранических режимов Древней Греции.

Поскольку монархический строй формировался на основе традиционных полисно-общинных институтов, рождающиеся имперские структуры оказались связанными с прежними порядками, а новая монархия — пронизанной некоторыми республиканскими правовыми идеями. Это проявилось в том, что власть Августа опиралась на традиционные органы, вместе с тем и сенат — цитадель республиканского строя — располагал огромной, в принципе равной императору, властью. Республиканские традиции проявлялись и в том, что огромные полномочия Августа в ряде случаев как бы прерывались, например, он вел счет годам своей трибунской власти, количеству проведенных им консульств, традиционных провозглашений войском императором. К тому же Август стремился занимать дарованные ему магистратские должности вместе с другими коллегами, придерживаясь древнего принципа коллегиальности.

Все эти особенности придали новым монархическим структурам некоторый республиканский оттенок, а в целом эта своеобразная форма Римской империи получила название принципата как особой формы Империи, пронизанной республиканскими идеями.

2. Социальная политика Августа.

Одной из важнейших причин падения республиканского режима в Риме была неэффективность его социальной политики, которая привела к обострению всех групп противоречий между разными классами и социальными слоями римского общества — рабами и рабовладельцами, мелким и крупным землевладением; между разными прослойками господствующего класса — сенаторами и всадниками, муниципальной верхушкой и

197

План форума (современное состояние):

198

201

лось приблизительно такой же численности соединение союзников, комплектующееся из провинциальных жителей (например, из фракийцев, галлов, иберов, сирийцев), не имеющих прав римского гражданства. В составе союзных соединений преобладали конные подразделения, которые удачно дополняли легионную тяжеловооруженную пехоту. Вместе с вспомогательными частями легион стал насчитывать около 10 тыс. воинов, представлял собой боевую единицу, включающую разные виды войск, способную выполнять разные задания от решительного наступления до активной обороны. Командовал легионом императорский легат в звании пропретора, к высшему командному составу легиона относились военные трибуны и префекты, которые командовали когортами, к среднему относились центурионы, начальствующие над манипулами и центуриями. Денежные выплаты центурионам и военным трибунам в несколько раз превосходили плату простым легионерам. Оплата вспомогательных частей была вдвое меньшей, чем легионерам. После полной выслуги лет воины вспомогательных частей могли рассчитывать на получение права римского гражданства. Общий состав римской полевой армии был определен к концу правления Августа в 25 легионов (включая вспомогательные части около 250 тыс. человек). Это была самая большая армия древнего мира, прекрасно организованная, хорошо тренированная, профессиональная.

Военно-морской флот Римской империи не был главной частью вооруженных сил и решал вспомогательные задачи по охране безопасности Средиземного моря, превратившегося во внутреннее море государства. Он состоял из трех больших флотилий, которые базировались в трех крупнейших военно-морских базах Империи: в Мизене (Кампания), зоной ее действия была западная часть Средиземного моря, в Равенне (Северная Италия) для охраны центральной части Средиземного моря и в Александрии — для обеспечения восточной части Средиземного моря.

Кроме собственно полевой армии Август организовал гвардейские привилегированные части, основным назначением которых стала охрана Италии, особенно столицы Рима и особы самого императора. Были сформированы из отборных воинов,

Римские военные метательные машины (I — II вв.):

1 — скорпион; 2 — онагр; 3 — катапульта; 4 — баллиста

уроженцев Италии, 9 когорт, каждая из которых состояла не из 500 воинов, как обычно в легионах, а из 1000 воинов, при-

202

чем три когорты были размещены в самом Риме, а остальные шесть — в Средней Италии. Преторианцы имели ряд привилегий по сравнению с легионерами: они практически не участвовали в военных кампаниях и несли легкую охранную службу в столице и Италии, служили 16 лет, плата за службу была установлена в 3,5 раза выше, чем легионеру (750 денариев, 3000 сестерциев).

Август впервые в истории Рима, а возможно, и вообще в истории древних государств, организовал специальные полицейские части — 7 когорт вигилов (около 7 тыс. человек) во главе с особым префектом и четыре городские когорты в количестве около 4 тыс. человек, подчиненных префекту города. Жалование тех и других составляло 375 денариев (1500 сестерциев). Созданная реформами Августа военная организация Римской империи стала одной из лучших в древнем мире, она успешно выполняла необходимые государственные задачи и функционировала как эффективная система свыше двухсот лет.

3. Внешняя политика Августа.

Располагая внушительной армией, Август мог проводить успешную военную и дипломатическую политику в наиболее угрожаемых участках растянутой границы Римского государства. Таковыми стали участки вдоль Рейна и Дуная, где римским границам постоянно угрожали воинственные германские и другие варварские племена, восточные районы Малой Азии и Сирия, где соприкасались границы Империи и сильной Парфянской державы. Именно в этих регионах были сосредоточены наиболее сильные группы легионов, насчитывающие по 4—6 легионов в каждой. Такой мощный военный кулак мог быть использован и для завоевательных операций, и для успешной обороны римских провинций. В других провинциях регулярных войск было значительно меньше. Так, в Египте несли службу два легиона (в конце правления Августа один легион), один легион находился в провинции Африка, два легиона (позднее один легион) стояли в Испании.

Август был осторожным политиком и крупных войн, особенно с сильными противниками, старался избегать. Так, с сильной Парфянской державой он поддерживал сложные дипломатические отношения, направленные на охрану восточных провинций, хотя именно в Сирии было сосре-

доточено 4 легиона, к которым можно было присоединить и египетские легионы. Вместе с тем Август зорко следил за борьбой внутри парфянского царствующего рода, умело используя разногласия борющихся группировок в интересах Рима. Особенно крупного успеха Август добился в 20 г. до н. э., когда парфянский царь Фраат IV, испытывая большие трудности в борьбе со своими соперниками, был заинтересован в поддержке римлян. Он был вынужден заключить очень выгодный для Августа договор. По договору римлянам возвращались захваченные ранее (у Красса и Антония) военные значки, легионные орлы и знамена. Они были торжественно помещены в одном из капитолийских храмов в Риме. Более того, Фраат IV должен был согласиться на утверждение в Армении римского ставленника царя Тиграна III. После такой блистательной дипломатической победы Август стремился поддерживать мирные отношения с Парфией, и это ему в целом удавалось. Однако он понимал, что ситуация на Востоке могла измениться в любое время, и держал в Сирии одну из самых сильных военных группировок Империи. Мир с Парфией развязал руки Августу, и он смог округлить римские владения на Востоке. Каппадокия была поставлена под римский контроль, полусамостоятельное Иудейское царство присоединено к провинции Сирии, и туда был послан римской прокуратор. Римский флот контролировал военную ситуацию на Красном море.

Более сложной, хотя в целом и удачной, была военная политика Августа в западной и центральной части Империи. В самом начале правления ему удалось присоединить северо-западный угол Пиренейского полуострова, богатый металлами, в тяжелой борьбе разгромив храбрые племена астуров и кантабров (25—19 гг. до н. э.). Успешно закончились завоевания альпийских областей, где были образованы новые провинции Паннония, Норик и Реция, а также Иллирик и Мезия. Не столь успешными стали взаимоотношения с германскими племенами. Правда, в середине правления Августа римлянам удалось нанести германским племенам несколько поражений и продвинуться на правом берегу Рейна на значительное расстояние вплоть до Эльбы и организовать новую провинцию Германия. После организации провинций Пан-

203

Строительство моста через Рейн. I — II вв. н. э. Реконструкция

нония и Германия римляне, казалось, прочно оккупировали весь бассейн Рейна от его верховьев до устья, а также верховья Дуная. Однако именно здесь Августу пришлось испытать очень сильные удары воинственных варварских племен, германцев и паннонцев. В 6 г. н. э. вспыхнуло мощное восстание жителей Паннонии. Оно началось с избиения римских граждан — колонистов, купцов, воинов местных гарнизонов. Ценой огромных усилий (здесь было сосредоточено 15 легионов) в течение трех лет удалось подавить опасное для римлян восстание. Еще более опасным оказалось положение в провинции Германия. Здесь германские племена во главе с Арминием, молодым вождем племени херусков, смогли заманить сильную группировку, состоящую из трех легионов, в Тевтобурский лес и полностью ее уничтожить (9 г. н.э.). Давно римляне не терпели такого сокрушительного поражения. Его последствиями была их полная эвакуация с правого берега Рейна. Теперь граница между свободными германскими племенами и галльскими провинциями проходила по широкому Рейну. Она была превращена в хорошо укрепленную пограничную линию. Однако постоянная опас-

ность нападений со стороны германских племен вынуждала римлян держать здесь одну из самых сильных военных группировок, насчитывающую иногда до 8 легионов.

В период правления Августа были намечены основные направления военно-дипломатической деятельности имперского правительства: германский вопрос (отражение нападений со стороны германцев на Рейне); дунайский фронт (где сильная армейская группировка в 4—6 легионов защищала дунайскую границу) и парфянская проблема (сложные взаимоотношения с Парфянской державой опирались на мощный кулак сирийских легионов).

Таким образом, к концу своего длительного 44-летнего единоличного правления путем целенаправленных и многочисленных реформ Августу и стоящим за ним кругам господствующего класса удалось решить многие больные проблемы римского общества и государства, которые столь остро проявились во время кровопролитных гражданских войн. Были заложены прочные основы рождающейся Римской империи как нового типа античной государственности и имперского рабовладельческого общества, новой средиземноморской культуры.

204

1. Династия Юлиев—Клавдиев (14— 68 гг.).

Тиберий (14—37 гг.).

В системе монархических институтов одним из важнейших является порядок передачи власти наследнику, который обязан продолжать политику своего предшественника. Поэтому Август уделял большое внимание выработке процедуры престолонаследия. В 4 г. н. э. пасынок Августа Тиберий был официально усыновлен, получил имя Тиберий Юлий Цезарь и как таковой был объявлен наследником имущества принцепса. Он же получил от сената постоянный проконсульский империй (imperium), был наделен правами трибунской власти. С 6 по 9 г. Тиберий был назначен командующим огромной римской армией в 15 легионов, которая подавляла восстание в Паннонии, и выполнял ряд других ответственных государственных акций.

И хотя официального титула престолонаследника не существовало, дарование таких огромных полномочий делало Тиберия в глазах общественного мнения законным преемником высшей власти. Вот почему сразу после смерти Августа сенат без каких-либо возражений и условий утвердил Тиберию практически все те права, которые были у Августа.

Новый принцепс получил высшую власть в возрасте 55 лет. Он был опытным администратором и полководцем, хорошо разбирался в различных вопросах внутренней и внешней политики. Тиберий, находившийся многие годы при дворе Августа и принимавший активное участие в выработке монархических структур, стал активным продолжателем дела Августа по созданию Империи. Одной из первых радикальных мер Тиберия было прекращение деятельности народных собраний, этого решающего органа республиканского строя. Обширные права народных собраний были, так сказать, поделены между сенатом, в котором теперь происходили выборы магистратов (консулов, преторов и др.), проводились судебные разбирательства, и принцепсом, получившим право издавать законодательные акты.

Расширение прав сената за счет прерогатив народного собрания было в русле общей политики принципата, в рамках которого сенат рассматривался как соучаст-

ник верховной власти. Однако именно при Тиберии было сделано многое для того, чтобы огромную власть сената превратить в юридическую фикцию. В источниках нет сведений о каких-либо конфликтах между принцепсом и сенатом, сенат послушно принимал все предложения Тиберия, даже самые сомнительные. Более того, последние 10 лет своей жизни, удалившись из Рима, он жил в уединении на острове Капри, а сенат терпеливо ожидал письменных посланий принцепса, чтобы ими руководствоваться в своей повседневной деятельности.

При Тиберии стал вырабатываться эффективный механизм укрепления власти принцепса в форме нового толкования древнего закона об оскорблении величия римского народа. Обвинение в таком преступлении грозило самыми строгими наказаниями вплоть до смертной казни. Строгость наказаний по этому закону предопределила в республиканский период небольшой набор обвинений (государственная измена, организация мятежа, клятвопреступление, убийство магистрата и др.) и редкость его применения. Тиберий и его окружение существенно переосмыслили содержание этого закона. Теперь главным объектом защиты стал не римский народ, а принцепс, император, который с правовой точки зрения как бы олицетворял величие римского народа. Вместе с этим резко расширился объем обвинений и диапазон применения этого закона: под его ведение подпадали даже мелкие нарушения и незначительные проступки, такие, как повреждение статуи принцепса, переодевание или драка рядом со статуей Августа, недостаточная похвала о каком-либо мероприятии или речи принцепса, расплата монетами с изображением Августа за утехи в публичном доме и др. Широкое применение этого закона, жестокость наказаний создавали благоприятные условия для доносов, формировали климат страха и подозрительности, практически неизвестный в эпоху Республики. Закон об оскорблении величества стал эффективным средством подавления любой оппозиции, и в первую очередь в сенате. Особенно активно применялся этот закон в последнее десятилетие правления. «Дня не

205

206

207

маника, бывшего сторонником более активной военной политики. Германик был назначен командующим рейнской военной группировкой и предпринял несколько удачных походов на территорию так называемой свободной Германии на правом берегу Рейна. Однако эти походы не дали ощутимых результатов, на правом берегу Рейна так и не удалось закрепиться, в то же время войны с германцами требовали больших средств. Проанализировав военно-политическую ситуацию на Рейне, Тиберий принял решение стратегического характера: отказаться от приобретения территорий на правом берегу Рейна. Государственной границей Рима на долгие столетия стала река Рейн, хотя эпизодические походы римских войск на правую сторону Рейна имели место. Воинственный Германик был отозван с германского фронта в 16 г., а в следующем году был направлен в другой горячий регион Империи — на Восток, где осложнилась внешнеполитическая обстановка. Германику удалось улучшить общую ситуацию на Востоке, он договорился о спорных проблемах (главным образом, по армянскому вопросу) с парфянским царем Артабаном, к Империи были присоединены в качестве новых провинций Каппадокия и Коммагена.

Однако Германик вскоре умер, и после его смерти во внешней политике Тиберия наступил период известной стабилизации. Он был тем более необходим, что внутри Империи в ряде провинций вспыхнули восстания местного населения. Так, в провинции Нумидия местный аристократ Такфаринат смог организовать настоящую повстанческую армию и противостоять регулярным римским войскам в течение 7 лет (17—24 гг.). В 21 г. начались волнения среди галльских племен эдуев и треверов, недовольных тяжелым налоговым гнетом. Антиримские выступления в том же году происходили во Фракии, находившейся на положении зависимого от Рима государства. Однако в целом внешнеполитическое положение Империи в 20—30-х годах было относительно стабильным.

За 23 года правления Тиберия принципат как монархическая система стал общепризнанным государственным строем и в римском обществе уже не существовало иллюзий о возвращении старого республиканского устройства. Это ярко проявилось в

Аллегорическое изображение побежденной Галлии. I в. н. э.

событиях после смерти Тиберия. Тиберий умер в 37 г. и не оставил преемника. Однако образовавшийся вакуум высшей власти сенат и не пытался заполнить возрождением республиканских магистратур. Сенат, преторианская гвардия при поддержке римского плебса провозгласили принцепсом Империи 25-летнего внучатого племянника Тиберия, сына Германика, Калигулу.

Гай Юлий Цезарь Калигула (таково было его полное имя) правил неполных 4 года (37—41 гг.).

Гай Юлий Цезарь Калигула (таково было его полное имя) правил неполных 4 года (37—41 гг.). Опьяненный огромной властью, доставшейся ему неожиданно, Калигула стал рассматривать себя как неограниченного монарха по образцу эллинистических или древневосточных царей. Он рас-

208

порядился величать себя «господином и богом» (dominus et deus). В отличие от скромных в быту Августа и Тиберия, Калигула установил пышный придворный церемониал, включающий низкие поклоны, целование ног. Желая продемонстрировать свою неограниченную власть и презрение к сенату, юридически считавшемуся соучастником высшей власти, Калигула, помимо унизительного третирования многих сенаторов, открыто, по словам Светония, говорил о том, что он хочет назначить римским консулом своего любимого коня. Императорский дворец стал местом оргий, кощунственных святотатств, чудовищных преступлений. Унижая сенаторов, попирая высокий авторитет сената, Калигула вместе с тем раздавал щедрые подарки преторианцам, воинам легионов и городскому плебсу, и это позволяло ему держаться у власти несколько лет. Чтобы предупредить сопротивление сенаторов и всех недовольных, Калигула еще более расширил применение закона об оскорблении величества и всячески поощрял доносы. Его правление показало негативные стороны родившейся императорской власти во всей ее полноте, выявило воочию важнейшие опоры императорской власти — армию, рождающийся государственный аппарат.

Вместе с тем правление Калигулы показало, насколько важное значение в условиях единоличного правления приобретает личный фактор, личность царствующего императора и как это влияет на общий режим власти. Конечно, безумства Калигулы не могли продолжаться долго. Уже в первые годы его правления были составлены два заговора. Третий заговор организовали сами же преторианцы, постоянные свидетели и исполнители чудовищных злоупотреблений Калигулы. В январе 41 г. он был убит. Деспотическое правление Калигулы подорвало веру среди части сенатской аристократии в благодетельность монархической власти. Вот почему сразу же после убийства Калигулы в сенате развернулись дебаты о возможности восстановить республиканский строй и не выбирать принцепса. Выдвигались проекты избрать принцепса из состава сената, а не продолжать династию Августа. Однако в династические споры вмешалась новая влиятельная сила — преторианская гвардия, несущая охрану Рима и императорского дворца. Преторианская

гвардия, созданная Августом и Тиберием, не могла рисковать своим привилегированным положением при новом положении дел. Преторианцы обратились к дяде Калигулы и племяннику Тиберия Клавдию с предложением верховной власти, доставили его в свой укрепленный лагерь и провозгласили принцепсом. Сенат был вынужден уступить вооруженной силе и утвердил этот выбор. Обстоятельства провозглашения Клавдия принцепсом обусловили известную напряженность в отношениях между сенатом и ним. В 42 г. в Далмации против Клавдия вспыхнул мятеж провинциальной армии, численностью в 2 легиона, которой командовал наместник Камилл Скрибониан, но мятеж вскоре был подавлен.

Одной из первых задач Клавдия стало устранение напряженности, возникшей между императором и сенатом. И хотя оппозиционные настроения внутри сената Клавдию до конца не удалось искоренить, он смог достичь известного согласия с большинством сенаторов. Используя механизм закона об оскорблении величества, а также прибегая к услугам доносчиков, Клавдий смог устранить целый ряд своих противников. Других он привлекал к себе через избрание на магистратские должности или назначение на выгодные наместничества в провинциях.

Отлично понимая, что римский сенат как юридический соучастник верховной власти является постоянным источником оппозиционных императору настроений, Клавдий принимает смелое решение о расширении состава сената за счет знатных провинциалов. Несмотря на сопротивление его намерению со стороны римско-италийской знати, Клавдию удалось провести через сенат закон, наделяющий правом избрания в него представителей галльского племени эдуев. Тем самым был открыт путь в высший орган государства и аристократии других провинций. Естественно, попавшие в сенат провинциалы стали верной опорой царствующего принцепса.

Другой важной акцией Клавдия, способствующей падению политического влияния сената, была активизация деятельности совета принцепса, учрежденного еще Августом, но собиравшегося редко и носившего характер частного собрания друзей принцепса. Теперь совет принцепса собирался часто и там обсуждались важнейшие

209

Римский акведук. I в. н. э.: 1 — общий вид; 2 — разрез; — канал для воды

государственные дела, а его решения зачастую лишь утверждались на общем собрании сената. В отличие от сената, состоящего из высшей знати, совет принцепса кроме небольшого числа видных сенаторов включал целый ряд высших императорских чиновников, префектов и даже отпущенников, т. е. отличался от сената более смешанным составом, но зато целиком зависимого от императора.

Занимаясь решением множества дел по управлению огромной Империей, Клавдий понимал слабость существующего исполнительного аппарата власти как в центре, так и в провинциях и предпринял энергичные меры к его укреплению. Для целей более эффективного управления были созданы три особых ведомства, своего рода «министерства»: ведомство ab epistulis («относительно писем»), ведающее подготовкой указов и распоряжений императора, ведомство a rationibus («относительно финансов»), управлявшее огромным имуществом императора и императорской казной, и alibellis («относительно жалоб»), обрабатывающее жалобы и предложения, поступающие в императорский дворец, и снабжавшее императора ценной информацией о положении в Империи и деятельности ее администрации. Во главе этих ведомств стояли преданные Клавдию и связанные с ним клиентскими узами умные и энергичные отпущенники — Нарцисс, Паллант, Поли-

бий. Ведомства, в свою очередь, состояли из отделов и подотделов, в основном были заполнены отпущенниками и рабами императора или своих руководителей и были организованы по иерархическому признаку, создавая первую систему государственных бюрократических структур. Формально эти ведомства считались управленческими структурами внутри familia Caesaris, т. е. его рабского персонала и личного императорского имущества, но вскоре стали рассматриваться как государственные учреждения, деятельность которых распространяется на всю Империю. Деятельность этих ведомств не только обеспечивала управление огромной Империей и делала его более профессиональным, но и создавала новую правящую группу, новый правящий орган рядом с сенатом и сенатскими органами управления. Как показывает дальнейшая история, именно с организации этих ведомств началось разрастание обширного бюрократического аппарата Империи.

Еще Август широко привлекал к управлению провинциальными делами, особенно финансовыми, специальных должностных лиц — прокураторов, назначение которых целиком зависело от императора. При Клавдии полномочия и функции императорских прокураторов были расширены, они получили важное в юридическом отношении право выносить судебные решения, а их

210

211

ной — эрарием, которой ранее распоряжались квесторы, избираемые сенатом, перешел в руки императорских префектов. Практически сбор всех налогов все более сосредоточивался в руках императорской администрации. Эффектной мерой по демонстрации своей власти над сенаторами была серия процессов над наместниками, уличенными в коррупции и вымогательствах, главным образом сенатских провинций.

От имени Нерона проводились щедрые раздачи в виде денежных сумм, продовольствия, устройство театральных представлений и гладиаторских боев. Сам император, страстный театрал и любитель развлечений, кроме устройства многочисленных традиционных празднеств установил особо пышные многодневные празднества в свою честь, названные Нерониями.

Резкий перелом в политике наступил после 62 г., когда умер Афранний Бурр, а Сенека был вынужден отойти от государственных дел. К руководству страной пришла новая группа, во главе с префектом претория Офонием Тигеллином, который не обладал достаточной выдержанностью своих предшественников. Изменился и сам Нерон. Теперь это был достаточно зрелый 25-летний человек, твердо уверовавший в неограниченный характер своей власти, деспотическим замашкам которого стал потакать новый префект претория. Особенно пагубное влияние на поведение Нерона оказали два страшных преступления, которые он совершил: убийство своей матери Агриппины, которая, по существу, и привела его к власти, и своей жены Поппеи Сабины (беременная Поппея была убита пинком в живот). Вместо осуждения злодеяний, раболепный сенат принес свои «поздравления» Нерону по случаю избавления от опасности. Нерон понял, что ему как носителю высшей власти все дозволено. С 62 г. начался террористический период правления, сопровождавшийся казнями, ссылками, унижениями, конфискациями, опять расцвело доносительство. Естественно, это не могло не вызвать сопротивления сената, недовольство стало распространяться и в провинциях. Как страстный любитель театральных представлений, Нерон тратил громадные суммы на различные празднества, состязания, игры, во время которых столичному плебсу устраивались щедрые раздачи,

Боспорская царица Динамия, внучка Митридата. Вторая половина I в. до н. э.

он наладил снабжение Рима продовольствием, и это создавало ему известную популярность в народе. Однако эта популярность была подорвана страшным пожаром Рима в 64 г., бушевавшим девять дней. Поползли слухи, что виновником пожара был сам Нерон, желающий отстроить Рим по новому плану. Чтобы пресечь эти слухи, Нерон приказал возложить вину на членов одной из религиозных сект — это была первая христианская община в Риме,— которые были подвергнуты жестоким наказаниям.

Правда, затем Рим был отстроен заново с большей пышностью и вкусом, причем особой роскошью отличался огромный императорский дворец, получивший название «золотой дом».

Популярность Нерона падала, недовольство сената и провинций росло. В этой обстановке был составлен опасный заговор сенаторов во главе с Кальпурнием Пизоном (65 г.). Заговор был раскрыт, его участники казнены. Однако положение принцепса продолжало ухудшаться, отношения с сенатом были испорчены. Щедрые раздачи и обилие дорогостоящих празднеств, огромное строительство опустошали государст-

212

убедил легионеров принести присягу Галь-бе.

Прибыв в Рим и получив всю полноту власти, Гальба установил дружественные отношения с сенатом. Особое одобрение сената вызвало утверждение в качестве наследника престарелого императора потомка древней сенатской фамилии Кальпурния Пизона, что, по мнению сенаторов, означало закрепление лояльной по отношению к ним политики императора. Однако попытки нового монарха укрепить финансовое положение Империи, расстроенное расточительством Нерона, и ввести режим строгой экономии (в частности, отмена обещанных денежных подарков легионерам и преторианцам) сразу же восстановили против него гвардию и армию.

В январе 69 г. после 9-месячного правления Гальба и его наследник были убиты, а императорами были провозглашены сразу два претендента. В Риме преторианцы провозгласили императором Сальвия Отона, а германские легионы — своего легата Авла Вителлия. Более многочисленная и боеспособная германская армия Вителлия начала наступление на Италию, где закрепился Отон. Поскольку в Италии кроме преторианцев и вигилов не было других вооруженных сил, а помощь из восточных провинций не могла прийти быстро, то военное превосходство Вителлия оказалось решающим. В битве при деревне Бедриака (около Кремоны в Северной Италии) войска Вителлия разгромили наспех собранные силы Отона, а сам он покончил жизнь самоубийством.

Войска Вителлия захватили Рим, он был утвержден сенатом в качестве принцепса. Прежний состав преторианской гвардии был распущен, а новый состав из верных сторонников был увеличен до 16 когорт (16 тыс.) и стал верной опорой нового императора. Однако Вителлию вскоре пришлось бороться с новым претендентом. Им стал Веспасиан Флавий, командующий римскими войсками в Палестине, где он подавлял восстание иудейского населения. Провозглашение Веспасиана Флавия поддержали сирийские и египетские легионы, т. е. вся восточная половина Империи. Вслед за восточными провинциями власть Веспасиана признали дунайские легионы, что создавало ему значительный перевес в силах над Вителлием. Новый император действовал решительно. Ближе всего распо-

Луций Анней Сенека

ложенные к Италии дунайские легионы начали первыми наступление на Италию, в то время как сирийские войска должны были подходить вторым эшелоном. Вителлий выступил навстречу. Противники сошлись на равнине около Кремоны, где вителлианцы потерпели поражение и обратились в бегство. Попытки Вителлия задержать наступающие на Рим дунайские легионы в Апеннинских горах не увенчались успехом. Рим был захвачен, а Вителлий убит.

Веспасиан торжествовал победу. Однако положение в Империи продолжало оставаться напряженным. Как на Западе, так и на Востоке Империи еще продолжались военные действия. В северо-восточной части Галлии вспыхнуло восстание германского племени батавов, во главе которого встал Юлий Цивилис, служивший во вспомогательных войсках в качестве префекта и хорошо знавший римские порядки. Цивилис установил связи с вождями галльских племен треверов и лингонов и попытался объединить против римлян силы германцев и галлов. Восстание стало принимать грозный для римлян оборот. Хорошо организованные отряды восставших напали на римский лагерь в городе Веттера и захватили его. На сторону батавов перешел римский гарнизон в городе Новезий. Однако это были локальные успехи восстания. В среде восставших, как это часто бывает, начались раздоры. Большая часть галльской аристок-

214

215

План Помпей:

1 — форум; 2 — рынок; 3 — храм ларов; 4 — базилика; 5 — храм Аполлона; 6 — треугольный форум; 7 — Стабианские термы; 8 — дом Пансы; 9 — дом Фавна; 10 — дом Веттиев; 11 — дом Серебряной свадьбы; 12 — дом Лукреция Фронтона: 13 — храм Юпитера; 14 — дом Евмахии. Заштрихована древнейшая часть города

пании (Гальбы), в Германии (Вителлия), в Сирии (Веспасиана) показало, что провинциальные войска, тесно связанные с провинциальной аристократией и естественно учитывающие интересы и настроения провинциального гражданства, уже не согласны терпеливо переносить диктат Рима и Италии.

Приведение в соответствие реального социально-экономического и политического положения в Империи стало важнейшей задачей новой династии Флавиев, основанной Веспасианом Флавием.

3. Правление династии Флавиев.

Веспасиан Флавий (69—79 гг.).

Веспасиан Флавий (69—79 гг.). Основатель новой династии Тит Флавий Веспасиан, выходец из средней по своему достатку семьи, был опытным политиком и полководцем. Он управлял разными провинциями, командовал легионами, избирался консулом, а за успехи в завоевании Британии был удостоен императором Клавдием триумфальных украшений. Хорошо представляя себе положение в государстве, Веспасиан и его преемники наметили и проводили проду-

манную политику укрепления Империи. Получив власть из рук легионов и во время междоусобной боробы, т. е. в чрезвычайных обстоятельствах, Веспасиан предпринял ряд мер по приданию своему правлению, так сказать, легитимного характера.

С этой целью Веспасиан ежегодно принимал традиционную должность консула, исполнял полномочия цензора, скрупулезно отмечал провозглашение императором по случаю различных побед (старый республиканский обычай), охотно коллекционировал благоприятные божественные знамения, которые предрекали ему высшую власть.

Но более важное значение имели его меры по сбалансированию разных сил, которые определяли прочность верховной власти: сенат, преторианская гвардия, армия и провинции. Прежний состав преторианской гвардии, выросший до 16 тыс. человек, поддерживавший Вителлия, был расформирован. Новая гвардия была укомплектована из сторонников нового императора и доведена до своего нормального

216

Общественный туалет (Помпеи). I в. н. э.

состава — около 10 тыс. человек. Из рейнской армии были удалены все сторонники Вителлия, а некоторые легионы были передислоцированы в другие области. На Востоке три отдельные легионные группировки были объединены в одну армию и ее численность возросла с 4 до 6 легионов, размещенных в Сирии.

Отношения с сенатом, первоначально настороженные, постепенно нормализовались. В 69 г. сенат принял «закон о верховной власти Веспасиана», по которому ему даровались все те права, которыми пользовались принцепсы династии Юлиев — Клавдиев, начиная с Августа. Стремясь обезопасить себя от возможной оппозиции в сенате и пополнить его состав за счет способных людей и своих сторонников, Веспасиан принял в 73 г. полномочия цензора и провел пересмотр списка сената, исключив из него своих противников и запятнавших себя сенаторов. В сенат были включены кроме потомков старой римско-италийской аристократии представители италийских муниципальных кругов и даже целый ряд наиболее отличившихся провинциалов. Включение знатных провинциалов в состав римского сената было частью более масштабной политики новой династии по отношению к провинциям. Гражданская война 68—69 гг. показала возросшую политическую роль провинций  и  необходимость

оформления этой роли. В отличие от своих предшественников Юлиев — Клавдиев, которые раздавали права римского гражданства в персональном порядке, Веспасиан даровал римское гражданство целым муниципиям и городам. Особенно активно раздавались права римского и латинского гражданства жителям западных романизированных провинций, в частности Испании. Естественно, новые граждане, так же как новые сенаторы провинциального происхождения, не могли не поддерживать новую династию. Стабилизировав свою власть в качестве главы государства, Веспасиан наметил и провел ряд важных мероприятий по укреплению экономического и социального положения в Империи. Особое внимание он уделял решению накопившихся проблем в сельском хозяйстве и общему оздоровлению финансов. После радикальных реформ Августа аграрный вопрос не стоял на повестке дня как первостепенный. Однако ситуация ко времени Веспасиана изменилась. Распространение латифундиального землевладения, неустойчивость средних товарных вилл, трудности мелких земледельцев создавали определенную напряженность. Вместе с тем при демобилизации разбухшей во время гражданской войны 68—69 гг. армии и необходимости наделения ветеранов участками земли требовалось вмешательство императора в аг-

217

218

ДИНАСТИЯ ФЛАВИЕВ (69-96 гг. н.э.)

указ о безвозмездном даровании этих земель владеющим ими лицам.

Однако в отличие от своего бережливого отца Домициан был склонен к заигрыванию со столичным плебсом и щедро тратил огромные средства на различные раздачи, проведение зрелищ и гладиаторских боев.

Домициан повысил плату всем категориям воинов в полтора-два раза. Теперь легионер получал не 225 денариев (900 сестерциев) в год, как при Августе, а 400 (1600 сестерциев). Соответственно было повышено жалование центурионам, преторианцам, вигилам, воинам вспомогательных войск, что потребовало громадных затрат. Уже к концу 80-х годов императорская казна опустела, а финансовое положение Империи резко ухудшилось. Желая пополнить казну за счет новых поступлений, Домициан начал преследование наиболее богатых сенаторов, обвиняя их в оппозиционных настроениях. Вновь был включен механизм пресловутого закона об оскорблении величества, поощрялось и стало процветать доносительство, начались казни и конфискации. Лояльные отношения между принцепсом и сенатом были нарушены. Действия императора стали подвергать критике.

Правда, эта критика велась в скрытой форме абстрактных рассуждений о тирании, жестокостях древних тиранов, хотя ее реальный объект был очевиден. Стремясь подавить эту философскую оппозицию, Домициан выслал большую часть философов из Рима, в том числе такого знаменитого ритора и философа, как Дион Хрисостом. Однако философская критика действий Домициана была поддержана среди множества сенаторов. Рост оппозиционных настроений заставил Домициана позаботиться об укреплении своей власти и придания ей деспотического характера. Так, он ввел в придворный церемониал названия «господин и бог» (dominus et deus), характерные для древневосточных царей. К тем правам, которыми пользовались его отец и брат, он прибавил права постоянного цензора. Торжественное облачение триумфатора, пурпурный плащ стали его постоянной одеждой. Пышный придворный церемониал должен был свидетельствовать об особом могуществе его власти.

Нарастание внутренних противоречий дополнялось неудачной внешней политикой, особенно на дунайском фронте. Здесь в конце I в. к северу от Дуная сложилось

219

сильное Дакийское царство, но главе которого стоял энергичный царь Децебал. Децебалу удалось отразить походы римских наместников и даже заключить почетный мир с Империей (89 г.), по которому Домициан должен был выплачивать некоторые суммы денег, а Децебал обязывался не тревожить римские границы и даже защищать их от набегов других варварских племен на Дунае, в частности сарматов, роксоланов. Некоторой компенсацией неудач на дунайском фронте были завоевания в Британии,

где римляне практически захватили весь остров, кроме Шотландии.

Деспотические замашки Домициана, тяжелое финансовое положение, преследования сенаторов усиливали оппозицию как в сенате, так и в преторианской гвардии, которая вылилась в серию заговоров. Один из них увенчался успехом, в 96 г. потерявший всякую популярность правитель был убит в собственном дворце. Со смертью Домициана прекратилась династия Флавиев.

Марк Кощей Нерва

Убийство Домициана было встречено с ликованием всем сенатом, который немедленно воспользовался тем, что Домициан не успел назначить наследника, и поспешил заполнить образовавшийся вакуум власти в своих интересах. Принцепсом и императором был избран один из старейших сенаторов (ему шел 67-й год) Марк Кощей Нерва.

Личность Нервы казалась для сената наиболее приемлемой по многим соображениям. Он был представителем древнего италийского рода, принадлежащего к высшему римскому нобилитету, получил прекрасное образование, был опытным юристом. Вместе с тем Нерва был приближенным ко двору Нерона, при котором он получил знаки преторского достоинства и триумфальные украшения, а при династии Флавиев разделял консульство с самим Веспасианом и даже со своим предшественником Домицианом.

С точки зрения сената, это должно было сделать более конституционным переход высшей власти к новому принцепсу, предохранить государство от вспышки вооруженной борьбы за власть. Политическое положение нового императора оказалось довольно сложным. С одной стороны, он выступал в качестве своего рода сенатского императора, поддерживая отношения самого тесного сотрудничества и согласия с этим высшим органом Римского государства. Он не мог не поддержать сенатские акты о предании проклятию памяти деспота Домициана, низвержении его статуй, прекраще-

нии террористических процессов об оскорблении величества, наказании доносчиков. Но, с другой стороны, он должен был считаться с интересами преторианцев и армии, в которой династия Флавиев и сам Домициан, повысивший плату всем категориям воинов, пользовались популярностью. Во всяком случае, именно под их давлением Нерве пришлось согласиться с осуждением убийц Домициана в 97 г. Стремясь укрепить свое положение как главы государства, Нерва должен был искать поддержки и у столичного плебса.

Для этого были построены новые продовольственные склады, постоянным объектом внимания было снабжение города продовольствием и водой, устраивались гладиаторские бои и травля зверей. Нерва выступал и в качестве продолжателя аграрной политики предшествующей династии. Так, по его инициативе сенат принял решение о выделении огромной суммы в 60 млн. сестерциев для покупки и распределения небольших участков земли для обедневших земледельцев. При нем же был организован особый фонд поддержки (так называемый алиментарный фонд) для детей малоимущих родителей и сирот.

Однако все эти мероприятия Нервы лишь частично улучшали его политическое положение. Более радикальным в этом плане было назначение наследником престарелого императора, популярного в римской армии полководца, наместника провинции Верхняя Германия Марка Ульпия Траяна.

220

Император Траян

В 97 г. Нерва не только усыновил Траяна в качестве наследника, но и объявил соправителем.

Правление Траяна (98—117 гг.).

Правление Траяна (98—117 гг.). Назначение Траяна наследником, который после скорой смерти Нервы был утвержден единодержавным принцепсом Римской империи, стало событием огромного политического значения, имевшим большие исторические последствия. Траян (вместе с Нервой) стал основателем новой династии, получившей название династии Антонинов (96—192 гг.), при которой Рим, Римская империя, средиземноморское римское общество достигли кульминационной точки своего развития, наивысшего социально-экономического, политического и культурного расцвета.

Передача высшей власти от Нервы к Траяну произошла мирным путем, а основные политические силы одобрили назначение Траяна без каких-либо волнений. Тем не менее новый император принял ряд мер к укреплению своей власти. В своей политике Траян учитывал богатый опыт правления династии Юлиев — Клавдиев и Флавиев, но вместе с тем он должен был учитывать и произошедшие серьезные изменения. Они были связаны с тем, что ко времени Траяна роль столичного плебса и преторианской гвардии в вопросах престолонаследия и высшей политики резко умень-

шилась. В то же время резко возросло значение легионной армии, дислоцированной в провинциях, комплектуемой из римских граждан провинциального происхождения и тесно связанных с провинциальным населением в целом. Сам Траян, уроженец Испании, муниципия Италика (около совр. Севильи), стал первым провинциалом, удостоенным императорской власти, и прекрасно это понимал. Вот почему предметом особого внимания нового принцепса стали наряду с сенатом новые политические силы Империи: армия и провинциальная аристократия.

Ко времени утверждения Траяна императорская система за почти полуторавековой путь своего развития накопила богатый опыт функционирования. Этот опыт требовал своего рода юридического и философского обобщения, а практическое функционирование имперских институтов должно было получить теоретическое основание. Уже при последних Юлиях — Клавдиях философы стоического направления, особенно Сенека, стремились построить наилучшую модель римского принципата, подвести под его повседневную практику теоретический фундамент. Более того, Сенека, ставший фактическим правителем Империи при молодом Нероне, попробовал воплотить теорию в практику принципата как сложившуюся систему, но в конечном итоге потерпел неудачу и был вынужден уйти в отставку. При Флавиях деспотические тенденции в практике римского принципата стали объектом острой критики со стороны греческих философов-киников, которых даже либеральный Веспасиан приказал изгнать из Рима вместе с астрологами. При Домициане так называемая философская оппозиция под видом критики абстрактной тирании и жестокостей прежних правителей метила прежде всего в абсолютистские замашки Домициана, и последнему пришлось применять суровые репрессии против ряда философов. Философская критика некоторых сторон принципата была показателем известной незавершенности Римской империи как монархической системы и несогласованности ее собственно имперских тенденций и республиканских традиций.

С утверждением новой династии в этом отношении наблюдается решительный поворот. На смену философской оппозиции,

221

Мост через Дунай, построенный Аполлодором из Дамаска (время Траяна). Реконструкция

поддержанной влиятельными силами в сенате, пришло время теоретического обоснования монархии как наилучшей и справедливой политической системы для Римского средиземноморского государства. И весьма знаменательным представляется, что одним из авторов этой теории выступает Дион Хрисостом (Златоуст), который ранее обличал деспотические замашки Домициана. Около 100 г. Дион Хрисостом приехал в Рим и здесь произнес 4 речи «О царской власти», в которых обосновывал концепцию римского принципата как неограниченной монархии, во главе которой стоит правитель, обладающий высокими моральными качествами, руководствующийся в своей деятельности прежде всего естественными и юридическими законами, высшими интересами граждан и их лучших представителей. Принцепс — это лучший гражданин, это потомок неутомимого, деятельного и могучего героя Геракла, сына Зевса. Высшая власть принцепса — это тяжелое общественное служение, нравственный и моральный долг перед богами и людьми. Близкие идеи о сущности римского принципата при новой династии обосновывались в «Панегирике» видного римского вельможи Плиния Младшего, произнесенном в сенате в том же 100 г.

В сущности говоря, в речах греческого философа и римского вельможи перед всту-

пившим на трон Траяном была развернута политическая программа новой династии. Римская и провинциальная аристократия вверяла верховную власть монархическим структурам, но требовала от них внимательного учета своих интересов и нужд.

Следует сказать, что фигура Траяна как нельзя лучше подходила под образ идеального монарха. 45-летний Траян находился в том возрасте, который древние относили к акме, т. е. периоду высшей мужской зрелости. Это был опытный администратор, осмотрительный политик, талантливый полководец. Его карьера сложилась счастливо и спокойно, он оказался достаточно осмотрительным, чтобы не быть вовлеченным в какие-либо политические и придворные интриги. Он исполнял свои обязанности командующего легионом, крупными легионными контингентами, наместника провинций, добросовестно и внимательно, верно соблюдая присягу. У него не было каких-либо комплексов стремления к власти, известности, богатству, удовольствиям. Назначение Траяна наследником престарелого Нервы было, может быть, большей неожиданностью для него самого, чем для римских политиков. Характерна его реакция на этот выбор. Находясь в Верхней Германии, Траян не стал спешить в Рим, чтобы укрепить свое положение в столице. Более того, даже после смерти Нервы и провозглашения единодержавным

222

Лак. защищающий свою хижину. Рельеф с форума Траяна в городе Риме. Первая половина II в. н. э.

правителем он не сразу прибыл в свою столицу, считая укрепление границ на Рейне более важной задачей, чем пребывание в Риме.

Следуя сложившейся традиции, Траян раздал плебсу, преторианцам и легионам положенные подарки (донативы по случаю утверждения принцепсом), но эти подарки, в отличие от ряда прежних императоров, оказались очень скромными. С сенатом Траян поддерживал спокойные деловые отношения, предоставив сенаторам обсуждать и принимать самые различные законы, пытаясь активизировать законодательную деятельность этого высшего и компетентного органа Империи.

Вместе с тем деятельность сената проходила под пристальным контролем Траяна и его имперской администрации. В частности, постоянным органом управления стал узкий совет принцепса, состоящий из верных сторонников императора. Все ключевые посты в армии и провинциях были переданы назначенным императором людям. Усилилось значение префекта претория, который из командующего преторианской гвардией становится больше гражданским чиновником, своего рода заместителем императора по общему управлению Империей.

В общей политике Траяна важнейшее значение приобрела политика наибольшего благоприятствования по отношению к провинциям. Переписка Траяна с наместником Вифинии Плинием Младшим показывает, как внимательно следил император за всеми деталями провинциальной жизни, особенно за состоянием финансов, вникал во многие мелочи управления, какие подробные инструкции давались им провинциальным наместникам. Если в той или другой провинции случались голод, какие-либо финансовые трудности, имперское правительство приходило на помощь. Плиний Младший в своем «Панегирике» рассказывает, как Империя пришла на помощь египетскому населению во время случившейся там засухи. Этот факт показывает, что провинции окончательно перестали быть доходными поместьями римского народа, объектом грабежа центрального правительства, а стали органическими частями Римского государства.

Еще Флавии стали привлекать наиболее достойных провинциалов в состав римского сената. Траян самым активным образом продолжал эту политику. При Траяне было введено в состав сената в два раза больше провинциалов, чем при всех Флавиях, а их

223

225

ДИНАСТИЯ АНТОНИНОВ (97-192 гг. н.э.)

наступательной войны против Парфии. Закончив дела на Востоке, Траян выехал в Италию, но по дороге в Киликии заболел и умер в августе 117 г.

Неудачи парфянской кампании не повлияли, однако, на благоприятную традицию об этом императоре. В глазах общественного мнения своего времени и потомков Траян остался своего рода образцом лучшего принцепса (титул «Лучший принцепс» он официально получил от сената). Впоследствии добрым пожеланием для нового императора был совет «быть счастливее Августа и лучше Траяна».

Правление Адриана (117—138 гг.).

Правление Адриана (117—138 гг.). Адриан был двоюродным племянником Траяна,

а после смерти отца Траян был назначен его опекуном. Став императором, Траян направлял Адриана на самые ответственные посты в Империи. В период парфянской кампании Адриан управлял провинцией Сирия, игравшей роль основной базы для огромной римской армии, действовавшей в Месопотамии. Видимо, во время своей болезни Траян провел формальное усыновление Адриана как своего преемника. Опытный администратор и военный, 43-летний Адриан понимал тяжелое положение Империи, исчерпанность государственных ресурсов и бесперспективность той грандиозной захватнической политики, которую проводил Траян. Ему пришлось разрабатывать, по

226

Римский лимес — система пограничных укреплений II—III вв. н. э. Реконструкция

1 —лимес в Верхней Германии (деревянный палисад, ров и земляной вал, сторожевые башни); 2 — лимес в Реции (каменная стена, сторожевые башни)

существу, новую государственную программу управления огромной Империей. Своими главными задачами Адриан и его правительство считали отказ от широких завоевательных планов и прежде всего завершение римско-парфянской войны и установление более или менее прочного мира на Востоке. Для этого Риму пришлось отказаться от всех приобретений Траяна, возвратить все территории за Евфратом, восстановить государственность Армении и установить твердую границу по Евфрату. Дипломатическое обеспечение мирных отношений с Парфией было подкреплено крупными военно-строительными работами по укреплению всей восточной границы от Черного моря до Синайского полуострова.

Была создана мощная пограничная полоса, включавшая как естественные барьеры в виде горных цепей и рек, так и системы пограничных крепостей и отдельных постов. Как и в I в., на восточной границе была сосредоточена мощная группировка в 5—б легионов, которая могла предотвратить вторжение крупных сил из-за Евфрата.

Проведенные Адрианом военно-дипломагические меры, создание укрепленной пограничной полосы позволили Империи поддерживать мирные отношения с Парфией около 50 лет.

Устроив восточные дела, Адриан предпринял аналогичные меры по ликвидации пограничных конфликтов и военного напряжения вдоль всех растянутых римских границ как в Европе, так и в Африке. Вдоль всех римских границ стали проводиться крупномасштабные военно-строительные работы по созданию пограничной полосы, целой системы оборонительных укреплений, получивших название римского лимеса. Римский лимес в своем классическом виде представлял собой систему небольших крепостей, легионных лагерей, отдельных кастелей, расположенных на расстоянии нескольких километров друг от друга, между которыми был вырыт ров, укрепленный земляным валом, каменной стеной или деревянным палисадом, за которым шла мощеная дорога для быстрой переброски войск. Располагая относительно небольшими охранными подразделениями, римляне могли остановить на пограничном лимесе крупные силы противника и тем обезопасить население провинций от вторжений. Широкомасштабные работы по созданию системы долговременной обороны на границах показывали коренное изменение государственной военной политики. Впервые в своей многовековой истории Рим отказывался от перманентной агрессии против окружающих его народов и переходил к политике стратегической обороны своих границ. Конечно, это не означало, что римляне отказывались от проведения отдельных захватнических кампаний, однако это были лишь локальные вторжения, в то время как общая государственная политика стала приобретать оборонительный характер.

Столь кардинальная перемена общей военной стратегии, однако, не должна была, по замыслам высшего руководства, сопровождаться ослаблением военной мощи в целом. Вот почему Адриан уделял поддержанию боеспособности легионной армии повышенное внимание. Он много раз лично инспектировал стоящие в разных провинциях легионы и решительно требовал проведения самых трудоемких воинских учений и упражнений от командиров всех степеней. «Любя больше мир, чем войну,— писал биограф Адриана,— он тем не менее упражнял воинов, как будто война была неминуемой, действуя на них примерами собственной выносливости. Сам среди их

227

228

Государственный апппрат Римской империи в начале III в. н. э. (Схема составлена А. Л. Смышляевым)

имели конституционное право издавать дополнения и исправления в судебные инструкции). Эта обобщающая работа предшествующего законодательства была издана от имени Адриана под названием «Вечного эдикта», и тем было на долгий срок стабилизировано римское судопроизводство. Изданием «Вечного эдикта» прекращалось судебное правотворчество преторов как магистратов, право судебного творчества было передано императору как носителю высшей власти.

По примеру центральной власти было организовано управление римскими провинциями. Каждый наместник получал пространный мандат императора, в котором были подробно определены все полномочия

наместника. При наместнике создавался совет его ближайших друзей, аналогичный совету принцепса в центре. Наместнику подчинялась канцелярия в составе 100—200 человек с делением на отделы, которые, видимо, дублировали центральные ведомства. Адриан стремился к постоянному контролю за действиями наместников, пресекал злоупотребления властью и коррупцию. В целом Адриан рассматривал провинциальное звено в качестве ключевого в системе имперской власти и не жалел сил для его укрепления. Он лично посетил и познакомился с положением на местах практически во всех провинциях от Британии и до Египта. Он стремился облегчить финансовое положение  провинциалов,   часто  прощал

229

План римского города Августы Тревиров (совр. Трир).

Видна линия оборонительных стен, мост через реку Мозель, планировка городских кварталов, амфитеатр (6), цирк (5), форум (10), дворец наместника (11—12), термы (9 и 13) и другие сооружения

накопившуюся задолженность по налогам, поскольку не было возможности ее погасить.

При Адриане многие поселения преобразуются в города, города низшего права получают более высокий статус, основываются новые городские центры, что не могло не способствовать расцвету городской жизни и развитию средиземноморского урбанизма.

Прекрасно понимая, что одними инструкциями из центра невозможно эффективно контролировать действия провинциаль-

ной администрации, Адриан учредил особую должность кураторов провинции, которые должны были на месте наблюдать за действиями провинциальной администрации, особенно в области сбора налогов и суда.

Важной частью деятельности Адриана по умиротворению Империи стала аграрная политика. Аграрный вопрос в Риме всегда занимал большое место и стоял очень остро. Адриан продолжил те направления в решении аграрного вопроса, которые проводились при Нерве и Траяне, в частности,

230

Антонин Лий (138—161 гг.)

Антонин Лий (138—161 гг.) продолжал в основном политику своего приемного отца и в течение 23 лет своего правления смог поддерживать статус-кво как внутри государства, так и на его границах. Из мероприятий Антонина Пия в области социальной политики важное значение имели его акты, вносящие новые акценты в традиционные отношения между рабами и их господами. Так, были изданы императорские декреты, по которым убийство раба приравнивалось к убийству перегрина, т. е. свободного человека, не имеющего гражданских прав. В случае жестокого обращения раб мог искать убежища у статуи императора, а городские власти должны были рассмотреть этот факт и принять по нему соответствующие решения. В законах были предусмотрены случаи, позволяющие рабам заниматься некоторой коммерцией, до известной степени признавались семейные отношения в рабской среде, в ряде случаев

231

отношения между рабом, ведущим деловые операции, и его господином регулировались законом, а не произволом хозяина. Известные изменения в законодательстве отражали новую ситуацию в обществе, в котором традиционно бесправные отношения рабов и рабовладельцев начинают регулироваться законом с целью развить все заложенные в рабстве потенции для более заинтересованного труда, с одной стороны; с другой — отражали понимание неэффективности бесконтрольной власти человека над человеком в самых широких слоях населения.

Опытный политик Антонин Пий понимал, как важна для стабильности государства спокойная и узаконенная передача верховной власти по наследству, и он уже в начале своего правления усыновил способного и знатного молодого человека Марка Анния Вера, за которого выдал свою дочь Фаустину и которого сделал фактическим наследником, присвоив ему титул цезаря. Марк Анний Вер (после усыновления Марк Аврелий Антонин) уже в 146 г. получил также положенную наследнику пожизненную трибунскую и проконсульскую власть. К моменту смерти престарелого Антонина Пия в 161 г. он был прекрасно осведомлен о положении государства. Вскоре после получения императорской власти Марк Аврелий Антонин усыновил своего родственника Луция Вера, женил его на своей дочери и даровал ему титул августа как своего соправителя. В 166 г. Марк Аврелий добился присвоения своему сыну Коммоду (ему исполнилось лишь 5 лет) титула цезаря, что фактически означало провозглашение наследником.

Конечно, все эти меры не были случайными, они преследовали очевидную цель укрепить престолонаследие, придать узаконенные формы важнейшему акту сохранения династии — передаче верховной власти заранее выбранному наследнику и подготовке его к исполнению государственных обязанностей. Это было тем более необходимо, что фактически предшественники Марка Аврелия Адриан и Антонин Пий получали статус наследника лишь в самый момент кончины царствующего императора и это создавало известное напряжение в высших эшелонах власти.

При Марке Аврелии продолжалось расширение и укрепление бюрократического аппарата Империи, росло общее число государственных чиновников, укреплялось их общественное положение, разрабатывалась система почетных титулов и их иерархия. Особое значение император придавал укреплению аппарата судебной власти, усердно занимаясь различными судебными делами и активно подключая к судебной деятельности римский сенат, поручив его ведению многие дела, которые ранее входили в компетенцию императоров. Насколько глубоко внедрялись щупальца имперской бюрократии в государственные дела, показывает активизация деятельности кураторов общин — специальных чиновников (назначенных еще при Траяне), которые фактически стали полновластными руководителями органов местного самоуправления, хотя их официальной задачей была помощь местным городам в оздоровлении своих финансов.

В области внутренней политики Марк Аврелий следовал основным направлениям своих предшественников по поддержанию социального консенсуса и внутреннего мира в Империи. Отношения с сенаторским и всадническим сословиями при Марке Аврелии были самые доброжелательные. Нам не известно ни одного заговора на жизнь императора или же проявления какого-либо серьезного недовольства его политикой. По словам его биографа Юлия Капитолина, «никто из государей не оказывал сенату большего уважения. Оказывая честь сенату, он поручил многим бывшим преторам и консулярам решать дела частных лиц, чтобы благодаря занятию судебными делами возрастал их авторитет. Многих из своих друзей он ввел в состав сената со званием бывших эдилов и преторов. Многим сенаторам, обедневшим не по своей вине, он пожаловал звание трибунов или эдилов». Особое значение придавал император пополнению сената за счет наиболее богатых и авторитетных провинциальных аристократов. При нем в сенат было введено больше провинциалов, чем при каком-либо из прежних принцепсов, причем особенно возросло число провинциалов восточного и африканского происхождения. При Марке Аврелии

232

235

В I—II вв. н. э. народы Средиземноморья впервые в истории оказались в пределах одной огромной державы — Римской империи. Границы между отдельными государствами, обращенными в римские провинции, были уничтожены, монетные системы до некоторой степени унифицированы, войны и морской разбой прекращены. Создались условия, благоприятствовавшие установлению экономических и культурных связей между различными областями Средиземноморья, прогрессу сельского хозяйства, ремесел, строительного дела, внешней и внутренней торговли.

В составе Римской средиземноморской империи оказались народности и племена, стоявшие на различных ступенях социально-экономического развития. Египет, Сирия, Малая Азия, Балканская Греция и Македония еще до римского завоевания достигли высокого экономического и культурного уровня, зрелых форм рабовладения. Население стран Западного Средиземноморья — иберы и кельты (галлы) Пиренейского полуострова и Транзальпинской Галлии, ливийцы, нумидийцы и другие народности Северной Африки, паннонцы, иллирийцы, мезы придунайских областей — находилось еще на стадии разложения общинного строя или раннеклассовых отношений и было более отсталым, чем завоевавшие их римляне. Включение этих регионов в состав громадной Римской империи способствовало изживанию в них первобытнообщинных и раннеклассовых отношений и распространению классического рабства, цивилизованных форм экономической, социальной и культурной жизни. В целом экономические структуры и социальные условия римского Средиземноморья отличались большой гетерогенностью, сосуществованием разных социально-экономических укладов, среди которых ведущие позиции занимал рабовладельческий способ производства.

1. Политико-административная структура Империи в I—II вв.

В I—II вв. Римское государство достигло наибольшего территориального расширения. В его состав вошли Северная Африка, большая часть Западной, Южной и Юго-Восточной Европы, Восточ-

ное Средиземноморье до Армении и реки Евфрат. Впервые в мировой истории побережье Средиземного моря было объединено в рамках одного государственного образования. На территории бывшей Римской империи I — II вв. в настоящее время существует около 30 государств. Римская империя стала мировой, по тем масштабам, державой.

Наряду с Римской империей в тогдашнем мире существовали другие великие державы — Парфянское царство, Кушанская держава, Ханьская империя в Китае, но среди них Римская империя выделялась по своему военно-политическому потенциалу, культурному уровню и общему историческому значению.

Созданная в результате многолетних завоеваний многих стран, областей и регионов с разным историческим прошлым, уровнем социально-экономического и культурного развития, мировая Римская империя имела сложную политико-административную систему.

С административной точки зрения Империя состояла из Италии и системы римских провинций, которые, в свою очередь, имели сложное внутреннее устройство.

Рим, в эпоху Республики один из многих городов

Рим, в эпоху Республики один из многих городов Италии, при Империи превратился в столицу огромного государства. Он стал местом пребывания императора и его двора, центрального правительства. Рим рассматривался и как религиозный и культурный центр римского мира, претендующий на средоточение лучших интеллектуальных сил всего Средиземноморья, что приводило к необычайно высокой концентрации в городе наиболее богатой, чиновной и культурной части господствующего класса Средиземноморья. Находящийся в таком привилегированном положении, Рим был вместе с тем и центром притяжения многих лиц самых разнообразных профессий и состояний и постепенно превращался в уникальный город античной древности, население которого составляло 1—1,5 млн. человек, первый мегаполис в мировой истории.

Обеспечение ремесленными изделиями и снабжение продовольствием такого скоп-

236

Схематический план Рима:

I — Капенские ворота; II — Целий; III — Изида и Серапис; IV— храм Мира; V— Эсквилин; VI — Альта Семита; VII— Широкая улица; VIII — форум; IX — цирк Фламиния; X— Палатин; XI — Большой Цирк; XII — общественный водоем; XIII Авентин; XIV Затибрский район. 1 — Аврелианов храм Солнца; 2 — колонна Антонина; 3— Обелиск; 4 — арка Адриана; 5— тригарий (Антонина Пия); 6 — колонна Марка Аврелия; 7  — портик аргонавтов; — храм Нептуна; 9 — алтарь Дита; 10 — храм Изиды и Сераписа; 11 — храм Флоры; 12 — храм Фортуны; 13 — храм Венеры Эрицины;14— портик Октавии; 15 — театр Бальба; 16 — театр Марцелла; 17 — арка Константина; 18 — портик Помпея; 19 — Большие портики; 20— храм Верина; 21 — храм Эскулапа; 22 — храм Спасения; 23— храм Минервы Целительницы; 24 — гробница Цестия; 25 — храм Юноны; 26 — храм Юпитера Долихонского; 27 — храм Дианы; 28 — храм Изиды и Сераписа; 29 — Септизодий Севера; 30 — храм Клавдия; 31 — Монета; 32 — дом Латеранов; 33 — храм Чести и Доблести; 34 — арка Галлиена; 35 — портик Ливии; 36 — храм Земли; 37 — рынок Ливии; 38 — храм Старой Надежды; 39 — лагерный амфитеатр; 40 — Нимфей; 41 — гробница Сципионов; 42 — гробница Эврисака

ления людей вызывали к жизни множество различных производств и вели к превращению Рима в крупный ремесленный центр, но особого типа, который работал главным образом на удовлетворение потребностей своего миллионного населения. Трудную экономическую проблему составляло в связи с этим снабжение Рима промышленным

237

с обширными складскими помещениями, особые чиновники внимательно следили за бесперебойным снабжением столицы. Блестяще была решена сложная проблема водоснабжения огромного города: 11 водопроводов подавали в город 1,5 млн. м3 питьевой воды в день. Городские нечистоты отводились через подземную канализацию далеко за город.

Рим как столичный город жил за счет римских провинций. Часть средств, собираемых с провинциального населения, шла на содержание не только центрального правительства, но и всего городского населения, на активное строительство Рима, превратившегося в I—II вв. в наиболее благоустроенный, красивый и процветающий город средиземноморского мира.

Италия со столицей Империи городом Римом находилась в привилегированном положении.

Италия со столицей Империи городом Римом находилась в привилегированном положении. Италия — колыбель римского могущества, местопребывание императорского двора — рассматривалась с точки зрения политической теории не как часть огромного Римского государства, а как его средоточение, его воплощение, а потому занимала особое место: Италией должны были управлять непосредственно сам римский народ и сенат, в качестве их представителя — принцепс, на италийской земле не должны находиться регулярные войска, жители Италии пользовались гражданскими правами высшего разряда (так называемое италийское право) и освобождались от прямых налогов. Из жителей Италии комплектовались наиболее привилегированные воинские части, италийская знать составляла львиную долю государственного аппарата, представляла собой власть и богатство Империи. При Августе границы Италии были расширены официально за пределы реки Рубикон до альпийских хребтов. В административном отношении Италия при Августе была разделена на 11 областей (геgiones), которые, однако, скорее представляли собой географически-территориальные единицы, чем собственно административные подразделения со своим управлением.

Основными административными единицами в Италии были города, имеющие юридический статус муниципия, т. е. самоуправляющегося, автономного городского центра с приписанной к нему сельской территорией, а его жители пользовались традиционными привилегиями полного римского гражданства. Италия вместе с примыкающей к ней провинцией Сицилией была наиболее урбанизированной и процветающей в экономическом отношении областью Римской империи вплоть до рубежа I—II вв.

К западным провинциям

К западным провинциям относились Корсика, Сардиния, три провинции Испа-

238

нии (Бетика, Лузитания и Тарраконская Испания), четыре галльские (Нарбонская провинция, Аквитания, Лугудунская Галлия и Белгика), Нижняя и Верхняя Германия и провинция Британия. Эти провинции имели в своем историческом развитии, социально-экономическом и этническом отношении (большую их часть населяли кельты или галлы) известное единство и в целом составляли особую часть Империи. Ко времени римского завоевания на территории Испании и Галлии жили многочисленные племена и народности, еще не достигшие уровня зрелого классового общества и национальной государственности. Распространение римского влияния, более высокой культуры, классических форм рабовладения способствовало социально-экономическому и культурному подъему западной части Римской империи, что сделало римский Запад одним из самых романизированных регионов Империи. Эффективным орудием римского влияния в западных провинциях были многочисленные города разного типа, основанные в I—II вв.: наиболее привилегированные римские колонии, латинские колонии, муниципии, местные города. Имперское правительство, поощряя активную романизацию, охотно раздавало права римского и латинского гражданства жителям многих западных городов. Кроме городов и приписанной к ним сельской местности в западных провинциях имелись племенные округа, которые находились вне городских земель и подчинялись непосредственно римскому наместнику. Как в городах, так и в племенных округах большинство местных жителей, не считая италийских переселенцев, говорили на латинском языке, носили римскую одежду, усваивали римскую культуру. Немало выходцев из западных провинций стали крупными деятелями римской культуры, например, только из Испании: Сенека — ритор; его сын, знаменитый Сенека Младший, — крупный государственный деятель времени Нерона и один из выдающихся римских философов; поэты Лукан, Марциал; автор наиболее полной сельскохозяйственной энциклопедии Колумелла; прославленный ритор Квинтилиан. Для охраны западных провинций было выделено 10 легионов (из 25 легионов римской армии), из них огромная армия в 8 легионов (около 80 тыс. воинов) стояла на Рейне, охраняя

безопасность западных провинций от набегов германских и других племен, живших к востоку от Рейна. Высокая степень романизации вместе с богатыми местными традициями кельтских племен или разноязычных жителей античной Испании дала интересный синтез социально-экономических отношений и культуры. Быстрые успехи романизации, хозяйственный подъем и внедрение более высокой культуры привели к тесным связям между западными провинциями и центром Империи — Италией: активная торговля продуктами питания, ремесленными продуктами и сырьем, особенно металлами, позволила установить многочисленные и тесные контакты внутри западной половины Империи, привела к созданию единого комплекса, включающего Западное Средиземноморье и Западную Европу, создала основы для их совместного исторического пути в будущем.

Дунайско-балканские провинции — Реция, Норик, Паннония, Далмация, Верхняя и Нижняя Мезия, Дакия, Фракия, Македония и Эпир, Ахайя — составляли другой важнейший регион Империи.

Дунайско-балканские провинции — Реция, Норик, Паннония, Далмация, Верхняя и Нижняя Мезия, Дакия, Фракия, Македония и Эпир, Ахайя — составляли другой важнейший регион Империи. Все эти провинции имели в своем историческом прошлом много общего и вместе с тем особенного, отличающего их друг от друга. Территория большинства балканских провинций была заселена иллирийцами и близкими им фракийцами, находившимися в целом на одинаковом уровне общественного и культурного развития.

Балканский полуостров, расположенный между западной и восточной частями Империи, испытывал на себе влияние римской культуры с Запада и греческой — с Востока. Вместе с тем своей северной стороной он был открыт к многоплеменной периферии Центральной и Восточной Европы. Дунайская граница, так же как и рейнская, представляла наиболее опасную и угрожаемую часть Империи и поэтому была наводнена римскими войсками.

Среди балканских провинций особняком стоят южные провинции Ахайя и Македония — области классической греческой цивилизации, с богатыми традициями, высоким уровнем экономики, замечательным культурным наследием, однако уже со времени эллинизма вступившие в полосу длительного застоя, который продолжался в период ранней Римской империи: экономические трудности, сокращение населе-

239

Северные ворота римского Кёльна (Colonia Claudia Ага Agrippiensium). Реконструкция

ния, запустение многих областей — характерные особенности хозяйственной жизни Эллады I—II вв. н. э. Вместе с тем значение ряда греческих городов (например, Коринфа, Родоса), и в особенности Афин, в культурной жизни Империи было очень велико. Афины продолжали играть роль своего рода центра античной образованности, искусства, красноречия и философии.

В распространении цивилизованного образа жизни и культуры в придунайских провинциях большую роль сыграла римская армия, общая численность в разные периоды I—II вв. достигала 8—10 легионов, т. е. вместе со вспомогательными формированиями 80—100 тыс. человек. Римские легионы располагались в постоянных благоустроенных лагерях, вокруг которых возникали поселения городского типа — канабы, где проживали семьи воинов, торговцы и ремесленники, снабжающие легионы необходимыми изделиями и товарами. Из римских стационарных лагерей и канаб возникали города муниципального типа, центры романизации дунайских провинций, например Виндобонна (Вена), Аквинк и Карнунт, Сингидун (Белград), Виминаций, Новы, Апул и многие другие.

Отслужившие свой срок легионеры — ветераны, как правило, оставались жить в этих новых городах, пополняя верхний слой городских жителей, муниципальных землевладельцев, вкладывающих свои средства в организацию товарных вилл и выступающих в качестве социальной опоры имперских порядков, активных носителей романизации. Распространение передовых форм экономики, социальных отношений и культуры способствовало общему благосостоянию придунайских провинций, приобщило местные племена, жившие в условиях примитивного быта, к зрелым формам античной цивилизации. Вместе с тем уровень урбанизации и роль городов в придунайских провинциях были значительно меньшими, чем в западных провинциях. Обширные территории оставались вне воздействия городских центров, а их население жило в условиях общинного быта. Неодинаковость социально-экономического и культурного уровня в городах римского типа и в мало-затронутых романизацией племенных округах — характерная особенность исторического развития придунайских провинций.

В состав римской провинции Нижняя Мезия были включены и некоторые греческие города Северного Причерноморья, в частности Тира, Ольвия, которые приняли к себе римские гарнизоны. В зависимость от Римской империи попали Херсонес и Боспорское государство, правители которых стали помещать на выпускаемых ими монетах изображения римских императоров как их верховных покровителей. Однако власть римлян над городами Северного Причерноморья была в значительной мере номинальной.

Наиболее сложной и пестрой была политико-административная структура восточных провинций Римской империи. В их состав входили провинция Азия, Вифиния и Понт, Киликия, Сирия и Палестина, Галатия, Каппадокия, Ликия и Памфилия, Аравия, Египет, Крит и Киренаика. Почти все они были образованы из ранее самостоятельных царств, находившихся на разных уровнях цивилизации. При этом система восточных провинций имела определенное единство не только в территориально-географическом, но и в историко-культурном отношении, поскольку она сформировалась на базе эллинистических государств и их культуры, впитавшей в себя древневосточное наследие, с одной стороны, и традиции эллинства — с другой. Весьма сложной была внутренняя структура восточных провинций: кроме эллинистических полисов (Эфес, Милет, Антиохия, Александрия и др.) существовали многочисленные города местного типа, восходящие к древневосточным центрам; в свою очередь, римляне основали немало городов по образцу римских

240

Провинции Северной Африки,

Провинции Северной Африки, включавшие области к западу от Киренаики и до побережья Атлантики, в географическом и этническом отношении составляли также особую зону римских владений. Населенная различными племенами, главным образом берберами, территория западной части Североафриканского побережья до гор Атласа и границ пустыни Сахары представляла собой район, благоприятный для хозяйственной деятельности и транзитной торговли, и не случайно именно эта часть Средиземноморья стала сферой активной финикийской колонизации, где в течение нескольких столетий существовала могущественная Карфагенская держава.

Разгром Карфагена и завоевание Северной Африки Римом привели к образованию четырех римских провинций: Африка, Нумидия (или Африка Новая), Мавритания Тингитанская и Мавритания Цезарея. В I—II вв. африканские провинции достига-

241

ют экономического и культурного расцвета. Процесс романизации приобретает активный характер, основываются новые города муниципального типа, распространяются римское и латинское гражданство, оживляется городская жизнь, города благоустраиваются и превращаются в важные культурные центры; Карфаген, Гадрумет, Утика, Цирта, Гиппон Регий, Цезарея, Тингис, Великий Лептис и другие приобретают имперское значение.

В городах и их сельской округе активно внедряются рабовладельческие формы производства; в товарных поместьях и ремесленных мастерских производится большое количество зерна, оливкового масла, ремесленных изделий. Особенностью экономики африканских провинций было распространение крупного частного и императорского землевладения с использованием в качестве основной рабочей силы зависимых колонов. В административном отношении императорские и многие частные латифундии считались экзимированными территориями (т. е. изъятыми, на них не распространялась власть городских органов).

Кроме муниципальных земель и экзимированных латифундий в африканских провинциях существовали многочисленные племенные округа (особенно на южных границах провинций), часто находящиеся под управлением племенных вождей и старейшин, что создавало условия для сепаратизма и попыток отделения от Империи. Африканские провинции рассматривались императорами как относительно мирные области, и для их охраны был выделен один регулярный легион и 9 когорт, стоявших гарнизонами в наиболее угрожаемых пунктах.

Римская провинциальная администрация организовала интенсивную эксплуатацию африканских владений, которые становятся настоящей продовольственной базой Рима, поставляющей в столицу Империи большое количество пшеницы и оливкового масла, распределяемых среди городского населения.

2. Сельское хозяйство и аграрные отношения.

Сельское хозяйство западных провинций до римского завоевания было достаточно примитивным: преобладали зерновые культуры малоценных сортов, удобрения применялись редко, господствовала двупольная, или залежная, система

земледелия. Римляне, италики, греки, проникая в завоеванные области, приносили с собой навыки рационального земледелия по примеру италийских товарных вилл. В связи с этим изменилась структура посевных площадей: стали распахивать новые земли, во многих рабовладельческих имениях начинают выращивать виноград, оливковые и плодовые деревья. Галльские вина, испанское оливковое масло успешно конкурируют с лучшими италийскими и греческими сортами. Насколько обширным был размах оливководства и виноградарства в западных провинциях, показывают археологические данные: маслодавильни, найденные в Северной Африке, занимают площадь в несколько сотен квадратных метров; на рельефах из Галлии запечатлена перевозка вина в огромных деревянных бочках.

Совершенствуется земледелие. Вводятся новые сорта зерновых и кормовых, распространяется культура пшеницы, осваиваются различные виды удобрений. В частности, в Галлии довольно широко использовались минеральные удобрения естественного происхождения (например, мергель). Совершенствуется сельскохозяйственная техника: именно на просторах галльских латифундий получило применение такое сложное устройство, как галльская жнейка; был изобретен колесный плуг; для помола зерна начали применять водяные мельницы. Все эти достижения были результатом распространения товарных и рационально организованных имений, вытеснивших мелкое землепользование свободных и полузависимых земледельцев. Рост городов и городского населения в самих провинциях, возможность вывоза сельскохозяйственных продуктов в Италию и другие регионы Империи способствовали проникновению в провинциальное сельское хозяйство товарного производства и рациональных приемов земледелия.

Уровень сельского хозяйства восточных провинций в эллинистический период был довольно высок. Тем не менее включение их в состав Средиземноморской державы, экономические связи с Италией и западными провинциями, упорядочение налоговой системы стимулировали сельское хозяйство стран Восточного Средиземноморья. Египет был житницей Империи, и его хлебом кормилась большая часть миллионного населения города Рима. Предметом экспорта

242

Колоннада базилики Септимия Севера в городе Лептис Магна (Триполитания). III в. н. э.

были также тонкие греческие вина, высококачественное оливковое масло. Однако в общем восточные провинции сравнительно мало экспортировали сельскохозяйственную продукцию.

Подъем сельского хозяйства на Западе был связан с широким распространением здесь рабовладельческих имений среднего и крупного размера (латифундий). В I в. виллы, связанные с рынком, оттеснили на второй   план   хозяйства   мелких   землевладельцев, общинные структуры или крупные владения племенной знати, земли которой  обрабатывали зависимые от нее соплеменники, клиенты и рабы. Однако мелкое земледелие свободных крестьян или же сидящих на землях крупных собственников арендаторов сохранялось, хотя собственники все более и более превращались в колонов. Общая аграрная ситуация во II в. усложнилась. Латифундии начали поглощать не только крестьянские участки, но и средние рабовладельческие имения, охватывая пространства по нескольку тысяч югеров. Эти огромные территории обрабатывались или рабами, руководимыми из общего центра, — виллы (первый тип —

          лизованная рабская латифундия),

и,.           нами,    которые  арендовали  не-

больш- участки земли у латифундиста и занимались земледелием по своему усмотрению (второй тип — децентрализованная латифундия с колонами). В некоторых ла-

тифундиях вся территория делилась на две части: одна обрабатывалась живущими на вилле рабами в централизованном порядке, а оставшаяся дробилась на мелкие участки и сдавалась в аренду колонам (третий тип — смешанное производство). Кризис рабовладельческого земледелия и падение производительности рабского труда, нехватка рабов и т. п. приводили в дальнейшем к расширению колонатного земледелия.

Первый тип рабовладельческих латифундий получил широкое распространение в Галлии и Испании, в то время как в Италии, Африке, восточных провинциях децентрализованная латифундия с колонами становится ведущей формой сельского хозяйства. Внедрение этой формы в восточных провинциях было связано с традициями эллинистической эпохи и с сохранением общинных отношений восточного типа. В Италии же переход к колонатному земледелию был вызван упадком средних интенсивных хозяйств, на смену которым пришли обширные поместья. Латифундии по сравнению со средними товарными поместьями были менее рентабельными хозяйствами: рационально организовать труд громадных масс рабов (до нескольких сотен человек) гораздо сложнее, чем двух-трех десятков рабов. Латифундист находил выход в том, что дробил часть своей территории, а иногда и всю ее, на парцеллы и сдавал их в аренду колонам. В качестве арендной платы коло-

243

Жатка с большим захватом. Рельеф из Галлии. III в. н. э.

ны вносили в I в. установленную обычаем денежную сумму. Для получения звонкой монеты колон должен был продать производимую им продукцию на рынке. Необходимость продавать на рынке часть урожая, естественно, не могла не отвлекать колона от обработки земли. Меняющаяся рыночная конъюнктура, падение или подъем цен заставляли его иногда за полцены продавать свою продукцию. Иначе говоря, для сельского арендатора денежная форма арендной платы становилась неудобной, довольно часто приводила его к разорению. Многие источники I—II вв. содержат сведения о росте недоимок с колонов, выплачивающих денежную арендную плату. Отчаявшиеся колоны нередко бежали из поместий. Стремясь ликвидировать это ненормальное положение, латифундисты вместо денежной платы стали брать плату долей урожая. Во II в. н. э. колон был обязан давать третью часть пшеницы, ячменя, вина, масла и олив, четвертую часть гороха, по секстарию меда (секстарий — 0,55 л) и т. д. Кроме того, он должен был отработать несколько дней на полевых работах в хозяйстве землевладельца. Перевод арендной платы из денежной в натуральную был выгоден как колону, так и землевладельцу: колон стал меньше связан с рыночными отношениями и мог посвятить больше времени непосредственной обработке земли. К тому же он был заинтересован в лучшей обработке земли, так как ему самому шло до 2/3 урожая. Повысились соответственно и доходы латифундистов, была исключена проблема недоимок, неизбежная при денежной плате. Далее, получив продуктовые взносы колонов, землевладелец мог организовать их продажу на рынке, используя своих рабов, транспорт, складские помещения. Богатому собственнику было легче, чем колону, поглощенному обработкой собственного участка, реализовать продукты на рынке. Во

II в. н. э. аренда из части продукта становится господствующей, хотя в ряде мест сохранилась денежная плата.

Наряду с частными земельными владениями получает распространение императорское землевладение во всех провинциях. Однако основной массив императорской земельной собственности сосредоточивался в восточных и африканских провинциях, в то время как в Италии и на Западе роль частной земельной собственности была много большей. Императорская собственность в каждой провинции состояла из громадных латифундий — сальтусов, которые не подчинялись властям соседних городов и управлялись специальным чиновником-прокуратором. Очень часто сальтус со всем его населением брал в аренду богатый подрядчик, называемый кондуктором, который подчинялся прокуратору. Кондуктор руководил всеми сельскохозяйственными работами, а прокуратор получал лишь готовую продукцию. Кондукторы часто злоупотребляли своим положением, произвольно повышали взносы колонов, количество отработочных дней. Как правило, прокураторы принимали сторону богатого кондуктора в ущерб интересам обездоленных колонов. Наряду с сальтусами существовали императорские латифундии, обрабатываемые рабами. Императоры были крупнейшими рабовладельцами Империи, они могли располагать любым числом рабов, и перед ними никогда не стоял вопрос об их нехватке. Поэтому использование рабов на императорских землях было более продолжительным, чем на землях частных землевладельцев.

Со II в. императорские и частные латифундии в виде централизованных рабских хозяйств или децентрализованных владений с колонами стали ведущей формой землевладения. Наряду с ними существовали и другие формы. В западных провинциях со-

244

Глубокий плантаж для посадки виноградных лоз. Реконструкция. I в. н. э. Италия.

Римская грома — специальный землемерный инструмент. Реконструкция. I в. н. э.

хранились товарные рабовладельческие виллы, хозяйства мелких собственников, пополняемых за счет легионеров-ветеранов. Мелкое землевладение играло большую роль в северных и придунайских провинциях Римской империи (в Паннонии, Далмации, Мезии, Фракии, Дакии). Эти провинции позже других вошли в состав Империи, и там дольше, чем в других местах, сохранялось общинное землевладение. Однако и здесь возникли товарные виллы и латифундии. Археологами на территории современных Болгарии, Венгрии и Румынии открыты остатки громадных вилл с обширными хозяйственными помещениями, рабскими тюрьмами, винодавильнями, складскими комнатами.

Экономическое пространство Римской средиземноморской державы, таким образом, было заполнено разными типами аграрных хозяйств, находящихся в сложных взаимоотношениях друг с другом. Крестьянские фермы, принадлежащие свободным собственникам и зависимым колонам, товарные рабовладельческие виллы и громоздкие натуральные хозяйства латифундистов,

императорские поместья и полуавтономные владения племенной знати вступали в разнообразные и сложные взаимоотношения друг с другом. Эти отношения, касавшиеся многих хозяйственных, личных и политических вопросов, легко могли стать причиной различных кофликтов и столкновений. В Риме со времен Республики аграрный вопрос неоднократно был ареной напряженной борьбы, приводя к серьезным внутренним потрясениям.

Имперское правительство прекрасно понимало эту опасность и для нейтрализации возможных аграрных беспорядков предприняло ряд профилактических мер, среди которых наиболее эффективной стала разработка юридической базы, создание четко проработанной системы аграрных законов, регламентирующих различные стороны отношений земельной собственности, владения, взаимоотношений различных типов хозяйств. I—II века — время расцвета римского права. Именно в это время, выполняя общую социальную потребность, римская юриспруденция тщательно разрабатывает такие фундаментальные понятия,

245

Водяная мельница. I в. н. э. Реконструкция по трактату Витрувия

как понятие частной собственности на землю и земельного владения, их соотношение и условия их приобретения и продажи, возможные права и обязанности по их эксплуатации, разнообразные спорные коллизии и возможные пути решения земельных споров. В связи с широким развитием аграрных отношений, применением наемного труда и услуг, в римском праве тщательно прорабатываются новые юридические нормы, регулирующие взаимоотношения между арендодателем и арендатором. В целом имперское земельное законодательство и взвешенная политика обеспечивали благоприятные условия для спокойного функционирования сельского хозяйства в Римской империи.

3. Ремесло.

Наряду с сельским хозяйством в 1 —II вв. получают большое развитие ремесла и торговля. Расцвет ремесленной деятельности зависит прежде всего от обеспеченной сырьевой базы. Включение всех средиземноморских стран в одно государство позволило ремесленникам разных провинций получать сырье из серебряных, свинцовых и медных рудников Испании, использовать железные и оловянные руды Галлии, оловянные рудники Лузитании и Британии, богатые железные месторождения Норика, Далмации, Киликии и Каппадокии. Поиски полезных ископаемых, особенно железа, велись во всех провинциях; использовались старые разработки, известные еще в доримскую эпоху, и открывались новые. Особенно интенсивно велись разработки железных месторождений, так как потребность в железе резко возросла (оружие и основные орудия труда, как ремесленные, так и сельскохозяйственные, делались теперь из железа). Железо добывали в Норике и Далмации, в Галлии, Испании и Каппадокии. Почти все рудники находились в собственности императора, от имени которого ими управляли специальные чиновники-прокураторы, часто сдававшие их (или целиком, или отдельными шахтами) в аренду крупным съемщикам. Взаимоотношения между императорской администрацией и арендаторами рудников, шахт и копей регулировались особыми рескриптами императоров, образцы которых дошли до нашего времени.

Процветанию различных ремесел способствовало не только расширение сырьевой базы, но и более широкое проник-

новение в них рабского труда. Если в предшествующее время основным предприятием была ремесленная мастерская в 10 — 20 рабочих единиц, то во II в. н. э. ее размеры увеличиваются до нескольких десятков работников. Увеличение ремесленной мастерской привело к более дробному разделению труда, к его специализации и кооперации. Однако роль свободного труда в римском ремесле была несколько большей, чем в сельском хозяйстве.

В ряде отраслей рабский труд был господствующим: в горном деле, в строительстве, в каменоломнях и глиняных карьерах. Большая часть трудоемких операций в других ремеслах (переноска тяжестей, топка печей, простейшие операции вроде размешивания глины и т. п.) также выполнялась рабами. Рост ремесленного производства привел к появлению некоторых новых его отраслей. Стеклодувное дело зародилось еще в конце I в. до н. э., но особенное распространение оно получило в I — II вв. н. э.; подлинно массовым производством стало изготовление обожженного кирпича, нашедшего широкое применение вместе с бетоном — основным строительным материалом. Для II в. н. э. характерен особый подъем провинциального ремесла. Если в I в. до н. э.— I в. н. э. ремесленные изделия италийских мастерских находили довольно широкий сбыт в провинциях, то во И в. уже

246

Римская вилла, в которой найдена знаменитая мозаика, изображающая Диониса. II—III вв. н. э. Реконструкция. Кёльн

местные мастерские удовлетворяли основные потребности своей провинции. Некоторые провинциальные города стали экспортировать изделия своих мастеров в другие провинции и даже в Италию. Особенно преуспели в своем экспорте галльские города: льняные ткани и шерстяные плащи, галльская керамика начинают появляться повсеместно на Западе и в Италии. Средиземноморскую известность получили изделия сирийских городов: пурпурные ткани, ювелирные украшения, предметы из цветного стекла, роскошные ткани.

В самой Италии происходят изменения. Во II в. н. э. наиболее известные ремесленные центры перемещаются с полуострова в Северную Италию: на смену хиреющим Путеолам, Капуе, Аррецию приходят процветающие ремесленные мастерские Милана, Аквилеи и других городов, близких к рудным разработкам Норика, Далмации и галльских провинций. Особенно возросло значение города Аквилеи, превратившегося в крупный ремесленный центр по производству металлических изделий, вооружения, стекла, ювелирных украшений, черепицы.

Для экономической жизни Империи характерно зарождение ремесленной деятельности в латифундиях. Их владельцы заводили на вилле ремесленные мастерские — керамические, ткацкие, деревообделочные, стеклодувные. В некоторых галльских латифундиях разрабатывали рудники, выплавляли металл и создавали собственную металлообработку. Латифундиальное ремесло становилось серьезным конкурентом городского, оно способствовало некоторому обособлению сельской местности от городов как экономических

центров, подрывало связи города и деревни, подмывало основы товарного производства. Но изделия поместного ремесла не могли отличаться высоким качеством, поскольку как бы ни была велика латифундия, внутри нее нельзя было организовать такого разделения труда и специализации, как в городских мастерских, так как целью поместного ремесла было в конечном счете не изготовление товарной продукции, а удовлетворение внутренних нужд данного поместья и ближайшей округи.

4. Торговля и денежное обращение.

Никогда еще торговые сношения многочисленных народов Средиземноморья не достигали такой степени интенсивности и размаха, как в эпоху Антонинов. Одной из наиболее глубоких причин процветания римской торговли был рост товарного производства, связанный с широким распространением в провинциях рабовладельческих хозяйств, поставляющих продукты на рынок.

Торговые связи устанавливаются как внутри провинций, так и между провинциями. Италийские торговцы проникают в Испанию и Сирию, Дакию и Египет, Мавританию и Британию; галльские судовладельцы и купцы наводняют Италию, прирейнские области и испанские провинции; пальмирские негоциаторы достигают Дакии и Египта. Многочисленные торговые лавки и склады для хранения товаров становятся неотъемлемой частью каждого города. Как показали раскопки Помпеи и Геркуланума, лавки занимали нижние этажи зданий и тянулись вдоль всей улицы. В некоторых городах возводились специализированные помещения для торговли каким-либо одним товаром, например мясом

247

Римская вилла с мозаикой бога Диониса (штриховка показывает мозаичные полы). II—III вв. н. э. Кёльн

или шерстью. В начале II в. н. э. в Риме был построен грандиозный Траянов рынок. Это величественное сооружение — подлинный античный супермаркет состоял из 5 ярусов-этажей и включал около 150 лавок для продажи разных товаров.

Показателем интенсивности торговых отношений является вовлечение в товарный оборот не только предметов роскоши, но и товаров массового потребления — вина и масла, хлеба и льна, металла и посуды, изделий из бронзы и стекла. Возможность вывоза этих товаров стимулировала их производство в провинциях, способствовала специализации и укреплению товарных отношений. Испания специализируется на изготовлении оливкового масла, вина, металлов; Галлия — шерстяных изделий, вина, бронзовых фибул, изделий из стекла; Египет вывозит хлеб, льняные ткани, гранит, папирус, стекло; Сирия — вино, пурпурные ткани, предметы роскоши. Однако нельзя преувеличивать воздействие римской торговли на производство: в целом оно по-прежнему оставалось натуральным в своей основе. Торговали обычно излишками продукции. Наибольшее значение получила торговля металлами, предметами роскоши, а также продуктами сельского хозяйства. Массовая торговля готовой ремесленной продукцией велась, как правило, только в пределах соседней округи. Широкому внедрению торговли препятствовало несовершенство транспорта и путей сообщения: грузы перевозились на двух- или четырехколесных повозках, запряженных волами, или на ослах и мулах; по рекам — на небольших баркасах, а по морю — на кораблях, грузоподъемность которых редко превышала 1000 т. Перевозки грузов на значительные расстояния были рискованным предприятием. Порой было выгоднее перевести на новое место всю ремесленную мастерскую, чем ее продукцию. Широкое распространение ремесла в провинциях и латифундиях не могло не привести к некоторому экономическому самодовлению провинций, хотя и способствовало торговле, например сельскохозяйственными продуктами и сырьем. Иначе говоря, средиземноморская торговля эпохи Антонинов была далека от подлинно мировой торговли и не оказывала на производство столь решающего воздействия, как в современном мире. Тем не менее средиземноморская

торговля II в. н. э., видимо, достигла высшего пика своего развития в древности. Купцы и торговцы объединялись в коллегии, которые располагали значительными денежными средствами, кораблями, имели доверенных агентов в разных провинциях. Общему размаху торговли не могло не способствовать совершенствование меняльного дела и кредитных операций: вместо того чтобы везти массу наличных денег с собой, торговец оставлял их у менялы своего города, получая от него соответствующее свидетельство, по которому ему выдавали необходимую сумму в другом месте.

Наряду с внутри- и межпровинциальной торговлей в пределах государственных границ возрастают объемы внешней торговли с окружающими Империю соседними странами и народами. Внешняя торговля была необычайно выгодной, так как римские торговцы за бесценок скупали в соседних странах нужные им товары и втридорога продавали их на своих рынках. Расцвет некоторых римских городов был связан как раз с такой торговлей. Так, город Августа Тревиров процветал благодаря оживленной торговле с германскими племенами и Восточной Европой; подъем Карнунта объясняется тем, что через него проходила так

248

Механизм для подачи воды на более высокий уровень. Реконструкция. I в. н. э. Италия

называемая янтарная дорога, заканчивающаяся на далеком Балтийском побережье.

По находкам галльских бронзовых фибул (разновидность булавок) можно проследить торговый путь от Галлии, где они производились, через территорию Германии, реку Дунай на берега Северного Причерноморья. Через Северное Закавказье проходила одна из ветвей великого шелкового пути, соединявшего Средиземноморье со странами Восточной Азии. Устанавливаются торговые сношения между Ольвией, Херсонесом, Боспорским царством и племенами, населявшими степи Северного Причерноморья и южные районы лесостепной полосы Восточной Европы. На территории современной Украины обнаружены многочисленные клады римских монет, свидетельствующие об оживленных сношениях населявших ее племен с Римской империей. Интенсивной была торговля с восточными странами — Ираном, Средней Азией, Индией и Восточной Азией.

Именно во втором столетии расцветает Пальмира, ранее небольшой город, Дамаск,

Петра. Три торговые магистрали шли с Востока к берегам Средиземного моря: Петра — Трансиордания — Дамаск — Средиземное море; Евфрат — Пальмира — Дамаск — Средиземное море; Индия — Аравия — Александрия. Современные археологи обнаружили клады римских монет на Западном побережье Индии, что свидетельствует о римско-индийской торговле в I—II вв. н. э. Наиболее важными статьями восточной торговли были пряности, предметы роскоши, шелк и хлопок, причем последние перерабатывались в готовые изделия в египетской Александрии и финикийских городах и отсюда вывозились в другие части Римской державы.

Индийские и восточноазиатские товары оплачивались большей частью звонкой монетой, что приводило к утечке валюты за пределы Империи; частично восточный экспорт оплачивался и изделиями имперского ремесла (римские изделия из стекла, тара для вина, светильники находят в Индии и Китае).

Из африканских провинций римские купцы проникали на территории соседних с Империей Эфиопии, Сахары, Мавритании и даже Центральной Африки. Из этих стран вывозились рабы-негры, экзотические животные, слоновая кость.

В эпоху Империи была введена золотая монета — ауреус. Из фунта золота (327 граммов) чеканили сначала 40, а позже 45 золотых монет. На лицевой стороне изображался царствующий император. Римская золотая монета отличалась высокой пробой и высоко ценилась при торговых расчетах. Одной из самых распространенных монет был серебряный денарий, имевший хождение как в границах Средиземноморья, так и за его пределами. В течение I в. н. э. денарий чеканился из чистого серебра и котировался очень высоко, но во II в. в него стали добавлять медь, и к концу II в. он содержал лишь 50% серебра. Курс денария падал. Торговцы при расчетах начали отличать монеты старой чеканки от новой, приравнивая 2 новых денария к 1 старому.

Медная монета использовалась преимущественно для местного обращения. Наряду с прежними ассами в массовом количестве чеканились сестерции (4 асса) и дупондии (2 асса). Введение новых медных номиналов говорит об оживленной мелкой торговле. В восточных провинциях продол-

249

5. Социальный строй Римской империи.

Римское средиземноморское общество I— II вв. н. э. было обществом рабовладельческим. Рабовладельческие отношения классического типа, ранее господствовавшие в греческих полисах, в некоторых эллинистических центрах, в Италии, в I—II вв. н. э. распространяются по всему Средиземноморью, охватывают всю громадную Римскую державу.

Классы рабов, мелких производителей, рабовладельцев и землевладельцев были основными классами римского общества I— II вв. н. э., взаимоотношения между ними определяли в целом социальную атмосферу эпохи.

Рабы.

Рабы. Одним из основных производящих классов римского общества был класс рабов.

Во II —I вв. до н. э. потребность в рабах для Италии удовлетворялась за счет порабощения завоеванных римлянами народов Средиземноморья. В I—II вв. н.э. Римская империя распространилась до Атлантического океана на западе, пустыни Сахары на юге, непроходимых лесов Центральной Европы на северо-востоке, а на востоке предел римским завоеваниям поставила могущественная Парфянская держава. Большие завоевательные войны, выбрасывавшие на рабский рынок громадные массы рабов, становятся все более и более редкими. Римские императоры II в. н. э. вели много пограничных войн, несколько крупных военных кампаний против Парфии. Естественно, эти войны пополняли рабский рынок Империи, тем не менее общее количество рабов, получаемых из этого источника, сократилось по сравнению с предшествующим временем. А это происходило в то время, когда распространяющиеся ра-

250

Подъемный кран. Рельеф. II в. н. э. Сложная система канатов приводится в движение вращением огромного колеса

бовладельческие хозяйства все более нуждались в рабской силе.

Несоответствие спроса и предложения привело к повышению цен на рабов (с минимальной стоимости в 400—500 дена-

риев во II—I вв. до н. э. до 600—700 денариев во II в. н.э.). Во II—I вв. до н. э. было выгоднее купить раба на рынке, чем воспитывать его в своем доме. В I— II вв. н. э. повысилась роль внутренних источников рабства, поэтому заинтересованные в увеличении числа рабов владельцы были вынуждены пойти на изменение их бытового положения: в сельских поместьях и городах увеличивается количество женщин-рабынь, рабам разрешают создавать подобие семьи. Поощрение семейных отношений среди рабов сменило прежний полуказарменный быт. В источниках сообщается о детях-рабах, об их воспитании, их купле и продаже. В некоторых рабских семьях было много детей. Так, родившиеся в рабстве дети (их называли вернами) были послушны, обучены какому-нибудь делу, привязаны к месту жительства своих родителей и высоко ценились. Внедрение семейных отношений в среду рабов увеличивало рабское население Римской империи.

Поощрение семейных отношений заставило господ выделять некоторое имущество для рабской семьи: несколько голов скота, участок земли, хижину, орудия труда для занятия каким-нибудь ремеслом, небольшую лавку и т. п. Это имущество, выделенное господином и переданное в пользование рабам, называлось пекулием. Господин в любое время мог отнять дарованный им пекулий. Для I—II вв. н. э. характерно широкое распространение пекулия.

Когда победоносные войны выбрасывали на рынок громадные толпы дешевых рабов, а сами рабы содержались на полуказарменном положении, рабовладелец был мало заинтересован в хорошем обращении с ними: он старался как можно быстрее выжать из своих невольников больший прибавочный продукт. Обессилевшего или больного раба продавали или просто оставляли на произвол судьбы, так как на рабском рынке можно было дешево купить нового раба.

В I —II вв. н. э. хозяевам было невыгодно доводить эксплуатацию раба до такой степени, чтобы он быстро терял свои силы и здоровье. В связи с этим изменяется не только бытовое, но и юридическое положение рабов. В римском праве утверждается мнение, согласно которому свобода человека объявляется «естественным состоянием»,

251

Импортные североафриканские сосуды в форме головы. II—III вв.

свойственным человеку как таковому, а следовательно, и рабу. Рабство противоречит природе, хотя оно признается учреждением всех народов, иначе говоря, рабом не рождаются, а становятся.

Римские философы, публицисты, писатели (Сенека, Петроний, Дион Хрисостом) еще в I в. н. э. высказывали взгляды, которые во II в. н. э. отразились в законодательстве. Если во II—I вв. до н. э. римское правительство не вмешивалось во взаимоотношения между рабами и их господами, поддерживало и оберегало власть главы римской фамилии, то во II в. н. э. рабы рассматривались не только как личная собственность господина, а в некоторой степени как подданные государства, на которых распространяется власть не только их господ, но и римского правительства. Императоры вмешиваются во взаимоотношения

рабов и их господ, стараясь пресечь случаи особенно зверского обращения с рабами.

Безнадежно больных рабов ранее их господа вывозили на остров Эскулапа (на реке Тибр) и бросали там на произвол судьбы (в I—III вв. понятие «остров Эскулапа» приобрело символическое значение места, где оставлялись на произвол судьбы больные рабы). Если такой раб случайно выздоравливал, он возвращался к прежнему господину. Император Клавдий издал закон, по которому «выброшенные» рабы в случае их выздоровления получали свободу.

Адриан запретил беспричинное убийство рабов и наказал ссылкой одну знатную даму, пытавшуюся нарушить этот закон. Антонин Пий приравнял убийство господином своего раба к убийству чужого раба и предоставил рабам право в случае жестокого обращения искать убежища перед статуями

252

Прилавок винной лавки в Помпеях. I в. н. э.

императоров. Дело такого прибегнувшего к защите закона раба затем должно было рассматриваться городскими властями, и, если факт жестокого обращения господина подтверждался, раб продавался другому. Законодательство императоров о рабах отражало общее изменение взглядов на рабов в римском обществе. Новые правовые нормы стремились смягчить взаимоотношения рабов и господ, снизить степень их напряженности. Одновременно власти зорко следили за поведением рабов и стремились в самом зародыше погасить возможное недовольство. Некоторое изменение бытового и юридического положения рабов отнюдь не означало, что рабство изменило свою природу, класс рабов по-прежнему оставался обездоленным и угнетенным. Деление всех людей на свободных и рабов принималось как само собой разумеющееся, ни один римлянин во II в. н. э. не мыслил себе общества без рабского труда.

Римские писатели и философы, выступая против чрезмерно жестокого обращения с рабами, говоря о свободе как естественном состоянии человека, в том числе и раба, сами относились к рабам с глубочайшим презрением. Некоторое улучшение положения рабов во II в. н. э. диктовалось необходимостью заинтересовать их в результатах своего труда, поднять его производительность, смягчить естественную социальную напряженность, но это не означало уменьшения степени эксплуатации рабов. Чувствующий защиту общественного мнения, избавленный от жестокого обращения, имеющий семью и некоторое хозяйство, раб работал лучше, эффек-

тивнее, что в конечном счете было выгодно его владельцу.

Таким образом, в I—II вв. происходят серьезные изменения в структуре римского рабства. Суть их состояла в том, что в римском мире I—II вв. рабство включается в правовое поле общества, инкорпорируется в общую систему римского права, становится его органической частью. Раб теперь рассматривается в определенной степени как субъект права, законодательство создает новые возможности для более активного участия рабов в хозяйственной, интеллектуальной и даже политической жизни римского общества. Еще большее значение для повышения социальной роли рабов имело самое широкое развитие вольноотпущенничества. Отпуск рабов на свободу в эпоху Республики был довольно редким явлением и затруднялся необходимостью проведения сложных обрядов. В I—II вв. отпущенничество приобретает массовый характер, появляются новые способы отпуска рабов на свободу: простое заявление господина в кругу своих друзей об отпуске раба, составление письма, где уведомлялось об отпуске раба, и др. Как правило, на волю рабов отпускали после 10—15 лет пребывания в рабстве, когда наиболее плодотворные годы жизни раба были проведены в напряженном труде на своего господина. Господину было выгодно отпускать утратившего былую работоспособность раба, поскольку, получив свободу, тот должен был сам обеспечивать свое существование. Возможность получения свободы при массовом характере отпущенничества несколько смягчала недовольство рабов своим положением и ослабляла общую напряженность в социальных отношениях. В I—II вв. отпущенники составили довольно многочисленный слой римского общества и стали играть заметную роль во многих сферах производства, политической и культурной жизни.

Если распространение классического рабства во всех областях Средиземноморья в I—II вв. н. э. означало распространение рабовладельческих отношений вширь, то некоторое улучшение бытового и юридического положения рабов и создание у них стимулов к труду означали реализацию наиболее глубоких потенций рабовладельческой системы как таковой.

Свободные земледельцы и колоны, ремесленники и отпущенники.

Свободные земледельцы и колоны, ремесленники и отпущенники. Свободное кресть-

253

Римский торговый корабль (приблизительно 1000 т водоизмещения). Реконструкция по материалам мозаик из Остии. I в. н. э.

янство никогда не исчезало даже в Италии, в стране наиболее зрелых рабовладельческих отношений. В западных, дунайских и африканских провинциях, которые в момент присоединения к Римской империи переживали разложение общинных порядков, роль мелких земледельцев-общинников была довольно высока. Земледельческое население Империи постоянно пополнялось за счет поселения в разных провинциях отслуживших ветеранов. Крестьяне — римские граждане — были собственниками небольших земельных наделов и, возделывая их, применяли иногда труд одного или нескольких рабов, вели в ряде случаев своего рода полурабовладельческое хозяйство. Существовали, и их было, видимо, большинство, хозяйства и без рабов. Вздорожание и уменьшение притока рабов раньше всего ударили по таким маломощным полурабовладельческим хозяйствам и приводили их к разорению, превращению в замкнутый натуральный мирок, в котором крестьянин и его семья с трудом сводили концы с концами.

Для II в. н. э. характерно довольно активное внедрение арендных отношений и распространение колоната. Колон стал столь же заметной фигурой средиземноморской деревни, как и раб, и свободный крестьянин. Юридически колон — свободный человек, имеющий право уйти от землевладельца после истечения срока договора, обычно заключаемого на 5 лет. Однако, как правило, колон за пятилетний срок настолько опутывался различными долговыми и другими обязательствами, что практически

не мог оставить свое место и продолжал возделывать арендованный участок долгие годы. Во многих поместьях колоны жили в течение нескольких поколений и превратились в пожизненных арендаторов. Это было выгодно землевладельцу, так как обеспечивало обработку его земель и избавляло от необходимости искать новых арендаторов. Живущий в течение длительного времени в имении, колон крепко был привязан к его владельцу, а землевладелец превращался в его господина: он давал ему земельный участок, некоторые орудия труда, покупал его продукцию, разбирал споры колонов между собой, их жалобы на поместную администрацию. Господская вилла постепенно заменила колону и городские власти, и императорскую администрацию, и из человека свободного и равноправного с землевладельцем колон превратился в зависимого от его воли.

Кто арендовал землю и превращался в колона? Им мог быть свободный и потерявший свою землю крестьянин, и бывший поденщик, и вольноотпущенник, и городской плебей, вернувшийся в деревню. Превращение этих людей в арендаторов-колонов приводило в конечном счете к постепенному понижению их социального статуса, потере некоторых прав свободной личности и к превращению юридически в зависимого от воли землевладельца человека.

Колонами становились и посаженные на землю рабы. Такая практика известна со времен Веспасиана. Как уже говорилось, землевладельцы были вынуждены в ряде

254

случаев давать рабам в пекулий землю, скот, хижину. Положение такого раба, живущего отдельным хозяйством, обрабатывающего клочок земли и вносившего определенную плату за нее господину, фактически мало отличалось от положения свободного арендатора-колона. Римские юристы иногда называют таких посаженных на землю рабов квазиколонами, т. е. почти колонами. Квазиколоны сидели на участках относительно прочно. Они уже не смешивались с остальными рабами, живущими на вилле, их не вносили в инвентарные книги имения, не передавали по завещанию, т. е. посаженные на землю рабы занимали более высокое положение, чем прочие рабы.

Одним из источников колоната были поселения пленных варваров в пограничных провинциях, особенно в северных и северо-западных. Многие области пограничных провинций были опустошены многочисленными набегами варваров. Для того чтобы ввести их в сельскохозяйственный оборот, римские императоры (широко применял эту меру Марк Аврелий) селили здесь побежденные «варварские» племена при условии небольшой платы за пользование землей и некоторых отработок (при проведении дорог, предоставлении транспортных средств и т. п.). Формирование колоната как специального института было тесно связано с распространением громадных латифундий второго типа (т. е. латифундий с колонами) и упадком рабовладельческих вилл. В последующие столетия колоны превращаются в основную массу сельских работников, в то время как роль рабского труда все более и более снижается.

Городские ремесленники, торговцы.

Городские ремесленники, торговцы. Процветание многих ремесел во всех провинциях Римской империи привело к повышению удельного веса ремесленников в социальной жизни средиземноморского общества. Хотя в большинстве случаев ремесленная деятельность была организована в средних или крупных мастерских, в которых основными работниками были рабы, однако существовали также многочисленные мастерские, где работал сам мастер-хозяин, члены его семьи и один-два раба. В I—II вв. н. э. участились случаи выделения в пекулий рабам небольшой мастерской, часть дохода от которой шла господину. Многие рабы, получившие такой пекулий, впоследствии выкупались на сво-

боду, становились уже владельцами мастерской. Значительная часть ремесленных мастерских и лавок в римских городах II в. н э. принадлежала таким вольноотпущенникам или их потомкам. Эти трудолюбивые и бережливые люди, обязанные достигнутым положением своему труду, обеспечили процветание многих видов римского ремесла. Дошедшие до нас надгробные памятники на их скромных могилах носят надписи, где трогательно прославляются профессии гончаров, сукновалов или кожевников.

Наряду с ремесленниками и торговцами в городах жили люди, которых можно назвать люмпен-пролетариями. Особенно много их было в Риме и в таких крупных центрах Империи, как Александрия, Антиохия и др. Римский люмпен-пролетариат представлял собой паразитическую прослойку: люмпены нигде не работали и жили за счет подачек государства, городских властей и частных лиц. Особенно хорошо было организовано их снабжение в Риме. Около 150—200 тыс. человек (мужчин, у которых были семьи) получали раз в месяц по 5 модиев зерна, немного масла и мяса. При провозглашении нового императора, праздновании юбилейных дат, побед в крупных войнах раздавались подарки и деньги. Для развлечения этой беспокойной и буйной толпы, которая представляла определенную политическую силу, устраивались гладиаторские бои и травли зверей, потешные морские сражения, ристания колесниц. Эта деклассированная масса, требовавшая «хлеба и зрелищ», была готова поддержать любого императора или авантюриста, который бы подкармливал и развлекал ее. Если по каким-либо причинам снабжение плебса оказывалось под угрозой, начинались волнения и погромы, которые представляли опасность для властей. Поэтому все императоры заботливо охраняли привилегии этой прослойки населения, принимали все зависящие от них меры для снабжения ее продовольствием и организации развлечений.

Римская армия в I—II вв.

Римская армия в III вв. Римская императорская армия была не только военной силой, важнейшей частью государственной организации, но и особой социальной прослойкой. Довольно разнородная еще в I в., армия во II в. переживает консолидацию, в ней укрепляются корпоративные связи и

255

постепенно возрастает ее социально-политическая роль в жизни Империи.

Римская армия после ее реорганизации при Августе состояла из трех разных по своему положению частей. Прежде всего — это привилегированная преторианская гвардия, пополнявшаяся из римских граждан италийского происхождения, получавшая в 3,5 раза большую плату, чем легионеры, а также многочисленные подарки. Преторианцы служили лишь 16 лет и после почетной отставки располагали солидным имуществом, позволявшим им влиться в ряды господствующего класса Империи. Основной костяк армии — легионные части комплектовались по принципу добровольного набора из римских граждан, главным образом провинциального происхождения, т. е. принадлежавших к привилегированному сословию в провинциях. Служба в легионах неплохо по тем временам оплачивалась, легионеры, как правило, из остатков своей регулярной платы (после Домициана — 300 денариев в год), из подарков, добычи и расчетной суммы при выходе в отставку (до 3000 денариев) составляли некоторое состояние, получали участок земли и, возвратившись в родной город, вливались в ряды местной городской элиты, избирались в члены совета, управляющего городом, становились декурионами, заводили небольшое рабовладельческое хозяйство.

Третья часть римской имперской армии состояла из так называемых вспомогательных частей, комплектовавшихся из провинциалов, не имеющих прав римского гражданства,— перегринов (галлов, иберов, фракийцев, мавританцев, германцев, сирийцев и др.). Эти части не входили в состав легионов, имели собственную организацию, даже национальное вооружение и экипировку. Вспомогательные части по своей численности не уступали легионам и во II в. н. э. насчитывали свыше 200 тыс. человек. Их служебное положение в общей структуре римской армии было гораздо ниже, чем легионеров: дисциплина строже, наказания суровее, плата ниже (100 денариев, т. е. в три раза меньше, чем у легионера), срок обязательной службы выше (25 лет). Однако жители римских провинций охотно шли и на такие условия. За время военной службы они все-таки могли скопить неко-

торые средства, а самое главное — после выхода в отставку они получали права латинского и римского гражданства, что сразу же ставило их в привилегированное положение в родном городе. Многочисленность вспомогательных войск, а следовательно, массовая раздача прав гражданства при демобилизации служила мощным каналом широкого распространения прав римского гражданства во всех провинциях огромной державы. Новоиспеченные римские граждане, усвоившие латинский язык и приобщенные к более высокой культуре, становились верными защитниками имперского социального и политического порядка. Процесс распространения римского гражданства в Империи во II в. н. э. постепенно вел к стиранию перегородок между легионными и вспомогательными частями, способствовал известной консолидации римской армии, росту ее корпоративного духа, создавал условия для увеличения ее политической роли в будущем.

Определенную социально-экономическую роль в Империи играла повседневная жизнь римских воинских частей. Хотя воины жили в специальных воинских лагерях, для обслуживания этих лагерей продовольствием, снаряжением, ремесленными изделиями около легионных стоянок возникали особые поселки (канабы) ремесленников и торговцев, скупщиков военной добычи, которые со временем превращались в города, включавшиеся в общую структуру имперского хозяйства. Целый ряд современных западноевропейских городов, таких, как Кельн, Вена, Страсбург, Будапешт, Манчестер и многие другие, развились из легионных лагерей и обслуживающих их торгово-ремесленных канаб.

Господствующий класс.

Господствующий класс. Господствующий класс Империи не был однородным и монолитным. В его состав входили сенаторское и всадническое сословья, муниципальная верхушка, состоящая из зажиточных граждан многочисленных городов, собственников рабовладельческих вилл, владельцев крупных мастерских, оптовые торговцы и судовладельцы. Если в I в. до н. э. — I в. н. э. население Империи юридически делилось на жителей Италии, обладающих правами римского гражданства, и более многочисленных, но бесправных провинциалов, то после гражданской войны 68 —

256

Глиняная модель речного судна, нагруженного огромными бочками для вина. III в. н. э. Германия

69 гг. н. э. положение изменилось: многие провинциалы и даже целые общины получили права римского гражданства. В эпоху Антонинов число неграждан еще более сокращается. Таким образом, провинциальное население приобрело все те права и преимущества, что и жители Италии. Из политической организации римских граждан, главным образом живущих в Италии, Римская империя во II в. превратилась в государство всех состоятельных жителей Средиземноморья, и поэтому последние столь ревностно поддерживали римскую императорскую власть.

Мощь Империи II в. н. э. объясняется тем, что ее социальная опора значительно расширилась по сравнению с предшествующим временем.

Наверху социальной пирамиды римского общества находилось сенаторское сословие, состоявшее в эпоху Антонинов уже не только из потомков древнего нобилитета или италийской знати, но и из представителей провинциальной аристократии. Особенно увеличивается число уроженцев восточных провинций: к концу правления Антонинов они составляли треть римского сената. Императоры охотно вводили в сенат провинциальную знать, так как для нужд управления было необходимо знание местных обычаев, языка (в частности, весьма распространенного греческого), а высшие слои провинциального населения как раз и подходили для этой цели.

В состав римского сената включались и потомки свергнутых римлянами местных династий. Наименьшим цензом для сенаторов был, как и прежде, 1 млн. сестерциев. Они занимали высшие посты в центральном правительственном аппарате и армии, управляли провинциями. Основой экономического благосостояния сенаторов было крупное латифундиальное землевладение как в Италии, так и в провинциях, с многочисленными рабами и колонами, собственными ремесленными мастерскими. Сенаторы имели очень высокие доходы — до 600 тыс. сестерциев в год — и носили почетный титул «светлейшего», «совершеннейшего».

Поскольку императорская власть в Риме переходила не от отца к сыну, а по выбору императора и, как правило, из сенатской аристократии, то каждый сенатор мог в конце концов оказаться императором. Когда император чувствовал себя неуверенно на троне, он рассматривал сенаторов как своих соперников и проводил по отношению к наиболее влиятельным из них политику преследований. Антонины сохраняли добрые отношения с сенаторским сословием, а оно поддерживало правящую династию и ее политику. Сенаторское сословие в целом было наиболее прочной опорой императорской власти.

Всадники составляли второе после сенаторов сословие римского общества. Многие   провинциальные   землевладельцы,

257

Римский торговый корабль. Рельеф из Остии. III в. н. э.

среднее командное звено армии и имперской бюрократии стремились попасть во всадническое сословие. Во II в. н. э. всадничество превратилось в служилое сословие, всадники занимали высшие места в имперских канцеляриях, в центральной и провинциальной администрации, армии. Особенно много всадников было на должностях, связанных с взиманием налогов, с арендой императорских сальтусов и рудников. Высшей должностью, доступной всаднику, были должности командующего преторианской гвардией (префект претория) и наместника египетской провинции (префект Египта). Из всадников пополнялось сенаторское сословие. Всадники, служившие в императорском аппарате, получали большое жалованье — 100—300 тыс. сестерциев — и носили почетное звание «выдающихся». Всадники владели имуществом от 400 тыс. сестерциев до миллиона. Многие из них вели крупную торговлю, имели латифундии, крупные ремесленные мастерские.

Сенаторы и всадники принадлежали к высшим сословиям римского общества. Более многочисленными в обществе были, однако, не они, а муниципальная верхушка, т. е. зажиточные жители римских городов (муниципий), разбросанных по всей Империи. Они владели средними по своим размерам имениями и ремесленными мастерскими, занимались сельским хозяйством, ремеслом и торговлей. Из них избирались должностные лица в органы городского самоуправления. К муниципальной верхушке принадлежали люди с состоянием в 100 тыс. сестерциев и выше. В обстановке экономического подъема II в. н. э. хозяйства муниципальных собственников процветали и приносили хороший доход. Их представители ревностно поддерживали императорскую власть, обеспечивающую мир и порядок, возможность нормальной экономической жизни. Муниципальная элита была прочной социальной опорой Римского государства.

Наряду с городской знатью заметную часть населения римских городов составляли владельцы ремесленных мастерских, судовладельцы и торговцы. Среди них было много отпущенных на свободу или выкупившихся рабов. Для I—II вв. н. э. характерно широкое распространение отпущен-

ничества. Отпущенник, приобретая свободу, не порывал с домом своего прежнего господина: он становился клиентом, а бывший господин — патроном. Отпущенники приносили подарки патрону, помогали при материальных затруднениях. Иногда они вели хозяйство имений или мастерских своих господ. Тем не менее отпущенники сколачивали небольшое состояние, открывали собственную ремесленную мастерскую или лавку, покупали имение и благодаря своему трудолюбию и энергии превращали их в доходное предприятие. Как правило, это были люди среднего достатка, и основными сферами их деятельности были ремесло, торговля, финансовые операции. Дошедшие до нас изображения вольноотпущенников на надгробных памятниках показывают людей скромных, но сохранивших личное достоинство, энергичных и проницательных, гордящихся своей профессией.

6. Социальные противоречия.

В эпоху Антонинов римское Средиземноморье достигло большого экономического подъема. Удается поддерживать уровень сельского хозяйства, ремесла; процветает торговля. Возникают новые города, они застраиваются жилыми домами, прекрасными общественными зданиями, их улицы и площади покрываются камнем. Население римских городов живет интенсивной жизнью: занимается земледелием, трудится в ремеслен-

258

259

бы в небесной сфере. Правительство рассматривало восточные культы как оппозиционные религии, с тревогой следило за их проникновением в массы населения. За религиозными коллегиями и общинами был установлен строгий надзор.

Существующие острые социальные противоречия и разные формы их проявлении были естественным явлением в столь сложном социально расчлененном обществе, какой была Средиземноморская империя I—II вв. И мастерство общей социальной политики Империи заключалось в том, что центральное правительство

умело и твердо поддерживало известный социальный консенсус, предотвращало обострение имеющихся напряженностей, предупреждало переход их в разрушительные восстания или кровопролитные гражданские войны, как это было в конце Республики.

В целом население Средиземноморья пользовалось в I—II вв. известным социальным спокойствием, которое позволяло вести цивилизованный образ жизни, заниматься активной и доходной хозяйственной деятельностью, использовать достижения высокой античной культуры.

1. Общественные настроения и религиозные искания в римском обществе.

I—II столетия Римской империи были временем активных религиозных исканий и интенсивного религиозного творчества, в процессе которых произошли существенные трансформации традиционных культов, формирование новых религиозных систем. Активное религиозное творчество эпохи ранней Римской империи определялось прежде всего наличием новой реальности того времени, созданием средиземноморского общества, мировой Империи как самого крупного политического образования и новой античной культуры, впитавшей в себя достижения составляющих Империю народов.

Довольно интенсивные экономические связи между римскими провинциями, известное социальное спокойствие, формирование цивилизованного образа жизни широких слоев населения Империи, максимальное раскрытие рабовладельческих отношений и их распространение по всему Средиземноморью порождали новые мировоззренческие идеи, общественные настроения в различных слоях имперского общества, находившие яркое отражение в их религиозном сознании.

Одним из важных факторов религиозной жизни I—II вв. стало реформирование традиционной римской религии и создание официальной религиозной идеологии и государственного имперского культа для наиболее глубокого и массового обоснования

огромной власти римского императора и стоящих за ним господствующих классов. К разработке концепции императорского культа приступил уже Август, но ее формирование закончилось лишь к концу I в. Суть этой доктрины состояла в том, что римский император рассматривался как представитель божественных сил, и прежде всего всемогущего божества Юпитера Наиблагого и Величайшего, который мудро и справедливо управляет римской ойкуменой, даруя мир, благополучие и счастье всем ее жителям. Гений царствующего императора как носитель божественного начала является своего рода одной из ипостасей богини Ромы — олицетворения римской государственности, идеи града Рима как центра вселенной. Пытаясь преодолеть формализм и сухой прагматизм традиционной римской религии, создатели нового культа императорского гения и богини Ромы попытались связать его с выполнением высоких моральных норм благочестия, добродетельной жизни, за которые его последователи должны были получать общественное признание и божественное воздаяние. Для разработки теологии императорского культа самым широким образом использовались основные положения философии римского стоицизма о высшем разуме, управляющем мудро и справедливо, и нравственном долге людей, терпеливо выполняющих свои обязанности в государстве, обществе, семье. Царствующие императоры не жалели средств на организацию императорского культа. Во всех

260

261

Статуэтка сидящей на троне Афины Минервы (видимо, привозная). Вторая половина II в. н. э. Хранится в Кёльне

262

Рождение Митры из скалы. Рельеф. II в. н. э.

шиеся в восточных провинциях, несли с собой почитание традиционных римских и италийских богов. Оседание иудейских переселенцев в Египте, городах Малой Азии, даже в Италии (так называемая диаспора) привели к распространению культа Яхве далеко за пределами собственно Палестины. Переселенцы, хотя и исповедовали свои национальные культы, тем не менее не могли не остаться вне воздействия новой среды обитания, и, в свою очередь, их религиозные идеи оказывали влияние на местное население. Так, не без влияния иудейских воззрений среди населения восточных провинций и даже в Италии распространяется идея пришествия мессии, божьего посланца, который должен в определенный момент прийти и поразить обидчиков, защитить угнетенных, перестроить мир на началах добра и справедливости.

Однако ни одна из религиозных систем, существующих у многочисленных народов Римской империи, будь это сложная и таинственная египетская древняя или элли-

нистическая религия, иудейский монотеизм, солярный культ иранского Митры или культ Юпитера Величайшего и Всеблагого, Сильвана или Геракла, при всей ее популярности и относительно широком распространении не могла стать имперской религиозной системой, захватить чувства и отразить умонастроения большинства населения, создать такую теологию, которая бы давала ответы на острые и волнующие многих вопросы, такой культ, который был бы торжественным и демократическим, простым и таинственным, не могла создать нравственно-этическую систему, которая могла бы выявить и освятить лучшие стороны человеческого существа. Однако рождение такой религиозной системы в общественной и религиозной обстановке Империи I—II вв., так сказать, носилось в воздухе.

Такой религиозной системой стало рождающееся и формирующееся христианство.

2. Основные источники по истории христианства I—II вв.

По истории раннего христианства сохранилось большое количество самых разнообразных источников. Они могут быть разделены на разные категории: канонические книги Нового Завета, рассматриваемые клерикальной наукой в качестве священных, т. е. богодухновенных, текстов; апокрифические (неканонические) произведения, повествующие о жизни и проповеди Иисуса Христа, его апостолов, но не признаваемые церковью в качестве священных текстов; сюда же можно отнести произведения так называемых отцов церкви, т. е. выдающихся деятелей христианской церкви II—III вв. Особую категорию источников составляют произведения иудейской традиции (Талмуд), к которым можно причислить богатейшее собрание кумранских документов, а также труды выдающегося иудейского историка Иосифа Флавия. Ценнейшие сведения о древнейшем христианстве содержатся в различных произведениях собственно античной литературы, а также многих античных писателей, в которых нет прямых упоминаний о христианах, но содержится много сведений об общей культурной обстановке и общественных настроениях в Империи, на фоне которых формировалось христианство, например произведения Сенеки, Эпиктета, Плутарха, Aпу-

263

Кувшин с двумя ручками. III в. н. э. Кёльн. Изображен бог Митра — Солнце в лучистой короне перед пламенем алтаря. За Митрой двойной крест — символ света и солнца

лея, Марциала, Ювенала, Филострата и многих других.

Наконец, особую и довольно информативную группу источников по истории раннего христианства представляют собой памятники христианской археологии, подземные христианские кладбища-катакомбы, остатки древнейших христианских базилик, отдельные предметы христианского культа, древнейшие христианские надписи.

Основой основ всех наших знаний о раннем христианстве являются канонические книги Нового Завета. В состав Новозаветного канона вошли 27 произведений различного характера, которые были утверждены как канонические, священные (т. е. богодухновенные) на Карфагенском Вселенском Соборе 419 г. Среди этих произведений четыре Евангелия (от Матфея, от Марка, от Луки, от Иоанна), их авторство приписывается ближайшим ученикам Иисуса Христа, апостолам Матфею и Иоанну и ученикам второго поколения Марку и Луке. В Евангелиях дано обстоятельное изложение земной жизни Христа как воплотившегося в человеческий образ сына Божия, его вероучение, чудеса и проповедь в различных областях Палестины. Из них три Евангелия (от Матфея, от Марка, от Луки) довольно близки друг другу по характеру изложения и содержанию, и потому их

обычно называют синоптическими (от слова «синопсис» — общий обзор, свод). Датировка создания Евангелий является очень сложной и одной из самых дискуссионных проблем. Наиболее распространенная точка зрения признает древнейшим Евангелие от Марка, самым поздним — Евангелие от Иоанна, временем их составления — вторую половину I в. и начало II в. н. э. В состав Новозаветного канона входят также Деяния апостолов, посвященные деятельности первоучеников Иисуса Христа по распространению евангельского вероучения вне Палестины, включая Сирию, Малую Азию, Грецию и даже Рим. Деяния апостолов скорее всего были составлены в начале II в. и более или менее одновременны поздним Евангелиям. Особой частью Канона является 21 Послание апостолов, из которых 14 принадлежит апостолу Павлу, 3 — Иоанну, 2 — Петру и по одному Иакову и Иуде (не Иуде Искариоту — предателю Иисуса, а другому апостолу с таким же именем).

Послания апостолов представляют собой письма наиболее авторитетных последователей нового вероучения отдельным общинам верующих первохристиан (например, галатам, эфесянам, коринфянам, римлянам), живущих в тех или иных городах, или отдельным верующим, в которых дается толкование различных вопросов вероучения, борьбы с еретиками, отношения к

264

Бог Митра, убивающий быка. III в. н. э.

язычникам, внутренней жизни общин и др. Если авторство Павла (во всяком случае, для некоторых посланий) и, возможно, Иоанна признается большинством исследователей аутентичным в целом, послания других апостолов (Петра, Иакова, Иуды) являются предметом острых научных дискуссий. Видимо, большая часть посланий была составлена в последней четверти I в. Особое место среди новозаветных книг занимает Откровение, или Апокалипсис Иоанна, возможно, самое раннее из канонических книг, составленное в конце 60-х годов (Ф. Энгельс датирует его более точно — 68—69 гг.). Оно приписывается апостолу Иоанну и содержит рассказ о его видениях во время ссылки на остров Патмос, в которых ярко переда-

ются картины грядущего пришествия Мессии — Христа, сцены Страшного суда над грешниками и установление тысячелетнего царства Божьего — Небесного Иерусалима для верных последователей христианского вероучения.

Несмотря на острые дискуссии по многим проблемам источниковедения канонических книг Нового Завета (авторство, датировка и последовательность отдельных произведений, проблемы вероучения и организации жизни первохристианских общин), в целом канонические книги содержат огромный информативный материал, являются ценнейшим источником по истории первоначального христианства I в. н. э. — происхождение христианства, организация

265

271

Раннехристианская надгробная надпись с изображением символических фигур. III в. н. э.

торой не могли дотянуться длинные руки местной и центральной администрации, укрепляли внутреннюю убежденность личности, освящали неприятие существующих порядков, противостояли всем принятым моральным и нравственным ценностям чуждого им общества, делали первых христиан, при всей их внешней покорности, стойкими противниками существующего режима, как режима греховного. В условиях могучей Империи, в сущности говоря, это была самая правильная тактика противостояния первых христиан, принятия ненасильственных методов борьбы, и эта тактика в конечном итоге привела к победе христианства, превратила его из гонимой религии в религию господствующую.

Главные положения раннехристианского учения определяли особенности культовых действий первых христиан и организационную структуру ранних общин. Первые христиане отказались (да на первых порах и не имели материальных средств) от пышных празднеств, огромных жертвоприношений, театрализованных представлений, грандиозных шествий. Они предпочитали тихие собрания в уединенных местах на окраинах городов или около кладбищ, в подземных сооружениях, катакомбах; старались собираться вечером после трудового дня или ранним утром, когда становилось малолюдно, тихо и спокойно. На этих собраниях они слушали чтение отрывков из имеющихся священных текстов, особенно из Евангелий, внимали проповеди какого-либо вдохновенного проповедника, часто пришлого, которого считали наделенным божественной благодатью (харизмой), тихо пели гимны-псалмы, совершали скромную трапезу-ужин, на которой вкушали немного хлеба, запивая его вином,— обычный ужин скромного земледельца того времени. По

мере создания евангельской традиции трапеза-ужин стала восприниматься как единение верующих с Христом через поедание частички его тела (хлеба) и крови (красное вино). Члены общины называли себя братьями и сестрами.

Во II—III вв. стали строить особые молельные дома, символом которых становился крест, на котором распяли Христа. С конца III в. молельный дом стал принимать форму хорошо известного в римской архитектуре здания базилики, обычно трехнефного сооружения с особым пьедесталом около одной из длинных сторон здания. Но для цели богослужения традиционная форма базилики была переработана, ее интерьер перестроен. Из этой перестроенной формы впоследствии был выработан особый тип христианского храма, но с сохранением прежнего античного названия «базилика». В I—II вв. каких-либо статуй или изображений Иисуса Христа, Богоматери еще не было, поскольку считалось, что передать в конкретном образе абсолютную божественность невозможно, а традиции передачи земного облика Иисуса Христа еще не сложилось. Первые его изображения появляются в III в. Они обычно носят сугубо символический характер. Так, Иисус Христос изображался в виде очень молодого человека-пастуха, символ пастыря верующих, несущего на плечах заблудшую овцу как символ согрешившего человека. Популярными изображениями стали символ рыбы, поскольку греческое написание рыбы ιχθυσ считалось зашифрованным обозначением имени Иисус Христос сын Божий Спаситель.

Лишь в IV в. появляются первые портретные изображения Иисуса Христа в образе молодого мужчины с нимбом вокруг головы в розовом хитоне и Богоматери с

272

Одно из самых ранних изображений Богоматери с младенцем Иисусом. Фреска. IV в. н. э.

младенцем на руках, которые в последующие столетия стали прототипами их многочисленных воспроизведений как в скульптуре, так и в живописи. Первые символические изображения рисовали обычно на стенах катакомб, позднее — на деревянных досках и называли их греческим термином έικον, т. е. иконами, дословно — изображением. По традиции, заимствованной у язычников, иконы украшали цветами и возжигали перед ними светильники, по-гречески — лампады.

5. Социальный состав раннехристианских общин.

Новое вероучение рождалось и было обращено в первую очередь к страждущим и обремененным, плачущим и кротким, т. е. к обездоленным низшим слоям трудящегося народа. Однако с самого нача-

ла новое вероучение не было закрыто и для представителей более зажиточных слоев, от которых требовали, правда, широкой благотворительности. Из первых учеников Иисуса Христа апостол Матфей был мытарем, т. е. сборщиком податей, Иоанн имел хозяйство в Капернауме и дом в Иерусалиме, был лично знаком с первосвященником, Петр и Андрей также принадлежали к обеспеченному дому. Таким образом, уже состав первой общины был довольно разнообразным, однако новое вероучение получало особую популярность и особое признание именно в низших слоях населения Палестины, Сирии, Малой Азии, Египта. Насколько можно понять из сообщения Тацита, члены римской христианской общины принадлежали к низам городского населения. Довольно много в христианских общинах было рабов и, как отмечают античные критики христианства (Цельс), много женщин и детей. Насколько можно судить по нашим многочисленным источникам, в первых христианских общинах преобладало в основном городское население, в то время как сельские жители, видимо, были более тесно связаны с культами исконных земледельческих богов, традиционно популярных среди различных категорий земледельческого населения. Как показывает анализ Деяний и Посланий, уже к концу I в. христианские общины существовали во многих крупнейших городах восточной половины Римской империи — в Иерусалиме, Антиохии, Тарсе, Эфесе, Фессалониках, Коринфе, Александрии и, наконец, в самом Риме. Как показывают археологические свидетельства, христианские общины существовали в 70-х годах I в. в Помпеях и Геркулануме, т. е. в италийской глубинке. С середины II в. наблюдается сильный приток в христианские общины, и среди новых адептов увеличивается наряду с бедным людом число состоятельных людей, разочарованных в ценностях античного образа жизни, растущими трудностями в экономике Империи, социальными конфликтами в обществе, произволом имперской бюрократии. Люди все более и более устают от бездумного потребительства, внутренней пустоты, разочарованности в имперских идеалах, бездуховности жизни, они находят себе утешение и покой в высокой нравственности христианской этики, простом и чистом культе,

273

1. Общие условия развития римской средиземноморской культуры.

В I—II вв. римское общество достигло своего наивысшего расцвета в экономической, социальной и политической областях. На это же время приходятся крупные сдвиги в культурной жизни, главным итогом которых было создание качественно новой средиземноморской культуры, которая, развиваясь на собственно римско-италийской основе, впитала в себя достижения многочисленных народов, вошедших в состав имперского государства. В римском Средиземноморье сложились новые экономические, социальные и политические условия, в рамках которых формировались главные особенности культуры как нового исторического феномена. Одним из основных таких условий было возрастание материально-экономического потенциала общества, располагавшего ресурсами многочисленных и богатых средиземноморских регионов. Римское имперское правительство создало стабильно функционирующую экономику, хозяйственную устойчивость, снабжение общества продовольственными продуктами и ремесленными изделиями. Прибыльное имперское   хозяйство   обеспечивало  довольно

высокий уровень благосостояния не только высших, но и средних классов, оживленную торговлю в рамках громадной римской ойкумены, на основе которых была создана продуманная налоговая система. Она поставляла в государственную казну огромные материальные средства, использовавшиеся на разные, в том числе и культурные, цели.

В бедном обществе нет достаточного экономического потенциала для создания высокой культуры. Римское общество I — II вв. было богатым, видимо, самым богатым из всех древних обществ, и обеспечило хорошую материальную базу для создания и распространения новых культурных ценностей.

Римское имперское общество было одним из сложных во всем древнем мире по своей социальной структуре. Его характерной особенностью были чрезмерная гетерогенность, разнородность, сосуществование самых различных общественных укладов от почти первобытных образований, как, например, в областях Подунавья или римской Мавритании, до высокодифференцированных структур греческих полисов, эллинистических государств, Древнего Египта или классических рабовладельческих систем

275

собственно римско-италийских областей. Вместе с тем в обществе набирает силу тенденция к внедрению зрелых рабовладельческих структур из Италии, классических полисов Греции во всех регионах Империи, процесс романизации, что приводило к известной социальной унификации Империи. Все это обусловило создание усложненной, пронизанной многочисленными противоречиями социальной суперсистемы и предопределило постоянную социальную напряженность, непрерывный поиск возможных решений проблем, т. е. создавало атмосферу, благоприятную для размышлений, экспериментов, поиска новых идей, концепций, культурных ценностей.

Подвижная динамическая структура римского средиземноморского общества не только обеспечивала благоприятные условия для создания культурных ценностей, но и формировала особый общественный слой, который должен был реализовывать эти условия. В Империи впервые в истории древних обществ появилась особая общественная прослойка, которую можно определить как античную интеллигенцию. К ней относились учителя, грамматики, риторы, странствующие философы, архитекторы, зодчие, скульпторы, поэты и писатели, жречество многочисленных религиозных культов. Для обеспечения строительства, интенсивного внедрения урбанизма и городского образа жизни, многочисленных празднеств, для повседневных нужд управления грандиозной супердержавой в обществе резко возросла потребность в особой категории людей, выполняющих интеллектуальную работу,— интеллигенции. Формируясь в недрах общества, римская интеллигенция включала в свой состав, как это ни парадоксально звучит, довольно много рабов. Любопытнейшим фактом культурной истории римского Средиземноморья является безымянный характер множества произведений архитектуры, зодчества, скульптуры, который объясняется, видимо, тем, что их создателями были рабы, авторство которых не могло признаваться юридически.

Состояние и эволюция любой культуры определяется в значительной степени тем образом жизни, который, с одной стороны, обусловливается общими социально-экономическими условиями, с другой — формирует соответствующий тип личности как

основного потребителя и создателя культурных ценностей. При всем различии социального положения и духовного облика общественных слоев можно говорить о формировании некоторых общих черт образа жизни среднего римского обывателя I— II вв., который в целом отличался от образа жизни не только типичного гражданина классических греческих полисов, но даже римлянина эпохи Республики.

Существенным фактором культурной жизни населения стало создание огромного Римского государства, супердержавы своего времени. Существование такого громадного, стабильного и процветающего государства рождало особое чувство гордости, силы, уверенности и всемогущества. Это чувство было достоянием не только правящих и господствующих классов, оно проникало и усваивалось в средних слоях, создавало особый духовный и психологический климат. К тому же довольно высокий уровень экономического благосостояния этих слоев, наличие местного самоуправления, позволявшее римским гражданам реализовать свои потенции в общественной и политической деятельности, при умелой нейтрализации социального недовольства многочисленных рабов и поддержании общественного порядка в Империи, порождали благоприятную атмосферу для творчества и создания культурных ценностей. Своего рода показателем такой благоприятной атмосферы является довольно высокий уровень грамотности населения Империи в I—II вв. (возможно, до 50%, хотя точные статистические данные неизвестны), и дело не только в элементарной грамотности, но также и в том, что интеллигенция в принципе была многоязычна, т. е. знала не только латынь, но и греческий язык, а в провинциях наряду со своим родным языком владела этими основными, так сказать, государственными языками.

Фундаментальной особенностью средиземноморской культуры I — II вв. был ее городской характер. В своей основе это была урбанизированная культура со всеми вытекающими отсюда последствиями. В данный период Римской империи города были в большей степени центрами цивилизованного образа жизни, чем в предшествующие периоды древней истории, да и в последующую эпоху средневековья. Римский город отличался высоким уровнем

276

План Тимгада (Северная Африка):

1 — главные ворота; 2 — северные ворота; 3 — Потерна; 4 — форум; 5 — курия; 6 — храм; 7 — театр; 8 — термы; 9 — библиотека; 10 — собор; 11 —христианские церкви

благоустройства, разнообразием культурных учреждений, интенсивностью общественной и культурной жизни. Непременной частью его было наличие нескольких театральных зданий, амфитеатров, цирков и стадионов, храмов, терм, общественных библиотек, благоустроенных, ук-

рашенных статуями и картинами площадей, на которых могли выступать бродячие проповедники или риторы, поэты или философы. Имперская городская среда создавала капризного, грамотного горожанина, который был основным потребителем культурных ценностей, что не могло не способст-

277

Центральная улица в городе Тимгаде (Северная Африка). III в. н. э.

вовать общему прогрессу культуры, утверждению цивилизованного образа жизни в целом.

Интенсивная культурная жизнь городского населения шла не только в столице, крупных италийских городах (Путеолах, Кумах, Медиолане или Сиракузах), не только в традиционных центрах классической греческой или эллинистической цивилизации, таких, как Афины, Коринф, Родос, Александрия, Антиохия, но и во вновь основанных городах западных провинций, например в Лугудуне (Лион), Арелате (Арль), Колонии Агриппина (Кельн), Виндобонне (Вена), Новом Карфагене (Картахена), Кордубе (Кордова) и многих других. Строительство городов и внедрение муниципальных порядков римско-италийского типа были составной частью общего процесса романизации римских провинций как распространения цивилизованного образа жизни по

всему пространству Империи. Политика романизации в целом благоприятствовала культурному развитию средиземноморского мира, особенно в западных провинциях. Вместе с тем центральная власть была достаточно осмотрительна и осторожна, чтобы избежать грубого и насильственного навязывания своего образа жизни провинциальному населению. Римляне учитывали местные традиции и применительно к ним меняли формы романизации, охотно заимствуя культурные достижения других народов. Подобная политика не только способствовала процессу культурного взаимодействия внутри Империи в целом, но и приводила к созданию особых типов провинциальных культур, например римско-испанской, римско-галльской, римско-дунайской, римско-египетской и т. д., которые представляли собой плодотворное сочетание собственно римско-италийских и

278

Римский амфитеатр и театр в городе Арле (Франция). Современное состояние

местных начал и создавали творческое разнообразие взаимообогащающихся культурных потоков в рамках средиземноморской ойкумены.

И еще один новый фактор культурного развития начал свое действие в Римской империи I—II вв.— выработка и последовательное проведение определенной государственной политики со стороны центральной власти. В сущности, в любом, даже самом деспотическом государстве, например в Древнем Египте или Древнем Китае, формируется определенная политика в области культуры, однако из всех древних обществ именно Империя в I—II вв. стала рассматривать формирование особой политики в области культуры как одну из важных государственных задач. Эта политика принимала разные формы: основание системы

общеобразовательных школ (включая школы грамматиков и риторов) во всех более или менее крупных городах Империи с оплатой работавших там преподавателей, активное строительство театральных зданий, библиотек, государственное финансирование известных культурных центров и действующих там философских или ораторских школ, например в Афинах, Родосе, Антиохии, Александрии, не говоря о столице Империи Риме. Римские императоры (и здесь пример подал основатель Империи Август) и их окружение оказывали всяческое покровительство многим поэтам, философам, юристам, медикам, ученым. Не случайно крупнейшими представителями римского стоицизма были вельможа Сенека и император Марк Аврелий. Почти все римские императоры I—II вв. были хорошо

279

образованными и культурными людьми, которые считали своим долгом покровительствовать развитию культуры.

2. Система культурных ценностей.

Римская средиземноморская культура, являясь закономерным продолжением собственно римско-италийской, была во многих своих компонентах новым историческим явлением. Она в значительной степени утратила свой узкий полисный, так сказать, «национальный» характер и приобрела космополитические черты. Ее имперский характер выражался не только в том, что жители Рима и Сиракуз, Александрии и Лугудуна, Фессалоник и Кордовы жили в одном государстве и в целом имели если не одинаковый, то похожий образ жизни. В рамках новой «мировой» культуры сформировалась своя система культурных ценностей, которая пронизывала составные части и направления культурной жизни, философию и религию, литературу и искусство, архитектуру и науку. Эта система ценностей предполагала особый стиль жизни, включающий довольно благоустроенный городской быт, известный уровень благосостояния, гордость за великую державу, сильную и благодетельную для всех подданных власть Рима, апелляцию к некоторым общечеловеческим ценностям. Вместе с тем по мере укрепления имперской власти и ее центрального и провинциального аппарата, широчайшего развития рабства и его глубокого проникновения во все поры общества формируются мировоззрение и психология подданного, сервилизм и угодничество, оборотной стороной которых были презрение к труду, паразитизм, животное потребительство и безудержное стремление к материальным благам и низменным удовольствиям. Эти черты образа жизни имперского подданного, его духовные ценности нашли великолепное отражение в лучших произведениях своего времени: стихотворениях Горация с его знаменитым лозунгом carpe diem — «лови день», романе Петрония «Сатирикон» с его жуткой картиной морального разложения общества, в сатирах Ювенала, сформулировавшего главное правило римского паразитизма panem et circenses — «хлеба и зрелищ».

Для сложившейся в I—II вв. системы культурных ценностей характерно глубокое противоречие между довольно высоким уровнем цивилизации и потребительским

характером культуры, ведущим к паразитизму, моральному опустошению и общей апатии. Конечно, не все слои и классы сложной общественной структуры римского Средиземноморья разделяли такую систему ценностей. В целом можно сказать, что она была приемлема для большей части городских жителей, в то время как сельское население, среди которого было много рабов, различных категорий зависимых людей (колонов, адскриптициев, должников), а также низшие слои свободного крестьянства руководствовались другой системой жизненных координат, другим образом жизни, наполненным тяжким трудом, заботой о семье, строгой моралью и необходимостью выполнять свои обязанности.

В разнородном римском обществе нельзя выделить какую-либо одну ведущую мировоззренческую систему. Можно говорить о трех различных типах мировоззрения. Для высших классов такую роль выполняла философия позднего, или римского, стоицизма, представленного такими выдающимися философами, как Сенека, Эпиктет и император Марк Аврелий.

Согласно Сенеке, весь видимый мир есть порождение вселенского божественного разума, который мудро устроил космос, равномерно распределив в нем добро и зло. Венцом творения является человек, в котором так или иначе заключена частица мирового божественного разума. Однако большая часть людей за повседневными делами, погоней за внешними благами, властью и богатством как бы подавляет в себе эти божественные искры. Удаляясь от божественного разума, люди предаются злу, нарушают законы природы, влачат жалкое, полное суеты существование. Лишь лучшие люди, особенно познавшие законы природы, устройства мира, как бы разжигают искры заключенного в них божественного разума, освобождаются от давления жизненных обстоятельств, затягивающей трясины богатства, власти, удовольствий, обретают внутреннюю свободу и устойчивое счастливое существование. Мудрец должен стремиться к преодолению внешних соблазнов, быть равнодушным как к привалившему счастью, так и терпеливо сносить обрушившееся на него несчастье, бедность, болезни, даже порабощение. Согласно учению стоиков, мудрый человек не может отделяться от мира, он должен жить в об-

280

281

висимые колоны и вольноотпущенники, бесправные юридически рабы познавали несложную истину о природном равенстве людей, об относительности юридических перегородок между ними, приходили к познанию высшей ценности добродетели, милосердия, нравственных отношений между людьми, истин, к которым римские стоики приходили сложным умозрительным путем.

Живущие в условиях жестокого имперского управления со своими повседневными заботами, связанные с ближайшими муниципальными, а зачастую с сельскими, как правило, избираемыми ими же самими, властями, простые труженики воспринимали власть провинциального наместника, а тем более божественного императора в Риме, как далекую абстракцию и относились к ним как к некому чуждому символу, власти которого нужно подчиняться, но какого-либо горячего чувства поклонения, конечно, не испытывали. Именно в этой среде постепенно вызревали и укреплялись первые элементы христианской религии, которая стала аккумулятором различных народных мировоззренческих систем.

3. Система античного воспитания и образования (пайдейя), культура.

Каждое общество на любом крупном этапе своей истории создает особую систему воспитания и образования как одно из основополагающих направлений культуры. Любая система воспитания и образования есть система воспроизводства основных носителей и потребителей сложившегося образа жизни, производства и культуры, которые в своей совокупности составляют данное общество и должны решать возникающие перед ними задачи. В примитивных структурах, где решаются относительно простые задачи, создается простая система воспитания и образования. В высокоорганизованных обществах она достигает большой сложности. Римская средиземноморская империя по всем своим параметрам была одним из самых высокоорганизованных обществ древнего мира, и система воспроизводства его основных носителей была одной из самых сложных и богатых в древности.

Имперская система воспитания и образования развивалась на римско-италийской основе и вместе с тем многое заимствовала от греческой и эллинистической педагогики, и к I—II вв. представляла собой довольно продуманный и стройный комплекс,

который предполагал три последовательные ступени обучения. Первая, или начальная, ступень называлась ludus или schola (отсюда и русское слово школа). Обучение в школе начиналось с 7 лет и продолжалось около 4—5 лет. Это была массовая школа, в которой за небольшую плату, вполне доступную широким слоям населения, обучались совместно мальчики и девочки. Начальные школы были частными; утвержденных программ не существовало. Такую школу открывал на свой страх и риск склонный к преподавательской деятельности образованный человек. Очень часто такие школы не имели крытых помещений, занятия проходили на открытом воздухе в городском саду или на городской площади, где-нибудь в углу портика за матерчатой занавеской. Ученики повторяли уроки за учителем вслух и делали записи на особых досточках. Программа обучения была минимальной: ученики должны были научиться читать, считать, обучались некоторым элементам литературы, чаще всего заучивали наизусть стихи поэта Вергилия. Основная цель начальной ступени — обучение грамотности и началам арифметики, которые требовались в повседневной жизни широким слоям населения, включая некоторые категории рабов.

Средней ступенью обучения была школа грамматика. Она предполагала довольно высокую плату за обучение и более развернутую образовательную программу, включающую пять дисциплин: латинскую литературу, основы римского права, начальные знания по философии, греческий язык с элементами греческой литературы, наконец, математику с основами астрономии. Обучение в школе грамматика продолжалось около 4 лет и проходило в небольших группах, причем основное внимание уделялось работе с каждым учеником.

Высшая ступень обучения — школа ритора — представляла собой логическое продолжение грамматической школы. Как правило, обучение в школе ритора начиналось с 16 лет и продолжалось 3—4 года. Плата за обучение была очень высокой, и количество обучающихся было небольшим. Школа ритора была школой сугубо элитарной и предполагала весьма насыщенную программу: кроме пяти предметов предшествующей ступени, которые повторялись на более высоком уровне, изучались еще два

282

283

воспитание. Римская система образования была более прагматичной, более утилитарной, чем греческая, хотя и ее основная цель состояла в овладении предметами гуманитарного цикла, особенно права и ораторского искусства.

4. Античная (греко-римская) литература.

Римская литература, как и художественная литература любого другого народа, была органической частью культуры средиземноморского общества, важнейшим направлением культурного творчества населявших его народов, выражающей в художественной форме особенности национальной жизни и народной психологии. С начальных периодов своего существования она находилась под сильным влиянием других литератур, особенно классической греческой и эллинистической.

Процесс взаимодействия различных литератур продолжался и в период ранней Римской империи, что придало римской литературе средиземноморский, так сказать, античный характер, хотя доминирующую роль в ней играли собственно римско-италийские основы.

Заимствуя и перерабатывая различные художественные традиции населявших Империю народов, римская литература отражала господствующие общественные настроения, формировала новые мировоззренческие системы, выражала религиозные искания. Общественная и культурная жизнь такого сложного общества, как римское средиземноморское, на протяжении двух с половиной веков своего существования не стояла на месте и прошла несколько этапов, которые, естественно, получили отражение и в процессе литературного творчества. Его можно в целом разделить на три больших этапа, которые получили условное обозначение как золотой (время Августа, 44 г. до н. э.—14 г. н. э.), серебряный (правление династий Юлиев — Клавдиев и Флавиев, I в. н. э.) и бронзовый век (II в.) римской литературы.

Правление Августа было временем формирования новых общественно-экономических и политических структур рождающегося имперского общества, мировоззренческих систем, новой имперской морали. Общество, пережившее страшную гражданскую войну, унесшую сотни тысяч жителей, потрясшую до основания прежний республиканский порядок, традиционную нравст-

венность и мораль, нуждалось в новой системе культурных ценностей. Однако новое мышление должно было утверждать свои приоритеты в ожесточенных столкновениях с традиционной системой полисных ценностей. В напряженную борьбу старого с новым была вовлечена и римская литература. Август прекрасно понимал ее роль в становлении имперского режима, разработке и утверждении нового имперского мышления, проводил целенаправленную политику в области литературы. При этом он преследовал вполне определенную цель создания официальной, т. е. выражающей не столько интересы общества, сколько интересы существующего режима, литературы. Однако счастливой особенностью правления Августа было известное совпадение интересов широких слоев римского общества и правительства, благодаря чему создавалась благоприятная в целом идеологическая и психологическая атмосфера для интенсификации литературного творчества.

В правление Августа римская литература достигла своего высшего расцвета: были созданы шедевры всемирной литературы, обогатившие ее сокровищницу. Высший расцвет римской литературы связан с творчеством трех гигантов римской поэзии — Вергилия, Горация и Овидия, а также автора грандиозного исторического труда Тита Ливия, сумевших в своем творчестве наиболее адекватно выразить общественные настроения и искания своей сложной переходной эпохи.

Публий Вергилий Марон (70—19 гг. до н. э.), уроженец Северной Италии, сын мелкого землевладельца, смог получить хорошее образование, был замечен одним из приближенных Августа Цильнием Меценатом, получил от него в подарок приличное поместье и стал как бы официальным поэтом рождающегося принципата. Перу Вергилия принадлежат три главных произведения, прославивших его имя,— «Буколики» (42—39 гг. до н. э.), поэма о земледелии «Георгики» (37—30 гг. до н. э.) и историко-мифологическая поэма «Энеида» (29—19 гг. до н.э.).

Все эти жанры были традиционными для римской и эллинистической поэзии, но Вергилию удалось в условной форме этих известных жанров через собственную систему художественных образов отразить наиболее жгучие искания и общественные

284

285

Надгробие, изображающее Энея, несущего на плечах своего отца Анхиза и ведущего своего сына Юла-Аскания. II в. н. э. Германия

времени Августа и больше, чем кто-либо из других поэтов, способствовал формированию имперской этики, морали верноподданного нового режима. Неудивительно, что Гораций стал одним из любимых поэтов Августа, который щедро одаривал своего фаворита.

Перу Горация принадлежит несколько известных произведений: небольшой сборник стихотворений сатирического характера, эподов и сатир, четыре книги «Од», или «Песен», лирического характера, в которых автор выражает свое отношение к разным сторонам жизни и поведения человека, две книги «Посланий», или «Писем», более глубокого содержания, в которых автор затрагивал вопросы этики, проблемы эстетики, литературного творчества, и рассчитанные на образованную часть римской публики. Своего рода завершением творческой биографии Горация стала написанная им по заказу самого Августа «Песнь столетия» — величественный гимн римскому государству и римскому образу жизни, который был исполнен во время празднования одного из

самых торжественных праздников Рима — «Столетних игр» в 17 г. до н.э. На первый взгляд, сборники небольших произведений Горация, посвященные мелким темам (поэт иронически называл их «пустяками» — «nugae»), представляли собой, так сказать, рядовое явление римской поэзии.

На самом же деле в стихах Горация в высокохудожественной форме была развенчана старая система выродившихся нравов, особенно проявившаяся во время братоубийственных гражданских войн, и провозглашалась новая система моральных ценностей, которую поэт связывал с рождением нового монархического порядка. Эта система предполагала частную жизнь человека с его маленькими радостями, честное выполнение им своих обязанностей, отказ от политической активности, которая теперь возлагается на императора, сосредоточение главного внимания на внутреннем мире человека. В сущности говоря, в произведениях Горация концепция поведения подданного имперского режима противостояла морали свободного гражданина как политически активного члена своего государства. Однако значение творчества и идей Горация далеко не исчерпывается лишь разработкой моральных норм нового имперского подданного. Тонкий и глубокий мыслитель, Гораций разрабатывает и обогащает некоторые общечеловеческие моральные ценности — доброжелательность, честность, милосердие, обращает преимущественное внимание на внутренний мир человека, а не на внешние блага, показывает ценность частной жизни, значимость каждого маленького человека, который оказывается зачастую более богатой и интересной личностью, чем какой-нибудь чванливый вельможа или разбогатевший выскочка. Эти нравственные ценности, выраженные к тому же в высокохудожественной, часто афористической форме, предопределили значимость поэзии Горация не только для его времени, но и для последующих столетий.

Сам Гораций осознавал пророческий характер своего поэтического дара и вообще любой глубокой, затрагивающей общечеловеческие ценности поэзии. Именно ему принадлежит своего рода поэтический манифест пророческой миссии поэта — знаменитый «Памятник»:

 

Воздвиг я памятник вечнее меди прочной

И зданий царственных превыше пирамид:

286

290

жит самый древний в мировой литературе трактат «Германия». В нем подробно, точно и занимательно описан образ жизни, обычаи, социальные отношения древнейших германских племен. Трактат стал особо популярен в научной литературе.

Таким образом, в многообразной, богатой литературе I—II вв. отразилась сложная и противоречивая жизнь римского средиземноморского общества, его материальное благополучие и падение нравов, общечеловеческие ценности и примитивный сословный эгоизм.

5. Римское классическое право (I— II вв.).

Первые века Империи были временем переустройства жизни всего Средиземноморья по римским законам. Происходило изменение правового положения многих слоев населения, постепенное распространение прав римского гражданства среди провинциального населения через его раздачу общинам и городам, а также путем предоставления персонального латинского и римского гражданства.

Правотворчество развивалось по двум направлениям: путем активной деятельности преторов и провинциальных наместников и в виде правотворчества принцепсов. Сложную задачу соотнесения архаических норм гражданского права и Ius Gentium выполняют выдающиеся юристы, деятельность которых приобретает профессиональный характер. Юристы этого периода, обобщая богатый материал Ius Civile и Ius Gentium, стали позднее называться «классическими юристами».

Уже при Августе крупные юристы получили право составления ответов на спорные юридические вопросы. Эти ответы стали еще одним источником римского классического права. В переходный период от Республики к Империи приобрели известность Атей Капитон, активно поддерживающий Августа, и Антистий Лабеон — противник режима Августа. Они со своими последователями заложили основание двух школ в юриспруденции. Сабин, ученик Капитана, вслед за учителем придерживался традиции, и школа стала называться по его имени сабинианской. Из ее представителей наиболее известен был Г. Кассий Лонгин, а во II в. к ней принадлежал Сальвий Юлиан, знаменитый редактор edictum perpetuum. Ученик Лабеона Прокул выступал против формализма, по его имени другая

школа стала называться прокулианской. Среди ее представителей наиболее известен был Публий Ювенал Цельс. Юристы обеих школ стремились издавать сборники отдельных решений — Дигесты, а также комментарии к законам.

На ружебеже II—III вв. юристы уже не стремились подчеркивать свою принадлежность к той или иной школе, и их вес в обществе определялся значимостью написанных ими произведений и степенью участия в общественной жизни. Секст Помпоний написал краткую историю римского законодательства. Со II в. становятся популярными учебники по праву. Один из крупнейших юристов — Гай, составил Institutiones, где изложил право как Ius Civile и Ius Honorarium с историческими экскурсами. Гай выделил в римском праве его составляющие части: учение о лицах, учение о вещах, процесс. В III в. при династии Северов юристы активно участвуют в политической жизни общества. Эмилий Папиниан был префектом претория при Септимии Севере. При Александре Севере префектами претория были Домиций Ульпиан и Юлий Павел. Кроме участия в политической жизни они выпускали как свои ученые труды, так и комментарии к трудам предшествующих юристов.

Практика общественной жизни с ее новыми формами требовала пересмотра остатков устаревших норм Ius Civile. На смену формам непонятного ритуала классические юристы стараются ввести принцип справедливости и добросовестности. На основе исторических знаний классические юристы приступили к классификации отдельных правовых положений и созданию системы права. Их труды написаны с учетом Ius Gentium и Ius Naturale, они показали, что индивидуализм в гражданском обороте разрушает публично-правовой характер отношений римского общества.

В правоотношениях этой эпохи большую роль начинают играть обычаи и нормы местного права народов Средиземноморья, на них строят свои решения магистраты провинциального управления. По-прежнему важнейшим источником остается Lex, регулировавший правовой режим крупных регионов (Италии и провинции) или меняющий само судопроизводство (Закон Юлия об отмене легисакционного процесса). Приобретает важность как источник права

291

292

щищает должника в обеспечение любых обязательств путем простого соглашения.

В обязательственном праве идет преобразование целого ряда недоговорных отношений в договорные. «Право народов» сделало возможным перевод прав и долгов по заместительству. В гражданском праве наиболее удобной формой, отвечающей этим изменениям, была стипуляция, поскольку еще в предшествующий период через нее открывалась возможность составления простых договоров с Перегринами. Равное партнерство в сделках создавало основу для развития двусторонних контрактов.

Внедряя в сознание принцип справедливости, римское классическое право установило порядок наследования: в первую группу вошли цивильные наследники (сыновья и эманципированные дети, вернувшие свое имущество в семью); вторую группу составили все законные наследники; третью — когнаты (кровные родственники); четвертую — супруг, переживший другого. Порядок наследования предполагал, что при отказе или отсутствии первой группы наследников наследство открывалось для следующей. Эта система наследования создавала не квиритских, а преторских наследников, преимущество которых состояло в быстром получении имущества.

Специальными Сенатусконсультами была уточнена юридическая связь детей и родителей. Мать, имеющая трех или четырех детей, могла наследовать их имущество; дети также получали право на материнское наследство. Эти акты отразили правовое сближение агнатического и когнатического родства.

Особенно ярко индивидуализм проявился в развитии дарений — легатов. Владельцы легатов получили обязательственные права против наследника по завещанию, обязанного выдать их часть. Но получивший наследство по завещанию, обремененному большим количеством легатов, также имел гарантию в том, что ему достанется не менее одной четвертой из наследственной доли. Неформальные требования о выдаче из наследства (фидеикомиссы) также гарантируются. Законные наследники получают такую же гарантию, определяющую обязательственную наследственную долю, как и те, кто получил по завещанию (четвертую часть). В классиче-

ский период через наследование и дарение защищались в первую очередь кровные родственники.

Уже в период поздней Республики семья строилась не на архаическом браке, основанном на полновластии мужа, а на более свободном виде брака, когда женщина остается юридически в своей семье с правом наследования имущества. Муж не имеет права на другое имущество жены, кроме приданого. После смерти мужа или развода приданое возвращалось жене. Разрушение жестких отношений архаики и неоформленность новых внутрисемейных отношений способствовали расшатыванию устоев в семье. Уже Август, обеспокоенный падением роли семьи в обществе, стремился поставить преграду развивающейся свободе разводов. Поддерживая семью, Август покровительствовал рождаемости и ущемлял бездетных (например, в завещании).

После ослабления власти домовладыки в семейное право внедрялась новая идея — укрепление связей родителей и детей с взаимными обязательствами друг перед другом.

6. Градостроительство и архитектура.

В период ранней Римской империи сложились особо благоприятные условия для подъема градостроительного искусства и архитектуры, которые достигли своего высшего в рамках античности пика. Такими условиями стали обилие материальных и людских ресурсов, особенно рабской рабочей силы, довольно мощный интеллектуальный ' потенциал общества, включая квалифицированных ремесленников рабского статуса, наконец, общий расцвет античного урбанизма, без которого жители Римской средиземноморской империи не представляли себе нормального образа жизни.

Совершенствование градостроительного искусства привело к разработке и воплощению в жизнь той модели города, который был большим шагом вперед по сравнению с древневосточным, классическим и эллинистическим городом. Новые римские города росли стремительно, особенно в западных провинциях Римской империи. Они строились по тщательно разработанному плану застройки с учетом наличия питьевой воды в окрестностях, климатических условий, близости путей сообщения (море, река, сухопутные дороги).

293

Римский театр I—II вв. Реконструкция

В генеральном плане застройки предусматривалось выделение основных элементов города: жилые кварталы, производственные зоны (обычно ближе к окраинам города), районы общественных площадей различного типа (торговые, прогулочные, праздничные и др.), здания общественного назначения — театры, цирки, амфитеатры, стадионы. Все элементы регулярного города были объединены вокруг двух пересекающихся под прямым углом широких центральных улиц-проспектов. Они делили весь город на четыре части, как правило, ориентированные по странам света и упирающиеся соответственно в северные, южные, восточные и западные ворота городской стены. Параллельно центральным проспектам через равные промежутки проводились узкие улицы, делившие город на прямоугольные кварталы. Под мостовыми создавалась довольно разветвленная сеть канализационных каналов, которые отводили дождевую воду и нечистоты далеко за город. Питьевая вода подводилась по акведукам или через подземные каналы из источников, нередко находившихся за многие километры от города. Так, например, для снабжения водой увеличившегося населения Рима при императоре Клавдии были построены два акведука — Клавдия и так называемый Новый. Длина акведуков составляла соответственно 68 и 87 км.

В полной мере принципы регулярного города, построенного по генеральному плану, были реализованы во вновь основанных городах. Но они реализовались, хотя и в более усеченном виде, также и в городах традиционной, более хаотичной застройки, в том числе в самом Риме, древних городах Южной Италии, Балканской Греции, Малой Азии, где следы римской перестройки обнаруживаются в настоя